назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [ 38 ] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48]


38

на твои взгляд, ситуациях, то учти, что он может блефовать.

Выражение лица у новичка читается на удивление

легко. Прежде чем научиться контролировать свое Если ты чувствуешь себя на высоте, убеди себя в лицо, научись контролировать эмоции. Убеди себя в том, что исход одной отдельной взятой сделки не том, что карты ничего не значат; и результат той или имеет значения. Имеет значение только процесс иной раздачи тоже ничего не значит. Значение совершения сделки в соответствии с теми имеют только правильные действия. И твое лицо преимуществами, которыми ты располагаешь, станет лицом мастера игры в покер.

Какова минимально допустимая глубина Какова минимально допустимая глубина „ „ т.

п тт размышлении на рынке г «Какой результат

размышлении в покере г «Что, по моему мнению, на г „ г „ Т(.

повлекло за собой объявление г Каких цен следует руках у противника плюс что, по его мнению, на п тг

ожидать! Какая реакция ожидается на поднятие цен

руках у меня плюс каково его мнение о моем мнении

п выше предполагаемого уровня или на падение их

о его картах.» Вот так. о

ниже предполагаемого уровня г»

Любое из этих тактических правил можно нарушить,

если это поможет достичь какой-либо конкретной Пусть твои соперники думают, что ты - вечный цели. Обычное основание для нарушения правила неудачник, но с неограниченными ресурсами. Тогда состоит в том, чтобы дезинформировать противника не будут искать скрытый смысл в твоих сделках, относительно твоих карт либо твоего стиля игры.

Расе поднимает ставки

Когда я считал, что та партия в покер с Рассом будет для нас последней, я ошибался. Вскоре после того, как я его обчистил, Расе бросил подготовку к степени доктора и занялся системным программированием в чикагском филиале «Голубого креста» и в отделе проверки кредитов «Кредит Бюро Системз» (предшественнике «Транс-Юнион»). Затем он устроился в чикагское отделение компания SEI - консалтинговой фирмы со штатом в 300 человека, капиталом в двадцать пять миллионов долларов. Кроме того, Расе разработал программы для компаний сотовой связи, ставшие индустриальным стандартом, и получил возможность консультировать клиентов из ЦРУ.

И вот, спустя лет двадцать после той злосчастной партии, Расе явился в мою контору. Он сказал мне, что пришел ко мне потому, что я так и остался единственным, кто играл в карты лучше его. И вот, из уважения к моей сообразительности и проницательности, он решив предложить мне вступить вместе с ним в одну деловую; авантюру, которая на тот момент дошла до критической стадии «быть или не быть». Если я соглашусь, он получит; возможность «раскрутить» компанию, созданную им для разработки подробнейшей компьютерной карты, где будут учтены все дороги, улицы и шоссе Америки. Данные для этой карты Расе намеревался хранить и сортировать с помощью программного кода, который он разработал еще в период учебы на доктора философии и усовершенствовал в ходе дальнейшей работы в консалтинговой фирме.

Эту технологию сортировки данных Расе с большим успехом прилагал к своей работе консультанта и в конце концов наткнулся на особенно удачное поле деятельности, способное принести пользу чуть ли не каждому потребителю в Америке. Автомобилист большую часть времени тратит на совершенно ненужные объезды и попытки найти правильную дорогу. Разве не здорово будет снабдить каждого автомобилиста компьютерной картой улиц и дорог, благодаря которой он без труда будет добираться до цели? Этой программой можно будет управлять как вручную, так и голосом; и каждый автомобиль получит возможность добираться к месту назначения кратчайшим путем с помощью спутниковой передачи картографических данных - примерно так же, как действует автопилот в самолете..

«Ну что, Вик? Вложишь миллион?»

«Что ж, Расе, я всегда считал тебя самым блестящим из моих однокашников. Поскольку многие наши однокашники уже успели заметно приблизиться к титулу миллиардера и к Нобелевской премии, я полагаю, что ты и подавно справишься с такой задачей. Я тебе позвоню».

Десять лет спустя, после того как в разработку технологии и составление программ были вложены миллионы долларов, эта система не только заработала, но и получила широкое распространение в США и Европе. Почти наверняка к 2000 году практически каждый автомобиль в Америке будет оснащен навигационной системой, перспективность которой предсказал Расе десять лет



назад. В номере «Ридерз Дайджест» за август 1996 года утверждалось, что эти компьютерные карты станут так же распространены, как радиоприемники в автомобилях.

