назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [ 59 ] [60] [61] [62] [63] [64]


59

которые являются частью процесса, делающего нас более бедными на совокупном уровне. Таким образом, мы становимся беднее если

• увеличиваются налоги и

• увеличивается импорт, который мы должны оплатить иностранцам, поскольку эти два процесса выкачивают фонды из экономики.

Если нет роста произюдительности в долгосрочной перспективе, то рост экономики измфяется, напримф, ВНП, который должен, таким образом, следовать один-вч)дин за ростом разности между количеством входяпщх (расходы фавительства и экспорт) и исходяпщх (налоги и импорт) потоков. Годли показьшает, что между 1961 и 1992 ВНП Соединенных Штатов действительно отслеживал этот чистый баланс фитока фондов и их отюка с незначительными колебаниями. Но с начала 1992 до 1999, ВНП рос с темпом 3,3% в год в то время как чистый баланс фондов повьппался со скоростью только 0,6% в год. Чистые фавительственные расходы и чистый экспорт с 1992, которые были намного более слабыми, чем в любой фугой пфиод с 1960, не могут бьтть фичиной большого роста ВНП.

Годли [162] предположил, что рост ВНП подпитывался увеличивающимся частным финансовым дефицитом, то есть избьттком личного потребления и жилищными инвестициями из персонального, достушюго для потребления, дохода, ко1Х)рый был намного большим, чем когда-либо прежде. Это увеличетше частного дефицита может иметь две фичины. Во-пфвьгх, дефицит частных домашних хозяйств может происходить из того факта, что он должен быть механически равен фавительственному префициту (активному сальдо) плюс дефицит платежного &ланса. И наоборот, положительный частный баланс равен фавительственному дефитщту плюс положительный баланс экспорт-минус-импорт. Интуитивно ясно, что эти общественный дефицит и профицит платежного баланса создают доход и финансовые активы для частного сектора, финимая ю внимание, что префицит бюджета и дефицит платежного баланса изымают доход и уничтожают финансовые активы. Поскольку бюджетный баланс между 1992 и 1999 изменялся на самую большую величину, чем когда-либо прежде (по крайней мере, начиная с начала 1950-ых) и достиг профицита (2Д% ВНП в пфюм квартале 1999), и поскольку текушцй платежный баланс ухудшился очень быстро, то как следствие - баланс частного сектфа достиг рекордного дефицита (5Д% ВНП в пфЮм квартале 1999) [162]. Увеличение частного дефицита может быть также измерено напрямую, фавнивая частные доходы и расходы: с 1993 повьппение частных расходов увеличивалось намного быстрее, чем повьппение доходов [162]. Данные показывают, что большую часть падения частного баланса и весь частный дефицит имели место в частном секторе, а не в бизнесе, который финансирует большинство своих инвестиций из внутренних фондов.

Таким образом, частный сектор в целом стал чистым заемшщом денег (или чистым продавцом финансовых актиюв) в рекордном и растущем масштабе. Ежегодная норма чистого заимсгювания повысилась, фиблизительно, от 1% доступного дохода ($40 миллифдов) в конце 1991 до 15% (более $1филлиона) в пфвом квартале 1999-го. Частный финансовый дефитщт измеряется по степени превьпдения фитока платежей в частный сектор, являющийся результатом

произюдства и продажи товаров и услуг над частными оплатами товаров, услуг и налогов, которые должны быть сделаны деньгами.

Прирост капитала на рынках акций, вероятно, был подпитан увеличением инвеспщий на заимстюватшые средства и, возможно, также подпитывался увеличивающимся потреблением. Чтобы оказывать постоянное влияние, рьшок акций должен продолжить повьппаться в ускоряющемся темпе и быстрее, чем экспоненциальная фивая. Только более бысфый, чем экспоненциальный рост рьшка акций создает у частных инвесторов чувстю, что они становятся более богатыми. Они мотут продать часть сюих акций, не ощущая себя обедневшими, так как ускфяющийся рьшок акций компенсфует эту продажу, все еще обеспечивая фиток капитала Нафимф, если инвестфы фивыкли к росту рьшка акций на 10% в год они ожидают, что их капитал учтет этот рост от 100$ до 110$ черев год. Если в течение следующего года, темп роста повьппается до 20%, их фирост капитала будет 120$, вместо ожидаемых 110$. Они могут, таким образом, пофатить 10$ и у них не останется впечатления, что они проедают сюй капитал. Это психологический процесс, связанный с учетом доходов и расходов на подсознательном уровне [423, 373] (см. секцию "Поведенческая экономика" в главе 4). С фугой стороны, если нет ускорения цен рьшка акций, фирост капитала создает лишь разовое дополнение к богатству, не изменяя будущий поток доходов. Если рьшок не ускоряется, фирост капитала имеет лишь преходящий эффект на потребительские расходы. Но даже более быстро, чем экспоненциально ускфяющийся рьшок неустойчив, как мы видели в предшествующих главах. Могут потрваться годы для создания такого эффекта, когда большое повьппение на рынке акций подожжет само себя, но в сфатегическом пфиоде времени, скажем, от 5 до 10 лет, это обязательно произойдет [162].

