назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [ 3 ] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64]


3

предложение принять на себя весь публичный долг фиганского прав1ггельства В апреле 1720-го это предлояетше было принято. Компания сразу же начала искусственным образом завьшгагь цены на свои акции. Это приняло форму, в основном, новых эмиссий вместе с распусканием слухов о торговле с Испанией, направленных на создание впечатления о том, что акции могут только расти. Акции покупал не только английский капитал, но также и много голландских инвесторов вложили свои деньги в Компанию, увеличив тем самым и без того раздутый "пузьфь".

Акции Южных морей устойчию росли с января всю весну. Так как каждый успех быстро привлекает множество желающих его повторить, то стало появляться множество различных акционерных компаний, надеющихся урвать свой кусок от спекулятивной лихорадки. Некоторые из этих компаний были законными, но большинство было основано на поддельных схемах, использующих доверчивость публики. Несколько "пузьфей", основанных на таких компаниях, и больших и маленьких, даже вели некоторую заморскую торговлю или упоминали о "Ноюм мире". Вдобавок к компаниям Южных морей и Миссисипи, существовал и проект улучшения рыбной ловли в Гренландии, и проект импорта грецких оресов из Виржинии. Получение капитала путем продажи акций этих предприятий, было довольно простой работой. Все упомянутые проекты имели материальные активы, по крайней мере, на бумаге, если не на деле. Некоторые были скупы на детали, но щедры на обещания. Наиболее примечательным у таких компаний бьшо одно общее для всех них сюйство: каждая из компаний характеризовалась как "компания по участию в получении больших преимуществ, но никто не знает каких". Проспект эмиссии гласил, что "требуемый кахштал равен пол миллиона, в пята тысячах акций по 100 фунтов каждая, с депозитом в 2 фунта за акцию. Каждый подписчик, уплативший депозит будет иметь право на 100 фунтов в год на акцию. Правда никто не объяснял, как эта захватывающая прибьшь будет получена [60]. Как писал Т. Дж. Даннинг [114]:

"Капитал избегает отсугшия прибылей или очень маленьких прибылей... С адекватной прибылью, капитал очень самоуверен. При верном 1% прибыли инвесторов необходимо будет уговаривать; 20% прибыли наверняка вызовут рвение у кивесторое; 50% - позитивную смелость; 100% заставят растоптать все чеповечеа<ие законы; 300% - и не существует преступления, которого стесняются или риска, которого избегают, даже если есть шансы, что хозяина капитала noeecRf.

Следующим утром в 9 часов, большой человек открывает офис в Корнвилле. Толпы людей теснятся в его дверях, и когда он закрывается в 3 часа, не менее тысячи акций продано, и депозиты внесены. Таким образом, за пять часов он выифал 2000 фунтов. Он бьш достаточно раен, чтобы удовлетвориться своим предприятием и в тот же вечф отгшъггь на Континент. Больше о нем не сльппали.

Подобные махинации неблагоприятно сказывались на спекулятивном бизнесе и поэтому, во многом благодаря давлению директоров Южных морей, 11 июня 1720 года бьш принят, так называемый, "Закон о пузьфях", требовавший, чтобы все акционерные компании имели королевскую привилегию. На некоторое время, уверенность людей получила новый импульс и народ повел себя соответственно. Цена акции Компании Южных морей бьша £175 в конце февраля, £380 - в конце марта, и около £520 - в конце мая. В конце июня она уперлась в 1000 фунтов -психологический барьер для чисел, состоящих из четырех цифр.

Доверчивость людей бьша растянута до предела и все больше слухов

ста*™"

шатитг

1ШКПК

I т кшг лт aos£ стт Bmasi втт Ofrmnc. тосештла

шток -

VJiuMnmiaaratf

1 --T

вшил

Рис. 4. Первая лолоса Нью-Йорк Тайме от 30 октября 1929 года, объясняю1цая массовое падение цен на Уолл-Стрит. Газета активно льпалась сгладить сфахи паникующих инвеаоров, но как показала история - безуспешно.

