назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [ 18 ] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64]


18

появились в результате десятилетий исследований.

Системы общего назначения ограничены в своем применении тех же самых методов решения проблем к любой проблеме, без того, чтобы сделать специальное предположение о возможном пути решения. Решателям специализированной проблемы не препятствуют такие ограничения. С этой точки зрения, человеческое мьпБление кажется мопщым и интеллектуальным преяоде всего, потому что оно оказьюается оснащенным большим массивом, можно назвать, "инстинктов рассуждения". Хотя об инстинктах часто думают, как о полярной противоположности рассуждения, растущие свидетельства указывают, что люди имеют множество рассуждательных, обучательных цепочек и цепочек предпочтений, которые сложно специализированы для того, чтобы решать определенные адаптивные проблемы, с которыми регулярно сталкивались наши гоминоидные предки. Эти цепочки быгш развиты без сознательных усилий и применяются без какого-либо понимания их подлежащей логики. Другими словами, эти цепочки рассуждений, обучения и преференций имеют все признаки того, о чем люди обычно думают о как об "инстинкте". Они делают некоторые виды вьшодов столь же легкими и естественными для людей, как пряжа пауком паутины или создание плотины бобром. Например, люди, кажется, не имеют доступных включенных цепочек, которые могут исполнять множество логических операций. С другой стороны, экспериментальнью свидетельства указьшают, что люди развили цепи, посвященные более специализированным задачам равной или большей сложности: обнаружение мошенников в ситуациях обмена. Одинаково важно, что люди имею специализированные цепочки для понимания угроз, также как для распознаваттия блефа и надувательства. Такие навыки обусловили появление принудительных коалиций, правительств, других социальных установок и, вероятно, рьшка акций. Большие риски неудачи, свойственные охоте и собирательству принуждали охотника-собирателя сотрудничать в маленьких племенах и делить продовольствие, чтобы сглаживать дико колеблющиеся циклы обжорства-или-голода, которые преобладали в жизни индивидуумов и семейств. В более современном контексте, в условиях стресса при достаточно больших рисках и неуверенности, люди могут включить некоторые ш этих адаптивных программ.

Эксперименты показьшают, что счастливый случай(событие) может вести к самонадеянности [100]. В экспериментах Дарке (Darke) и Фридмана (Freedman) [100], некоторые субъекты переживали счастливый случай, в отличие от других испытуемых. Затем все субъекты решали несвязанную с предьщущим задачу, оценивающую их уверенность, и делали ставки. После удачного случая, те, кто верил в удачу, (то есть, думал об удаче, как об устойчивом, личном признаке), были более уверены и делали большую ставку. Субъекты, которые не верили в удачу, (то есть, думали, что удача бьша случайна), были менее уверены и ставили меньше. Исследования также сравнивали решения, сделанные сами по себе, с решениями, сделанными после взаимодействия с другими [189]. Результаты показьшают, что хотя такие взаимодействия и не увеличивали точность решения или метазнания, субъекты часто показывали устойчивую или увеличивающуюся уверенность, когда они взаимодействовали с другими испытуемыми, даже с теми, которые не согласились с ними [189,361,382,346,347]. Возможная интерпретация этого -

взаимодействие играет роль рационализации решений субъектов скорее, чем просто собирание цепной информации. Существует также и стадный эффект. В том же духе, публикация рациональной подноготной решений кажется заметно увеличивает уверенность субъектов в том, что их выбор были соответствующим [377]. Это напоминает об известном факте, связанном с образованием, что письменное изложение увеличивает понимание. Также бьшо продемонстрировано, что обратная связь, касающаяся уместности уверенных суждений, улучшает калибровку и навыки решения [369]. Эффект значительно более силен у мужчин, по сравнению с женшинами, поскольку мужчины часто показьшают более сильную уверенность в тех ситуациях, где они не правы. [291]