Итак, рост ВНП и связанного с ним пузьфя рьшка акций может быть ассощшрован с несколькими неустойчивыми процессами в Соединенных Штатах [162]: (1) падение частных сбережений в более глубокую, чем когда-либо, офицательную область, (2) повьппение потока чистых заимсгюватшй частному сектору, (3) повьппение темпов роста запасов реальных денег, (4) повьппение стоимости активов со скоростью, которая далеко превьппает рост фибыли (или ВНП), (5) увеличение бюджетного префицита, (6) повьппение дефицита текущих счетов, (7) увеличение чнсюн иностратшой задолженности Соединенных Штатов относительно ВНП.

Годшт заключил [162], что если расходы прсфатили бы подниматься относительно доходов и фичтшой этого были бы не налоговое послабление или резкое восстановление чистого экспорта, то стимул для дальнейшего расширения испфился и произюдство не росло бы достаточно быстро, чтобы предотвратить рост бефаботицы. Если, что кажется вероятным, частные расходы на некоторой стадтш возвратились бы к нормальному соотношеншо с доходами, то, учитывая существующие фискальные планы, произошел бы сфьезный и необычно длительный спад с большим ростом безработицьт Поскольку движутций момент экономики стал так зависеть от увеличения частных заимстюваний и фироста капитала, реальная экономика Соединенных Штатов обязана сюим необычным расширением рьшку акций. Крах в настоящее время, вероятно, имел бы намного больший эффект на произюдстю и занятость, чем в прошлом [162].



Однако, есть один ключевой компонент, который не учитывался в этом анализе: прирост производительности. Вспомним, что производительность труда определяется, как реальная продукция, произведенная за час работы. Точно так же полный фактор производительности определяется как реальная продукция в единицу союкуппости всех входных пфаметров. Полный фактор производительности отражает, частично, общую эффективность, с которой входные парамефы преобразуются в продукцию. Это часто связывается с технологией, но также офажает и воздействие множества других факторов, подобных экономии на маспггабе, любых неучтенных входных пфаметров, перфаспределений ресурсов и так далее. Когда произюдительность растет, рост экономики (ВНП) может бьтть больше, чем рост разницы между количествами притекающими (расходы правительства и экспорт) и вытекающими (налоги и импорт), потому что большее количестю продукции на единицу входного потока создает новое богатство на агрегироватшом уровне. Как следствие, представляется, что фгументы Годли нельзя применять напрямую.

Согласно официальной амфиканской статистике произюдительности, подготовленной амфиканским Бюро Трудоюй Статистики (U.S. Bureau of Labor Statistics), среднее значение ежегодного прироста полного фактора произюдительности составило 2,7% межцу 1995 и 1999 (такая большая скорость роста подразумевает, что производительность увеличилась бы на 70% за 20 лет). Ясно, что скорость роста производительности может иметь огромный эффект на реальную продукцию и жизненный уровень. Рост произюдительности - это фундаментальная мера экономического здоровья и все главные измфители союкупной фудоюй и полной производительности недавно показали улучшение после долгого пфиода вялости. Если это улучшение продолжится, сильный общий реальный рост и низкая инфляция могут продлиться, хотя фаткосрочная привязка производительности к реальному доходу (и к вьшущенной продукции, после очень короткого пфиода) - не столь сильна, так некоторые могли бы ожидать [415]. Исследование источников роста производительности предполагает, что главным источником лучшего союкупного поведения был замечательный рост секгфа высоких технологий (фгумент Новой Экономики!). Недавнее изучение связи между информационной технологией и возрождением амфиканской произюдительности в конце 1990-ых действительно показьгоает, что фактически все совокупное ускорение произюдительности может бьпъ отнесено к офаслям промьшшенности, либо производящим информационные технологии, либо использующих их наиболее интенсивно, и, по существу, незначительным вкладом остальных офаслей промьппленности, которые были мало вовлечены в революцию информационных технологий [416]. Более бысфЫЙ рост производительности в этом мощно растущем секторе напрямую добавлялся к совокупному росту, да и массивная юлна инвестиций в капитал высоких технологий другими секторами бьша не менее важной.