Большая Депрессия, которая за этим последовала, лишила работы 13 миллионов амфиканцев. Две тысячи инвестиционных фирм обанкротились, а Амфиканская банковская индустрия подвфглось самым большим структурным

циркулиршало о том, что директора компании и люди стали продавать свои бумаги. Таким обртзом, пуя>фь начал свдъагься, хотя и медленно, но неуклонно (в отличие от 60% падения японското индекса Nikkd после максилма в конце дека 1989 года). В середине августа списки банкротов в "Лондон Газегт" стали самыми длинными за всю св(ио историю, показывая, что множество людей покупали акции на марже, в кредит. Тысячи судеб бьши ра>ушены, и больших, и маленьких. Директхфа попытались снова раскачать спекуляции, но безуспешно. Полный коллапс наступил в конце сопябрт, когда акция остановилась на £135. Этот iqjax оставался в сознании Западного мира в течшие всего восемнадцатого столетия, совсем как культурная память амфиканцев хранит следы Краха Уолл-Стрит 1929 года.

Фелищш токцгября 1929

Бурное время 20-ых годе», vpemi роста и продветания на Уолл-Стрит и Мэйн-Сфит закончилось Большим Ком октя 1929 (для наиболее полного и авторитетного анализа, см. [152]) (См. Рис. 4.)

J Slyje J?Je№ Щехк Simeje.



изменениям в своей истории, поскольку началась новая эра правительственного регулирования, так называемая Новая полигика сделок Рузвельта

Крах Октября 1929 - яркая иллюстрация нескольких замечательных особенностей, часто связываемых с крушениями. Во-первых, крахи финансовых рынков часто непредвиденны для большинства людей, особенно для экономистов. "Через несколько месяцев, я ожидаю, что рьшок акций будет намного вьппе, чем сегодня". Эти слова были произнесены Ирвингом Фишером, выдаюпцшся и известным экономистом Америки и профессором экономики в Университете Йеля, всего за 14 дней до того, как Уолл-Стрит потерпела крах в Чфный вторник, 29 октября 1929.

"Серьезная депрессия по типу 1920-21 годов - маловероятна. Мы не наблюдаем длительную ликвидацию". Это был анализ, предложенный сюим подписчикам через день после крушения Гарвардским Экономическим Общестюм. После непрерьшных и ошибочных оптимистических прогнозов, общестю закрьшось в 1932. Таким образом, два наиболее известных экономических института прогнозов в Амфике не сумели предсказать ювремя приближающийся фах и депрессию и продолжали излагать оптимистические прогнозы будущего даже тогда, когда Великая Депрессия охватила Амфику. Причина проста: предсказание разюротов тренда представляет намного более фудную задачу для предсказателей и такие предсказания очень ненадежны, особенно в рамках линейной сфуклуры стандартных (авторегрессионых) экономических моделей.

30 -

г = 0.58

1910

1915

1920

1925

1930

1935

1940

Рис. 5. Сравнение между числом ежегодно изданных книг о спекуляции на рынке акций и уровне цен на акции (1911-1940). Сплошная линия: Книги в библиотеке Гарварда, чьи названия содержат одно из слов: "акции", "рынок акций" или "спекуляция". Прерывистая линия: индекс Standard and Poors для обыкновенных акций. Кривая изданных книг отстает от ценовой фивой с задержкой по времени приблизительно в 1.5 года, которую можно объяснить временем, необходимым для издания книги. Источник: индекс цен на акции взят из Исторического обзора Соединенных Штатов. Источник [349].

Вторая общая особенность, иллюсфируемая случаем Октября 1929 -заключается в том, что финансовый коллапс никогда не случался, когда всё выглядит

„ 1000

1895 1900 1905 1910 1915 1920 1925 1930 1935 1940

Рис. 6. Сравнение между числом акций торговавшихся на NYSE и уровнем цен на акции (1897-1940). Сплошная линия: число торговавшихся акций. Прерывистая линия: Скорректированный индекс Standard and Poors для обычных акций. Источник: Историческая статистика Соединенных Штатов. Воспроизведено из [349].