Однако мы с Рассом до сих пор расходимся во мнениях по поводу одной детали этого проекта. Я уверен, что Расе морочил мне голову, когда обратился ко мне с этим пред- ложением и заверил меня, что максимум через год я получу обратно все свои деньги сторицей. Он врал. Но он прекрасно помнил завет старика Веллингтона: «Коготок увяз - всей птичке пропасть».

Время от времени я доставляю себе удовольствие, употребляя свои познания в азартных играх и спекуляциях для непосредственного извлечения выгоды. Друзья часто обращаются ко мне с дурацкими «деловыми» предложениями, которые при первой же встряске наверняка обернутся полным крахом. В ответ я заявляю: «Ты просто выбросишь деньги на ветер. Выбрось из головы эту чушь. Я и то не стал бы этим заниматься».

На что мой приятель бормочет что-нибудь вроде: «Боюсь, ты просто жадничаешь». От таких обвинений меня охватывает злость, и я кричу: «Да, ты обратился не по адресу! У меня все деньги в обороте. У меня обширная компьютерная поддержка, и всякий квантитативный метод, который мне кажется хорошим, я тестирую сотней способов. Если я не пользуюсь каким-то методом, то лишь потому, что я протестировал его и обнаружил, что он гроша ломаного не стоит. А если речь идет о квалитативном методе... ну, подумай сам! Как ты думаешь, если он даст великолепные результаты, то сколько времени он проработает, если все бросятся им пользоваться? Сколько времени один человек может продержаться впереди толпы?» И в завершение этой тирады я советую своему приятелю прочесть «Принцип сдвига циклов» Бэкона.

Наконец, если клиент все еще настаивает на своем, я спрашиваю, не позволит ли он мне сыграть на понижение с одной-единственной ценной бумагой того фонда, куда он намеревается вложить свои деньги. В тех редких случаях, когда я получаю согласие, такая сделка неизменно приносит мне 50% прибыли. Получив чек, я звоню клиенту и заявляю ему, что, помимо этих 50%, он должен прислать мне чек еще на сотню долларов за то, что я спас его от инвестиции в разваливающийся фонд. Обычно клиент приходит в ярость и успокаивается только тогда, когда я возвращаю ему оба чека и предлагаю предать забвению всю эту историю.

Глава девятая. Обман и графические модели

Всякий мужчина вырастает из ребенка. Если бы Арти был букмекером вроде отца Марти Райзмана, а не полицейским, то, возможно, я стал бы куда более удачливым спекулянтом. Арти советовал мне: «Всегда будь открыт и доверчив. Верь в своего партнера и будь трудолюбив». Отец Марти дал ему куда более циничный совет: «Сынок, на этот раз я не рекомендую тебе участвовать в игре. Правила слишком жесткие».

Обман вездесущ. В обмане искушены все формы жизни - от мельчайших вирусов до разумнейших homo sapiens. Игнорировать обман - верный путь к катастрофе. Стыдно признаться, но когда я начал изучать рынок, я считал чем-то вроде библейской заповеди следующий совет: «Я обнаружил, что долгосрочные графики незаменимы, когда нужно оценить вещи в перспективе. Посудите сами: ведь спекуляция - это во многом визуальный опыт... достаточно взглянуть на повторяющиеся циклы. Обратите внимание на то, когда происходили ключевые подъемы и ключевые спады, и измерьте временной интервал между подъемами и спадами». Или, например, такой совет: «На рынках бывают периоды активности и периоды бездействия, периоды тенденций и периоды их отсутствия. Возьмите линейку, проведите линию тенденции - и дело в шляпе. Рынки изменились, но технические индикаторы остаются прежними». Или такой: «Инерция, как и все цены и сдвиги цен, служит показателем тенденций. Пользуйся сочетанием разных индикаторов, чтобы определить тенденцию».

Я не сам сочинил эти многозначительные рекомендации. Это всего лишь цитаты (с парой поправок, чтобы не выдавать истинных авторов) из бестселлеров, посвященных техническому анализу рынка, которые продаются в ближайшем книжном магазине.

Тридцать пять лет назад я наивно доверял таким «рассудительным» советам и боюсь, что в наши дни на эту же приманку могут попасться и другие бедолаги, чьи отцы не были букмекерами. Когда я попытался следовать этим рекомендациям, на меня тут же со всех сторон налетели стервятники.

Но чтобы понять, что вещи не всегда таковы, какими кажутся, мне понадобилось целых пять серьезных уроков.

Урок 1. Естественный порядок

Первая моя встреча с обманом произошла, как и следовало ожидать, на Брайтон-Бич.