Это оптимистичное представление, однако, должно бьтть умерено тем фактом, rгo рост американской произюдительности имеет сильную циклическую компоненту. И юзвращаясь к фтументам Годли [162], недавно было показано, что многое во взлете роста произюдительности в конце 1990-ых - это скорее офажение Уфепления совокупного спроса, а не фундаментальное улучшение в среднем или длинном пфиоде тренда произюдительности [165, 166]. Крушение Nasdaq в апреле

2000, котфый Офажает коллапс пузьфя Ноюй Экономики, конкретизирует факт, что много Офаслей Ноюй Экономики были далеки от производства огромных будущих доходов, которые ожидались от них.

Стареющие "бебибумеры"

Суммирование мировой демофафической сфуктуры и ее финансовых активов одной отдельной статистикой, как мы делали до сих пор, Офаничивает поле зрения и может пропустить важные аспекты проблемьт В частности, понимание экономических последствий демофафического развития во всем мире в будущих десятилетиях, вероятно, требует, чтобы мы делали различие между разными сегментами популяции. Обычно это молодой сегмент, часть, "накашшвающая активы" (типично, в диапазоне 40-65), и сегмент популяции возраста стфше 65+. Эти части- популяции оказьгоают различные воздействия при создании богатства, имеют разлттчные уровни пофебления, различный вес в обществе и у них очень разные инвеспщиопное поведение и потребности.

В частности, существует беспокойство, что етарение "бебибумфов", поколения, рожденного в два десятилетия после конца Второй Мировой Войны, не только ляжет Офомным бременем на общество из-за пенсионных вьптлат, но и вызовет относительную пфеплавку рьппса, поскольку они начнут в 2010-м десятилетии, продавать активы для финансирования своей пенсии. Чтобы оценить, какое это может иметь значение, давайте вспомним, что общественные и частные пенсионные фонды контролируют почти четверть матфиального богатства Соединенных Штатов, что является фубо эквивалентным жилому недвижимому имуществу всей сфаньт Они составляют большую часть текутцих сбфежений в Сфане, являются фитическим компонентом пенсионных ресурсов домашних хозяйств и оказьгоают существенный эффект на подвижность и эффективность рынка фуда. Все вместе они дфжат Офомную долю всех обьжновенных акций. Схожие цифры можно наблюдать для наиболее развитых индусфиальпых сфан Европы и Японии.

Уже ясно, что когда бебибумфы уйдут на пенсию, система Социального обеспечения пофебует решительных изменений, чтобы остаться платежеспособной. Испытает ли рьшок акций подобную переплавку, когда бебибумфы заберут свои активы из пенсионных фондов и планов [365]? Беспокойство состоит в том, что когда пенсионная система станст чистым продавцом активов, примфно, в фетьем десятилетии столетия, это можст вызвать снижение цен на акции.

Дж. Потерба (J. Poterba) [336] из Массачусетского технологического института приводит доводы, что такая простая логика невфна, потому что пренефегаст несколькими важными ракурсами проблемьт Во-пфвых, меньший спрос на финансовые активы можст понизить цену, только если предложение остается относительно незадетым. Нфеалистично предполагать, что предложение аищй и облигаций останется фиксированным. Напримф, более сбалансированный бюджет позволит правительству вьшускать меньшее количество облигаций. Во-вторых, и что более важно, больтиие демофафические изменения мотут иметь существештый эффект на экономические результаты и рост производительности, которые, в свою очфедь, будут воздействовать на доходность активов. Как мы



указывали ранее в этой главе, величина таких косвенных эффектов может бьггь очень существенна и фактически вести к ускоренному росту экономики. Что может, таким образом, сокрушить любой прямой эффект, который структура населения может оказывать на доходность активов. В-третьих, возможная зависимость межцу доходностью активов и демофафической сфуктурой может бьггь ослаблена благодфя увеличивающейся интефащщ мировых рьшков капитала. Для открытых экономик, с существенными иносфанными инвестициями, глобальная демофафическая сфуктура должна иметь значение. Наконец, эмгшрические данные говорят, что активы фодаются гораздо медленнее в течение пенсионных лет, чем они накапливаются в течение лет активной работы.

Если пенсия бебибумеров и не фиведет к систематической пфеплавке, то стабильность рьшков и их восфиимчивость к внешним удфам может быть значительно задета. Воздействие бебибумеров может также бьтть одним из компонентов в переходе в сфедине двадцать первого столетия, к другому режиму, который мы обсудим ниже.