В течение стадии надувания пузьфя типа той, что предшествовала фаху Октября 1929, существует растущий интерес у публики к рассмафиваемому товфу, будь то акции, алмазы или монеты. Этот интерес можно оценить с помощью различных индикаторов: увеличение числа книг, изданных на данную тему (см. Рис. 5) или увеличение подписки на специализированные журнальт Кроме этого, известное эмпирическое правило, согласно которому объемы продаж растут в течение бычьего рынка, как показано на Рис. 6, находит естественную интфпретацию: увеличение продаж в действительности показывает и определяет прогресс проникновения пузыря повсюду внуфи общества. Эти особенности бьши снова исследованы в недавних работах на предмет обнфужения при возникновении пузырей" "причуды" и феномена "стадного" поведения, в частности, при изучении дохода на отдельные акции [455]. Один из вьшодов, часто звучащий для обьяснения бума 1928 и 1929 гласит, что процесс юзникновения "пузьфя" обусловлен притоком на рьшок в значительной степени неинформированных инвесторов, которые искали удачу и вкладывали капитал в "любимые" акции. Результатом этого поведения является тенденция цен таких "любимых" акций двигаться вьппе, чем будет

очень плохо. Напротив, перед фахами макроэкономические потоки выглядят очень хцюшими. Перед каждым фахом, экономисты говорят, что экономика находится в лучшем изо всех возможных состояний. Все выглядит "розовым", рьшки акций повьштаются и макроэкономические потоки (продукция, занятость, и т.д.), кажется, улучшаются все больше и больше. Это обьясняет, почему фах застаёт большинстю людей, особенно экономистов, врасплох. Хорошие времена неизменно линейно экстраполируются в будущее. Не воспринимается ли большинстюм людей ю времена общей эйфории, как бессмыслица, разгоюры о фушении или депрессии?



предсказываться их фундаментальной экономической стоимостью. Это движение, дейсгеительно значрпельно увеличилось в течение бума и являло собой основную характфисгаку рынка начала 1930-ых. Таким офазом, эта результаты, действительно соответствуют представлениям о том, что психология толпы играет большую роль в росте рьшка, его 1фушении и последующей волатильносги [455].

Политическое настроение перед крахом Октября 1929 также было ошимистическим. В ноябре 1928, Герберт Гувер был избран президентом Соединенных Штатов и его избрание совпало с самым большим увеличением в покупке акщш. Меньше чем через год после выборов, Уолл-Стрит потерпела крах.

Критические события в сложных системах

Финансовые рьшки - не единственные системы с экстремальными событиями. Они представляют лишь один из возможных примеров среди множества других систем, показывающих сложную организащпо и динамику с подобным поведением. Системы с большим количеством взаимодействующих частей, часто открыты для окружающей их среды, самоорганизовывают сюю внутреннюю структуру и сюю динамику, что сопровождается иногда удивительными макроскопическими проявлениями. Комплексный системный подход, который основан как на "наблюдении" взаимосвязей и взаимоотношений, то есть калины в целом, так и на иззчении составляющих частей, является в настоящее время самым распространенным в современном управлении техническими устройствами и в управлении бизнесом. Он также играет всё возрастающую роль в большинстве научных дисциплин, включая биологию (биологические сети, экология, эволюция, происхождение жизни, иммунология, нейробиология, молекулярная биология и тд.), геологию (тектоника плит, землетрясения и вулканы, эрозия и ландшафты, климат и погода, окружающая среда и т.п.) и экономические и социальные науки (познание, распределенное изучение, взаимодействующие агенты и т.д.). Существует растущее понимание, что прогресс в большинстве этих дисциплин, а также во многих из неотложных проблем нашего будущего благосостояния, также как и для управления нашей каждодневной жизнью, будет нуждаться в таком системном комплексном и мультидисциплинарном подходе. В настоящее время четко проявила себя тенденция замены этим подходом классического, ставшим привычным в науке, "аналитического" подхода, основанного на представлении, что разложение изучаемой системы на компоненты, изучение отдельных компонент и "синтез" на этой основе поведения системы в целом может принести понимание функционирования сложных систем.

