назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [ 2 ] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30]


2

ном уровне. До этого момента мысль о том, что кто-то может угрожать Соединенным Штатам на их же собственной территории и что жертвами могут быть американские граждане, американцам даже в голову не приходила. Атака лишила людей чувства защищенности. На смену ощущению мирной, спокойной жизни пришло ощущение чрезвычайной ситуации.

Но даже если это и так, то события 11 сентября 2001 года никогда бы не изменили ход истории настолько, не реагируй президент Буш на них так, как он это сделал. Он объявил войну терроризму и под этим прикрытием протащил радикальный внешнеполитический курс, который был сформулирован еще до трагедии 11 сентября.

Основополагающие принципы этого курса выглядят так: международные отношения строятся на основе силы, а не закона; сила доминирует, а закон признает то, что доминирует. Соединенные Штаты, безусловно, доминирующая держава в мире после холодной войны, следовательно, у них есть право навязывать свои взгляды, интересы и ценности миру. Принятие американских ценностей должно пойти миру на пользу, поскольку американская модель доказала свое превосходство. В прошлом Соединенные Штаты не использовали в полной мере свою мощь. Такое положение необходимо изменить. Соединенные Штаты должны заявить о своем главенстве в мире.

Подобный взгляд на внешнюю политику является составной частью комплексной идеологии, которую обычно называют неоконсерватизмом, однако я считаю ее примитивной формой социального дарвинизма. Примитивной, потому что она игнорирует роль сотрудничества в процессе отбора наиболее приспособленных и все сводит лишь к конкуренции. В сфере экономики конкуренцию ведут фирмы, в сфере международных отношений - государства. В экономической сфере социальный дарвинизм приобретает форму рьшочного фундаментализма, в междуна-

родной - оборачивается погоней за американским превосходством.

Не все члены администрации Буша являются приверженцами этой идеологии, однако неоконсерваторы имеют очень большой вес в исполнительном крыле власти, и их влияние значительно выросло после событий 11 сентября. Их идеи были сжато изложены в 1997 году в заявлении о миссии так называемого Проекта «Новый американский век» - мозгового центра неоконсерватизма. Похожий меморандум был подготовлен Министерством обороны еще в 1992 году во время правления администрации Буша-старшего, однако он оказался настолько спорным, что от него пришлось отказаться. Заявление о миссии 1997 года и фамилии тех, кто подписал его, стоит привести полностью.*

* Project for the New American Century, Statement of Principles, June 3,1997, Project for the New American Century Web site, http: www.uewamerican-centnry.org.



о принципах

Американская политика в сфере иностранных дел и обороны потеряла стержень. Консерваторы резко критиковали непоследовательные действия администрации Клинтона. Они также противостояли проявлениям изоляционизма в собственных рядах. Однако у них не было четкого стратегического видения роли Америки в мире. Не было и основопола! ающих принципов американской внешней политики. Они позволили разногласиям по вопросам тактики помешать достижению согласия по стратегическим целям. Они не настояли на таком оборонном бюджете, который бы обеспечил безопасность Америки и позволил отстаивать ее интересы в новом столетии.

Мы намерены изменить ситуацию. Мы намерены создать прецедент и развернуть движение в поддержку глобального лидерства Америки.

К концу XX столетия Соединенные Штаты прочно заняли позицию сильнейшей державы. Перед Америкой, которая привела Запад к победе в холодной войне, открылись новые возможности и встали новые задачи. Но есть ли у нее видение перспективы, опирающееся на достижения последних десятилетий? Есть ли решимость, чтобы сделать новое столетие благоприятны.м для американских принципов и интересов?

Мы рискуем упустить возможности и оказаться неспособными решить задачи. Мы проживаем капитал (военные и внешнеполитические достижения), накопленный в прошлые времена. Повороты в международной политике и со-

эст- I

кращение оборонных расходов, недостаточная государственная мудрость и неровный стиль руководства все более осложняют поддержание американского влияния на мир. Перспективы быстрой коммерческой выгоды вот-вот возьмут верх над стратегическими соображениями. Все это подрывает способность нации отвечать на существующие уг розы и справляться с грядущими потенциально более серьезными проблемами.

Похоже, мы забыли об основных элементах, ставших залогом успеха администрации Рейгана: вооруженные силы, крепкие и готовые к решению существующих и будущих проблем; внешняя политика, прямо и решительно насаждающая американские принципы за рубежом; руководство страны, понимающее шобальную ответственность Соединенных Штатов.