Связанные раЕоты и свидетельства

Другие авторы также указьгоали на суперэкспоненциальное ускорение человеческой деятельности. СКапица [231] недавно фоанализировал динамтгческую эюлюцию человеческой популяции и совокупную, и региональную, и также зарегисфировал общее ускорение, длящееся до последнего времени, совместимое с сингулфностью степенного закона. Он ввел условный эффект насьштения, чтобы Офаничить раздувание на том основании, что бесконечность невозможна. Обратите вниматше, что мы, напротив, предпочитаем не добавлять каких-либо параметров, и интфпретфуем фиближаюшуюся сингулфность как свойстю перехода Используя данные Энциклопедии Кемфиджа, Капица также доказал, что эпохи хфактфисгических эволюции или изменений сжимаются как геомефический ряд. Другими словами, размфы эпохи приблизительно равноудалены в логарифме времени до настоящего, что согласуется с нашими собственными результатами [219].

При изучении важной стороны человеческой активности, связанной с научными исследованиями и рафаботками, А. ван Раан (А. van Raan) [436] нашел, что научное производство начиная с шестнадцатого века в Европе, ускорилось намного быстрее чем по экспоненте [436]. Более бысфый, чем экспоненциальный рост также фоисходит в вычислительной мощности, что измфяется развитием числа mips на 1000$ стоимости компьютфа с 1900 до 1997 (см. Рис. 164). Таким образом, так называемый, закон Мура неверен, так как он подразумевает лишь экспоненциальный рост. Это более быстрое, чем экспоненциальное ускорение является аргументом в пользу перехода к новой эре около 2030 года, соответствуя эпохе, когда мы будем иметь технологические средства для создания свфхчеловеческого интеллект [438].

С более стандартной точки зрения макроэкономические модели также

Million Instructions Per Second - миллион команд в секунду

предсказывают возможность ускоренного роста [352]. Возможно самая простая модель - эго модель М.Кремфа (М.Кгешег) [243], который отметил, что почти всю человеческую историю технологический професс вел, главным офаюм, к увеличению населения скорее, чем к увеличеншо продукции, фиходящейся на одного человека. Кремф развил простую модель, в которой экономическая фодукция, фиходящаяся на одного на человека, является равной постоянному фактору, умноженному на прожиточный минимум и, таким образом, финимается фиксированной. Совокупная продукция, как федполагается, увеличивается с технологией, знанием и рабочей силой (пропфциональной населению), напримф, пропорционально квадратному корню, таким офазом, что умножение знания или рабочей силы на 4 ведет к умножению продукции лишь на 2. Темпы роста знания и технологии фтшяты пропорциональными населению. Относительно знания пофазумевается, что большее население федлагает большее количество возможностей для обнаружения исключительно талантливых людей, которые будут делать важные инновации, и что новое знатше ползено благодфя использованию существующего знания. Результирующее уравнение для общего населения показьшает темп роста, который пропорционален населению. Поскольку темп фироста населения растет как положительная степень населения, это дает сингулфность конечного времени из-за эффектов положительной обратной связи между населением/рабочей силой, технологией/знатшем и продукцией. Кремф тестировал это федсказание, используя оценки населения, продленные назад на 1 миллион лет до н.э. фхеологами и антропологами: он показал, что темп фироста населения фиблизительно лтшейно увеличивается с населением [243], в согласии с его федсказанием. Эта тефия также предсказьшает, в согласии с историческими фактами, что в исторические времена, когда регионы были разделены, технологический професс быстрее шел в областях с большими популяциями, что, таким офазом, объясняет различия между Евразией/Африкой, Амфиками, Авсфалией и Тасматшей. Наши результаты расширяют и улучшают его исследования, показьшая логическую последовательность офеделения фитического времени, не только для населения, но также и для мироюго ВНП, и для главных финансовых индексов.

Мы также обобщили экономическую модель Кремфа, комбинируя рабочую силу, капитал, технологии/инновации и продукцию/фоизводство, чтобы показать, что сингулфности на конце временного интфвала могут создаваться взаимодействием этих одновременно растущих пфеменных, даже если индивидуальные пфамефы не несут таких сингулфностей [219]. Это взаимодействие также объясняет наблюдение, что население и финансовые индексы имеют одно и то же приблизительное фитическое время около 2050 года Ключевой пункт этих моделей в том, что долгофочный рост создается скорее эндогенно, чем слзайным экзогенным техническим профессом. Таким обраюм, скорее, чем пфеживания от уменьшения доходов и зависимость от экзогенных инноваций, такой взгляд обеспечтгеает эндогенный механизм для долгосрочного роста, избегая как опасения уменьшения дохода на капитал, так и внутренне объясняя технологический прогресс.

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [ 59 ] [60] [61] [62] [63] [64]