назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [ 21 ] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100]


21

ряжении для инвестиционных целей, хотя эта выгода частично компенсируется повышением цен производителей, С другой стороны, предприятия, которые могли бы выиграть от дополнительного предложения капитала, потенциально доступного без перераспределения доходов, проигрывают Первоначально - благодаря повышенному спросу - происходит чистое увеличение производства. Но из-за того, что количество доступного для инвестирования капитала сокращено, увеличение неизбежно оказьшается меньше и дороже, чем оно было бы без налога. Добавьте к этому неотъемлемо неэффективную «посредническую» долю государства, и вот оказывается потеряно еще большее количество потенциала роста. Короче говоря, всяютй раз, когда вы направляете капитальные накопления на потребительские расходы, оказывается потерян некоторый потенциал роста (и сегодня, и на будущее). И это в лучшем случае.

В более реалистичном сценарии налог не только переадресовывает капитальные накопления на потребление группами с более низкими доходами, но и снижает потребляемую долю прироста дохода среди групп с более высокими доходами. Деятельность предприятий не однородна. Некоторые предприятия предназначены для удовлетворения потребностей лиц с высоким доходом, а некоторые - для удовлетворения потребностей лиц с низким доходом. Когда ресурсы перераспределяются группам с низким доходом, страдают предприятия, обслуживающие группы с высорсим доходом. Это приводит к увольнению рабочих (часто людей с низким доходом), закрытию заводов, банкротствам, невозврату кредитов и т. д. Более того, будет потреблен существующий капитал, а также пропадет будущий капитал, выраженный в форме невозвратных ссуд. Это будет до некоторой степени компенсировано прибылью и расширением предприятий, обслуживающих группы населения с низкими доходами, но по самой природе этого процесса эти прибыли не могут равноценно компенсировать убытки.

Еще раз подчеркиваю: причиной является произвольное и внезапное разрушение отношения спроса и предложения. В закрывшихся предприятиях по производству элитной продукции инвестиции времени и капитальных ресурсов теряются до некоторой степени безвозвратно. Некоторые основные фонды по своей природе неконвертируемы. В то время как это освободившееся оборудование валяется без дела, падая в цене, спрос на



капитальное оборудование для предприятий, производящих народные товары, повысится, а цены на него увеличатся. То есть прямого перелива основных средств из отрасли в отрасль не происходит. Когда капитал потребляется или лежит без дела, ограниченное количество доступного капитала, необходимого для расширения других предприятий, растет в цене.

Чтобы удовлетворить дополнительный спрос, вызванный перераспределением богатства, предприятия, обслуживающие группы с низким доходом, должны осуществить капиталовложения, В результате удлиняется период ожидания, необходимый для удовлетворения нового повышенного спроса на недорогие потребительские товары. Цены на эти потребительские товары повышаются, как повышаются и цены на средства производства в этом секторе экономики. В результате потребляется чистый капитал, то есть происходит общее обнищание экономики и страны.

Хорошим примером налога, приведшего к чистому потреблению капитала, является 10-процентный налог на «предметы роскоши». Доводы в пользу этого налога были полностью альтруистическими. «Любой, кто может позволить себе купить самолет или яхту, может позволить себе заплатить на 10% больше», - утверждали сторонники налога, и его приняли. Угадайте, что получилось? Они были не правы. Десять процентов изменили многое. Отрасль прогулочных судов потерпела крах. То же произошло с продажами небольших самолетов. То же с продажами небольших холодильников, выпускавшихся главным образом для прогулочных судов; уволены тысячи рабочих. Производственные мощности до сих пор остаются в значительной степени незагруженными, несмотря на то, что налог отменили.

Мораль этой истории вполне очевидна: если бы рынок мог оправдать повышение цен на 10%, цены уже были бы на 10% выше. Любое повышение цен, вызываемое новыми налогами, обязательно помешает осуществлению «критических» покупок, что обязательно выдавит из бизнеса «критических» производителей. Именно это и произошло.

НАЛОГИ НА ПРИРОСТ КАПИТАЛА

По-моему, налог на прирост капитала может иметь только отрицательное экономическое воздействие. При фактической ставке



В 28% (без налогов штатов) Соединенные Штаты в настоящее время имеют один из самых высоких налогов на прирост капитала в мире. Если не учитывать тот факт, что в него не вносится поправка на инфляцию, что само по себе равносильно воровству, налог на прирост капитала и есть прямой налог на самую основу новых инвестиций: прирост - дополнительно произведенное богатство, заработанное вложением денег в деловые предприятия, или, как в моем случае (я надеюсь), деньги, переходящие из рук в руки в результате чьих-то плохих инвестиций.

Нынешний налог на прирост капитала потребляет активы Соединенных Штатов, переадресовывая 28% прироста капитала на ориентированные на потребление государственные расходы. Налоги на прирост капитала пожирают капитальные накопления, которые могли бы реинвестироваться и вызывать экономический рост. По мере того, как ставка налога на прирост капитала повышается, объемы новых инвестиций понижаются. Я могу продемонстрировать это на прямых примерах.

Когда инвесторы принимают решение, где разместить свои деньги, они должны выбирать из многих альтернатив: прямое вложение капитала в частные предприятия, акции, облигации, различные фонды, товарищества с офаниченной ответственностью и т. д. При оценке этих альтернатив они, изучая каждый вариант, рассматривают и сравнивают присущие ему потенциальное вознаграждение и риск. Затем, исходя из относительного соотношения риск/вознаграждение, выбирают то, что они воспринимают как наиболее привлекательную альтернативу. Каждый индивидуум воспринимает соотношение риск/вознаграждение по-своему, но если два или более вариантов предлагают одинаковую потенциальную прибыль, огромное большинство инвесторов поместят свои деньги в инвестицию, воспринимаемую ими как несущую в себе самый низкий риск. Как правило, чем выше риск, тем выше должна быть потенциальная прибыль, чтобы привлечь новые инвестиции.

Во многих случаях потенциальные инвестиции инвесторы относят к области неуверенности и неопределенности: это критические (marginal) инвестиции. В их число входят проектируемые или существующие предприятия, предлагающие прибыли немного выше, чем у их альтернатив с низким риском - типа освобожденных от налогов муниципальных облигаций, но не

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [ 21 ] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100]