Ближе к нашей теме, проводились психологические эксперименты [10], в которых испытуемым показьшали реальные прошлые цены акций и просили предсказать их последующие изменения, одновременно совершая сделки в соответствии с этими прогнозами и, таким образом, накапливая богатство. Этих испытуемых, конечно, просили торговать только на основании прошлых цен и им не сообщались внешние "фундаментальные" новости. Бьшо найдено, что субьекты отслеживают прошлое среднее значение цены, когда цена акции устойчива, и, таким образом, торгуют против ценовых колебаний, когда таковые возникают. Однако, когда цены стали показьшать последовательные тренды, испытуемые начали переключаться на тренд-следящие стратегии, покупая больше, когда цены увеличиваются и, продавая - когда цены уменьшаются. Возможно, даже более неотразимым свидетельством присутствия стратегий следования за трендом является широкая распространенность "технического анализа", который пьттается определять тренды и развороты тренда, используя технические индикаторы, связанные с пропшыми ценовыми движениями. [53]

Многие на Уолл-Стрит думают, что слухи двигают ающи (см. Рис. 43). Старое высказьшание Уолл-Стрита, "покупайте на слухах, а продавайте на новостях", живет до сих пор как можно заметить из многочисленных источников в средствах информации и Интернете. Слухи могут также существенно управлять стадньм поведением.

Наиболее легко слухи регистрируются для экстраординарных собьттий. Вот несколько замечательных примеров. Относящаяся к двухтьюячному году ошибка -один из наиболее известных слухов, с необузданной дезинформацией. Слухи, утверждения, предсказания, демагогия, взрьшы гнева, объяснения и опровфжения изобиловали настолько, что для обьшателя бьшо почти невозможно отделить факты от вымьюла. Другой примф - полностью ложный слух относительно Американской Почтовой службы, который циркулировал по интернетовской элекфонной почте. Сообщение элекфонной почты утверждало, что "Конфессмен Шнелл" представил "законопроект 602Р", позволяющий федеральному правительству налагать 5 центовый дополнительный налог на каждое сообщение элекфонной почты, доставленное по Интернету. Деньги собирались бы интернет-провайдерами и затем передавались бы Почтовому ведомству. Никакого такого законодательного предложения не существует. В действительности, никакого



"Конгрессмена Шнелла" не существует. А Почтовая служба США отвергла любую возможность дополнительного налога на сообщения электронной почты, посланные по Интернету [430].

JUST А

NORMAL DAYATTHE МАТЮНЪ MOST WPORTANTFimNCIM. INtiTirUTlON...

Рис. 43. Карикатура на воздействие слухов на поведение рынка акции, взятое с титульного листа журнала TTie Economist, 1-7 ноября 1997, комментирующего суматоху после падения DJIA на 7% 27 октября 1997.

Крупные слухи также развивались и в нащюнальном масиггабе [259]. Хидео Ибе (Hideo Ibe), предьщущий президент Научно-исследовательского института политики в отношении старения, объявил в офшдиальном сообщении для печати 14 февраля 1996: "Мое внимание обратили на то, что Дэн Сяопин сказал: "Поскольку японцы имеют недостаточно детей, мы можем послать им пятьдесят миллионов китайцев". Это утверждение кажется странным, учитьюая, что Япония имеет 340 жителей на квадратный километр, а Китай всего только 100. Кроме того, это маловероятно, ввиду строгости иммиграционной службы Японии. Говорил ли это Дэн Сяопин или такое суждение ожидалось от японского общественного мнения? Чтобы определить правду, нужно проверить источник информации, что подразумевает проверку всех китайских газет, радио и телевизионных записей в течение месяцев или, возможно, нескольких лет, предшествующих этому объявлению. Это бьшо бы трудная задача, которая могла бы потерпеть неудачу, как

произошло в случае предполагаемого обращения к "Вашингтон Пост" алжирского президента Хоуари Боумедиена: "Однажды, мтшлионы мужчин и женщин оставят южные и бедные части мира, чтобы прорваться в относительно достугшые области северного полушария ради своего выживания". Процитированное известными французскими демографами и усиленное менеджерами важных средств информации, это заявление, которое питало страх вторжения, никогда не бьшо зарегистрировано, несмотря на тщательное исследование "Вашингтон Пост" за несколько лет.