Цены на недвижимость в Бруклине в 1940-е годы были еще достаточно низкими, чтобы владельцы купален на Брайтон-Бич могли располагать тремя акрами мокрой земли, получившей прозвище «Пустыня». Арти часто брал меня с собой туда, когда хотел прогуляться на природе. Обычно я сопротивлялся:

«Папа, что толку бродить по этой Пустыне? Лучше давай поиграем в теннис!»

«Нет, лучше давай немного пройдемся и проветримся, а потом поплаваем. Ты поймешь, что природа не просто красива. У природы можно многому научиться».

«Что толку? Я все равно живу в городе. Мне нравятся дома и люди, а не насекомые».

«Попробуй посмотреть на это с другой точки зрения. Технику большого спорта можно и нужно усваивать благодаря природе. Скрытность, обман, отвлечение внимания, умение притвориться мертвым и всяческие «троянские кони». Это ключ к победе или выживанию в любом виде спорта».

«Что ты имеешь в виду, папа?»

«Видишь вон тот темно-зеленый листок, на который только что села бабочка? На нем есть еще кое-что, похожее на другой зеленый листок. Трудно поверить, что эта штуковина - живая. Она очень хорошо прикидывается дохлой. Но посмотри, что случится, если ты до нее дотронешься! Это - хамелеон. Если он окажется рядом с желтым листком, то тоже пожелтеет.

А теперь взгляни-ка вон на тот стебелек. Видишь, на нем сидит зеленое насекомое? Это богомол. Он похож на лист, но если одна из этих бабочек присядет на травинку с ним рядом, он схватит ее и сожрет. Правда, у богомола тоже есть враги. Смотри, что будет, если мы напугаем его!»

«Ой, гляди-ка! Он вырос в два раза и отрастил еще пару глаз!»

«Нет, это фальшивые глаза, чтобы отпугнуть тебя... и птиц, - продолжает Арти. - Ты никогда не задумывался, почему Рэд Кравич, с довольно посредственным талантом и паршивым самообладанием, все равно часто выигрывает? Он ведь просто не имеет права выигрывать!»

«Верно, папа. Даже ты смог бы побить его в одиночной игре».

«Секрет в том, что ему помогает дурной характер. Он пугает партнеров, заставляя их считать его опасным. Ты видел, на что похож жук, который переливается сотней цветов? Ты даже не различишь, где у него голова, а где - лапки! И враги тоже не различат. Это называется покровительственной окраской. Когда ты хочешь спрятаться по-настоящему, лучше вообще не иметь определенного цвета, словно те бойцы в джунглях, которых ты видел в программе новостей. Потому-то Рэд Кравич постоянно спорит, ссорится и прерывает игру. Он хочет, чтобы противнику не во что было вцепиться зубами. Точно так же и некоторые животные сливаются с окружением, изменяя окраску и форму: они становятся практически невидимыми до тех пор, пока не пошевелятся».

«Гляди-ка на того мотылька на ветке! Он выглядит точь-в-точь как прутик! Как ты думаешь, зачем он притворяется мертвым?»

«Чтобы обмануть птиц и пауков».

«Правда ведь, он похож на мертвого?»

«Правда. Обрати внимание, как Вик Гершкович прикидывается, будто он счастлив уже одним тем, что отбил свечу. Противник расслабляется, отбивает мяч, а Гершкович уже у сетки и следующим ударом выигрывает очко. Принцип тот же самый. Гершкович прикидывается задохликом, но, как только представляется удобный случай, «оживает» и наносит смертельный удар».

«Помнишь, как мы ходили смотреть на «игру титанов», и Чарли Конерли притворился, что замешкался, сначала на линии зашиты, потом - на линии полузащиты, и все защитники кинулись отбирать у него мяч?»

«Верно, а потом Конерли послал голевую передачу Джо Моррисону».

«Точно. Конерли тоже устроил камуфляж. Он прикинулся мертвым, а потом вернулся к жизни и провел гол, как только «Сент-Льюис Кардиналз» потеряли бдительность. Это называется «играть в опоссума», потому что опоссумы ведут себя точь-в-точь так же, как Конерли».

«Вот так люди и учатся у природы. Ты не станешь хорошо играть в теннис и футбол, если не научишься пользоваться такими же обманными трюками, как природа».

Для Арти было гораздо проще рассуждать об обмане, к которому прибегают низшие формы жизни и спортсмены, чем усвоить те защитные механизмы, которые большинство людей выучиваются применять просто в целях выживания.

Урок 2. Обманывают даже шахматисты

Вторая моя встреча с обманом произошла за шашечными и шахматными досками, нарисованными на каменных столиках в том же Брайтоне.

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [ 38 ] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48]