Конечно, Соединенные Штаты должны проявлять осмотрительность в применении силы. Однако мы не можем уклоняться от ответственности и и.здержек, связанных с глобальным лидерством. Америка играет ключевую роль в обеспечении мира и безопасности в Европе, Азии и на Ближнем Востоке. Увиливание от этой ответственности поставит под угрозу наши фундаментальные интересы. История XX столетия ясно показывает нам, насколько важно взять ситуацию под контроль до того, как разразится кризис, и ответить на угрозу, пока она не ста.ла роковой. Она учит нас поддерживать идею американско-го лидерства. Щ

Наша цель - напомнить американцам об этих уроках и объяснить, какие выводы из них следует делать сегодня.



Вот они:

• мы должны значительно увеличить расходы на оборону, если хотим выполнить наши глобальные обязательства и модернизировать свои вооруженные силы в будущем;

• мы должны укрепить наши связи с демократическими союзниками и бросить вызов режимам, которые не принимают наших интересов и ценностей;

• мы должны поддерживать движение за политическую и экономическую свободу за рубежом;

• мы должны взять на себя ответственность за особую роль Америки в сохранении и распространении международного порядка, благоприятного для нашей безопасности, нашего процветания и наших принципов.

Подобная политика в рейгановском духе, опирающаяся на военную мощь и ясность устремлений, может быть не слишком популярной сегодня. Однако она необходима, если Соединенные Штаты намерены воспользоваться плодами успехов, достигнутых в этом столетии, и обеспечить свою безопасность и величие в следующем.

Эллиотт Абраме Гари Бауэр Уильям Дж. Беннетт Джеб Буш Дик Чейни Элиот А. Коуэн Мидж Дектер Пола Добрянски

Стив Форбз Аарон Фридберг Фрэнсис Фукуяма Фрэнк Гаффни Фред С. Икле Дональд Каган Залмай Халилзад И. Льюис Либби Норман Подгорец

Дэн Куэил Питер У. Родман Стивен П. Розен Хенри С. Роуэн Дональд Рамсфелд Вин Вебер Джордж Вайгель Пол Вулфовиц

В 1998 году многие из этих имен стояли под открытым письмом президенту Клинтону, призывавшим к вторжению в Ирак. Пятью годами позже именно они стали инициаторами вторжения: Дик Чейни - как вице-президент, Дональд Рамсфелд - как министр обороны. Пол Вулфовиц - как заместитель министра обороны, Залмай Халилзад - как представитель Пентагона, а прочие - как сторонники и идеологи внутри правительства и за его пределами.* У этих людей не было ни малейшего сомнения насчет того, куда вести страну, и когда атака террористов 11 сентября предоставила им возможность, они ухватились за нее, не особо распространяясь

* Эллиотт Абраме - директор по вопросам Ближнего Востока и Северной Африки в Совете национальной безопасности; Гари Бауэр - кандидат в президенты на выборах 2000 года, президент организации American Values; Уильям Дж. Беннетт - пропагандист консервативной мысли и заслуженный член фонда Heritage Foundation; Джеб Буш - губернатор Флориды; Элиот Коуэн - профессор стратегических исследований Школы современных международных исследований при Университете Джонса Хопкинса, член Совета по оборонной политике Министерства обороны; Мидж Дектер - пропагандист консервативной мысли и автор последней биографии Дональда Рамсфелда; Пола Добрянски - заместитель госсекретаря по глобальным вопросам; Стив Форбз - кандидат в президенты на выборах 2000 года, президент и генеральный директор издательства Forbes; Аарон Фридберг - профессор политики и международных дел в Принстонском университете; Фрэнсис Фукуяма - профессор международной политэкономии Школы современных международных исследований при Университете Джонса Хопкинса, член президентского Совета по биоэтике; Фрэнк Гаффни - президент Центра политики безопасности; Фред Икле - заслуженный ученый Центра стратегических и международных исследований, член Совета по оборонной политике Министерства обороны; Дональд Каган - профессор истории и классики Йельского университета; Льюис Либби - глава аппарата Дика Чейни; Норман Подгорец - старший сотрудник Гудзоновского института, независимый редактор журнала Commentary; Дэн Куэйл - бывший вице-президент и член Совета по оборонной политике Министерства обороны; Нитер Родман - -помощник министра обороны по вопросам международной безопасности; Стивен Розен - профессор по вопросам национальной безопасности и вооруженных сил в Гарвардском университете; Хенри Роуэн - старший сотрудник Гуверовского института, член Совета по оборонной политике Министерства обороны; Вин Вебер - партнер консалтинговой фирмы Clark and Weinstock; Джордж Вайгель - старший сотрудник Центра этики и общественной политики.

[Старт] [1] [ 2 ] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30]