Циркуляция таких слухов призьюает изучению эпидемиологических исследований, на подобие вьшолненного Эдгаром Морином расследования слуха, распространившегося в Орлеане, Франция, о том, что молодые женщины исчезали в магазинах мод, принадлежавших евреям. Морин показал, как все социальные слои общества участвовали в распространении этого слуха. С другой стороны, в двух предьщухцих примерах, инфекция бьша поддержана, оправдана и, вероятно, даже создана элитами, либо учеными, либо людьми, отвечавпшми за средства информации. Эти слухи не циркулируют во всех направлениях, но, по существу, идут от вершины до основания общества. Довольно сложные представления, явно серьезные рекомендации, которые, кажется, оправдьгоают их происхождение и их вьщающихся сторонников, обеспечивают пищу для преувеличений, обслуживающих разнообразные интересы и психологические уклоны во всех слоях общества.

Несмотря на вероятную путаницу, которая может возникнуть в сознании читателя, видимо, имеет смысл упомянуть здесь недавнюю книгу П. Гарбера (Р М. Garber), который повторно исследовал тюльпаноманию и пузыри Южных морей и Джона Ло, описанные в главе 1, с тщательным и свежим взглядом на исторические записи. [153] Его главное заключение - легендарные элементы, ритуально призьгоаемые в качестве подлежащего основания спекулятивных пузырей, а именно, стадное и иррациональное поведение, не так уж однозначно истинны. Вместо этого, он защищает представление о том, что эти события имеют возможное объяснение в терминах фундаментальной оценки. Интересно, что Гарбер рассматривает "миф" тюльпаномании возникающим из слуха, который был профессивно усилен последовательными авторами, используюидами его для своих задач, типа поддержки моралистического выпада против "чрезмерной спекуляции" или, в современное время, взывания к правительственному регулированию: "эпизод тюльпаномании... - просто риторическое устройство, используемое для того, чтобы выдвигать аргумент, что..., существование тюльпаномании доказывает, будто рьшки являются сумасшедшими. Любопытное волнение на современном рьшке может тогда быть приписано сумасшедшему поведению, следовательно, рьшок, возможно, должен более строго регулироваться" [153, стр.11.]. В то время, как книга Гарбера бьша тепло встречена рядом авторитетных финансовых экономистов, экономист Кинддебергер (К. Р Kindleberger) указал на некоторые недостатки работы и выводов [237]: "дебаты между теми, кто верит, что рынки всегда рациональны и эффективны, опираясь на фундаментальные параметры, и историками, которые привлекают внимание к ряду финансовых кризисов, начиная, по крайней мере, с 1550 года, вероятно, будут продолжаться. Расчетливость призьгоает сделать выбор



за или против фршансовых кризисов, комплексность позволяет говорить, что рьпши, главным образом, надежны, но ршогда захватываются неблагоприятной активностью".

Фыжумнш самой подящей идеи

Усилия людей по разделению друг с другом идей и поведений можно проследить на более фундаментальном уровне, согласно теории "мимов" ("nienies"), представленной Ричардом Докинсом [102, 42]. Мим для мыпшения все равно, что ген для эволюции. Мим определяется, как любая идея, поведение или навык. Подобно гену, мим может реплицироваться имитацией, передаваясь от одного человека к другому: истории, моды, изобретения, рецепты, песни, способы распашки поля или бросков в бейсболе или ваяния скульптур. Подобно гену, мим конкурирует с другими мимами, как идеи и поведения конкурируют в культуре и между культурами. Мимы поступают в нас от всех общающихся с нами людей во время нашего роста: родителей, родных братьев, друзей, соседей, преподавателей, проповедников, боссов, коллег и всех тех, вовлечен в создание вещей, подобных учебникам, романам, книжкам комиксов, кино, телевизионным показам, газетам, журналам, интернет-сайтам и так далее. Все эти люди постоянно повторяют друг другу (и, конечно, своим детям, студентам, служапщм и т.п.) мимы, который они получили в течение своей жизни. Все эти голоса, взятые вместе, составляют голос Матери-Культуры [339]. Согласно теории мимов, "так же, как вид наших тел может быть обьяснен только в терминах естественного отбора, так и вид наших умов может быть обьяснен в терминах миметического отбора" [42]. Например, Блэкмор (Blackniore) [42] показал, что как только наши отдаленные предки приобрели критическую способность к имитации, начался второй вид естественного отбора -выживание наиболее пригодных среди конкурирующих идей и поведений. Идеи, которые доказали свою наибольшую адаптивность, например, для производства инструментов или использования в языке - выживали и процветали, копируя себя в настолько многих умах, насколько это возможно. Затем эти мимы передали себя от поколения к поколению, способствуя тому, что гены тех, кто их приобрел, также выжили и воспроизвели себя. Применение этой теории ко многим аспектам человеческой жизни предлагает новые перспективы для объяснения того, почему мы живем в городах, почему мы говорим так много, почему мы не можем прекратить думать, почему мы ведем себя альтруистично, как мы выбираем наших помощников и так далее. Согласно Блэкмору, "когда мы смотрим на религии" или другие ненаучные верования, типа астрологии,