Центральная особенность сложных систем заключается в возможности когерентного и широкомасштабного коллективного поведения с очень богатой структурой, проявляющейся в результате повторяющихся нелинейных взаимодействий составляющих её частей: получается, что целое - это нечто большее, чем просто сумма составляющих его частей (сложная система не является линейной суммой составляющих ее компонентов). Широко распространено мнение, что наиболее сложные системы не поддаются математическим аналитическим описаниям и могут исследоваться только посредством "численных экспериментов". В контексте

теории сложности алгоритмов [73], многие сложные системы считаются, в вычислительном отношении, непреодолимыми; то есть единственный способ судить об их эволюции - это фактически позволить им развиваться во времени. Соответственно, "динамическое" будущее эволюции ю времени таких сложных систем непредсказуемо. Эта непредсказуемость, однако, не препятствует применению научного метода для предсказания новых явлений, как иллюстрируется многими известными случаями (предсказание планеты Нептун астрономом Леверье при вычислениях возмущений в орбите Урана, предсказание Эйнштейном отклонения света гравитационным полем солнца, предсказание вингоюй структуры молекулы ДНК Уотсоном и Криком, на основании более ранних предсказаний Поллинга и Брэгга, и т.д.) Напротив, это относится лишь к невозможности удовлетворения жажды познания в отношении того, что произойдет завтра, часто заполняемой ведениями "пророков", которые вдохновляли или ужасали массы в течение человеческой истории.

Представление о том, что сложные системы непредсказуоиы, недавно было убедительно доказано в конкретных применениях прогностики, напримф, для проблемы предсказания землетрясений (см. вкладки в [312]). В дополнение к постоянным неудачам при построении надежной, прогнозирующей землетрясения схемы, это представление теоретически проистекает из анадогии между землетрясениями и самоорганитощимися критическими режимами [26]. В этой "фрактальной" структуре (см. главу 6), нет никакой характеристической шкалы, и распределение размфов землетрясений отражает тот факт, что большие землетрясения являются ничем иным, как малыми землетрясениями, которые развивались дальше, не останавливаясь. В силу этого, они непредсказуемы, потому что зарождение больших землетрясений не отличается от такового у множества маленьких землетрясений, которые, очевидно, не могут быть предсказанными.

Действителен ли вьшод о непредсказуемости для всех сложных систем? Возьмем нашу личную жизнь. Мы, в действительности, реально не интересуемся знанием о времени, когда мы пойдем в данный магазин или будем двигаться по шоссе. Мы гораздо больше заинтересованы в прогнозе основных бифуркаций в нашем будущем, подразумевающих несколько важных вещей, подобных здоровью, любви или работе и которые, в совокупности, означают наше счастье. Точно так же предсказание детального развития сложных систем не имеет никакой реальной стоимости, и тот факт, который мы осознали, что оно является не досягаемым с фундаментальной точки зрения, не исключает использование не менее интересной возможности предсказания фаз эволюции сложных систем, которые действительно имеют значение, являясь критическими событиями.

Получается, что наиболее сложные системы в естественных и социальных науках демонстрируют редкие и внезапные переходы, которые происходят через такие интфвалы времени, которые являются очень малыми, по фавнению с харакгфными масштабами времени их последующей эволюции. Такие чрезвычайные и редаие собьпия больше, чем что-либо другое, обеспечивают возможности для лучшего научного понимания сложных систем и скрытых механизмов, управляющих их динамикой.

Эти кризисы имеют фундаментальные социальные воздействия и вфьируют

[Старт] [1] [2] [ 3 ] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64]