то с точки зрения мимов, мы можем понять, почему они оказались настолько успешными. Эти релитозные мимы не были установлены с намерением преуспеть. Они были всего лишь поведением, идеями и историями, которые были скопированы от одного человека к другому в длинной истории человеческих попыток понять окружающий мир. Они были успешны, потому что так случилось, что они пришли вместе во взаимно поддерживающие сообщества единомышленников, которые вкпючали в себя все правильные уловки, чтобы благополучно сохранить их в миллионах умов, книг и даний, и повторно передавать их дальше. Они вызывали сильные эмоции и странные ощущения. Они обеспечили мифы, чтобы отвечать на

реальные вопросы и мифы были защищены непроверяемостью, угрозами и обещаниями. Они создавали и затем уменьшали страхи, чтобы создавать понимание и они использовали трюки с красотой, правдой и альтруизмом, чтобы способствовать своему распространению. [42, стр.192]

В том же духе будет соблазнительно проинтерпретировать в пределах этой же теории некоторые поведения, наблюдаемые на рьпжах акций, например, использование технического анализа, за который борется истинная "культура", даже если техтшческий анализ не бьш реально установлен с твердой научной точки зрения (см., однако, [53,36,6]).

(Dyjasapma

Инвестиции на рьпже акций - это своего рода лотерея или игра на деньги со многими инвесторами, по крайней мере, если следовать утверждению некоторой части популярной прессы, которая запустила выражение "рьшок акций - это казино". Азартный дух игры на деньги, обычно проявляемый в лотереях и в казино, стал видным настроением во многих штатах США и, может быть, важным психологическим фактором при работе на рьшке акций. Азартная игра - это больше, чем приояятие рисков. Конечно, риск присутствует в азартной игре, но игра - это нечто большее. Слово "игра на деньги" ("gambling") связано со словом "Hrpa"(game) и происходит от старого английского слова "gammon" (мистификация, притворство). Азартная игра, таким образом, связана с идеей относительно Игры. Азартная игра - это Игра. Это не игра, основанная на навьже или на причинности, это - Игра, основанная на чистом шансе.

Азартная игра - это апелляция к чистому шансу; случайная удача без навыка или личной причастности. [277] Азартная игра - это деятельность, в которой человек рискует чем-то ценным, благодаря силам случая, находящимся полностью вне его контроля или вне любого рационального ожидания, в надежде получить или вьшграть что-то большей стоимости, обычно, большее коштчество денег. Лотерея стала главной Американской фантазией. Оценки общей суммы заключаемых пари трудно получить, но, приблизительно, на $500 миллиардов заключается легальных пари каждый год в Америке, а нелегальные пари добавляют к оценке еще больше и сумма далеко переваливает за $1 триллион. Статистика показьшает, что существует, приблизительно, 10 миллионов навязчивых игроков в Соединештых Штатах. Это больше, чем ко)шчество алкоголиков. Интересно отметить, что игра на деньги также сьпрала видную роль в ранней Американской истории. В 1612 году, Британское правительство запустило лотерею, чтобы помочь новому поселению в Джеймстауне, в Виржинии. В 1776 году. Первый Континентальный Конгресс Соединеттных Штатов продавал лотерейные билеты, чтобы финансировать Американскую революцию. Сам президент Вапшнгтон купил первый билет лотереи, чтобы помочь построить новую столицу, назьшаемую Федеральным Городом, теперь известном, как Вашингтон, округ Колумбия. Соединенные Штаты были основаны на лотерее, революция финансировалась лотереей, и постройка столицы финансировалась лотереей.

С 1790 до 1860, 24 из 36 штатов спонсировали лотереи, проводимые

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [ 18 ] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64]