назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [ 3 ] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39]


3

В период первой китайской волны японское общество в общих чертах ознакомилось с китайским учением и культурой, но это восприятие было неполным и ограниченным. С 522 г. Япония ознакомилась с буддизмом, восприняла китайскую письменность. Почти одновременно с этим японское общество ознакомилось и с конфуцианской доктриной, которая, впрочем, на первых порах не стала государственной идеологией.

В это время новые знания с континента передавались по больщей части устно, а также посредством усвоения практических навыков (главным образом в области сельского хозяйства, рыболовства и архитектуры). Однако с 894 г. контакты с Китаем были прерваны вплоть до 1401 г.: японцы перестали посылать в Китай своим миссии, обмениваться официальными посланиями, запретили плавать своим судам и в другие страны. Это была «эра полуизоляции», в течение которой приоритет был отдан развитию национальной самобытности.

Формально начало второй китайской волны можно отнести к 1401 г., когда впервые за полтысячелетия начались переговоры с Китаем по поводу установления регулярных торговых отношений. На этот раз Япония воспринимала китайскую культуру более неспешно, постепенно, но и несравненно более глубоко и основательно.

Во время второй китайской волны на японское общество воздействовали и две европейские культурные волны, прерванные, впрочем, почти тотальной изоляцией с 1639 по 1720 г., что выразилось в абсолютном запрещении христианского учения, физическом уничтожении всех японцев-христиан и изгнании всех иностранцев, кроме небольшой кучки голландцев.

Во время второй китайской волны активно импортировались оружие и военные знания, опыт ведения сельского хозяйства, рыболовства, добывающей промышленности и ремесленничества,

В течение двух европейских волн Япония ознакомилась с пушками, стрелковым оружием, было положено начало современному судостроению и навигации, металлургии, книгопечатанию и производству бумаги. В отличие от Китая нововведения воспринимались быстро и легко и в относительно короткий срок привели к существенным изменениям и японском обществе. Дело в том, что японская элита в отличие от китайской никогда не считала себя «центром» мировой цивилизации (самоназвание Китая «Чжунго» - Срединная страна). Японских аристократов того времени вполне устраивал титул «восточные варвары». А раз так - учиться у других было вовсе не грешно.

До VI в. в Японии преобладали местные шаманистские верования, с VI по XV в. - импортированный главным образом через Корею буд-

дизм и, наконец, в эпоху Токугава (1603-1867 гг.) - конфуцианство. Как уже отмечалось, христианство жестоко подавлялось японскими властями и не смогло пуститькорни.

Вывод: так называемая китайско-конфуцианская цивилизация - понятие сложное, неоднородное и в значительной степени условное. Исторически конфуцианство в Китае, Корее и Японии сосуществовало с буддизмом и местными верованиями.

Механизм изменения традиционного восточного общества социальная наука начала исследовать сравнительно недавно: после окончание Второй мировой войны, когда процессы модернизации вышли за пределы Европы и Северной Америки. Рассмотрим в связи с этим небезынтересную попытку голландского ученого Э. Де Вре. В своей гипотезе исследователь использовал концепцию механического «первотолчка» и такие понятия химической науки, как «катализаторы» и «ингибиторы». Роль «первотолчка» в процессе модернизации в данной модели выполняли передовые страны Запада на традиционный Восток, Со своей стороны традиционное восточное общество обладает факторами как ускоряющи.ми это воздействие («катализаторы»), так его и замедляющими («ингибиторы»).

Структура «первотолчка» состоит из пяти взаимодействующих сил: 1) экономических, 2) технологических, 3) духовных, 4) социокультурных, 5) политических.

В свою очередь, «катализаторы» и «ингибиторы» распределяются по парам (табл. 1.3).

Перемены в обществе могут происходить постепенно (наглядный пример - современные реформы в Китае), но могут явиться следствием

Таблица 1.3

«Катализаторы» и «ингибиторы» модернизации

Катализаторы

Ингибиторы

Ожидание вознаграждения

Напряженность отношений между поколениями

Недовольство существующими порядками

Организованное массовое движение Любопытство

Отвращение к риску

Преемственность поколений

Почитание традиций

Порицание индивидуальных устремлений, противоречащих общественным

Ксенофобия

См.: De VriesE. Man in rapid social change. - L., 1961.



шока, который резко ускоряет протекание изменений, что небезопасно, так как чревато социальными катаклизмами. Пример бывшего СССР и многих стран бывшего «Восточного блока» - самое яркое тому подтверждение.

Де Вре исследует влияние «первотолчка» на самые различные аспекты общественной жизни.

Если изыскания Де Вре были посвящены исследованию влияния европейской модернизации на традиционное общество в целом, то группа американских и европейских ученых попыталась изучить схожий процесс на более конкретном примере: Китая, Японии и Индии. Авторы выделили диалектическую пару категорий: технологию и культуру, от взаимоотношения которых зависит модернизация традиционного общества.

Под технологией подразумевается современная технология, зародившаяся в средневековой Европе и распространившаяся в Новое время по всему миру. Она якобы принципиально отличается от «традиционных» технологий Востока (неудивительно, что авторы затрудняются убедительно обосновать, в чем именно).

Под культурой подразумевается совокупность мировоззрения, традиций, обычаев и норм поведения того или иного исследуемого общества. При этом в любом конкретном историческом социуме существует культурная критика вновь вводимых в общество технологий, что выражается в отношении общества к процессу модернизации. Общество может принять неоднозначную позицию: от активного восприятия и нейтрального отношения до энергичного противодействия. В последнем случае во взаимоотношении технологии и культуры возможно напряжение, угрожающее вылиться в конфликт (рис. 1.4). Мораль очевидна: игнорирование культурного фона приводит к социальным потрясениям и общественным катастрофам.

Каждое отдельно взятое восточное общество обладает разной степенью готовности к восприятию современной западной технологии. Это нашло наглядное отражение в особенностях модернизации Восточной Азии, где Китай, Япония и Корея осуществляли данный процесс по-разному, хотя почти одновременно.

В Китае уже в 1860-х гг. существовала очень немногочисленная, но довольно влиятельная группа высокообразованных чиновников, которые ясно осознавали отсталость Китая и страстно мечтали превра-

Технологический императив

Условия (вход)

Технология

Результат (выход)

Обстановка, фон (политический курс)

Культура

Критика (реакция общества)

См.: Technological development in China, India and Japan / Ed. by E. Baark and A. Jamioson. - N. Y., 1986.

Культурная критика

Рис. 1.4. Взаимоотношение между технологией и культурой в процессе модернизации традиционного восточного общества

тить страну в передовую державу. Они организовывали в Китае изучение иностранных языков; отправляли китайских студентов на учебу за границу, главным образом с США; наладили перевод иностранных книг и т. п. Конфуцианская реалистическая этика Китая в целом внутренне была подготовлена к восприятию западных идей и заимствованию передового опыта. Но все же прорыв к новым общественным отношениям произошел не здесь, а на периферии китайско-конфуцианской цивилизации - в Японии.

На первый взгляд Япония имела практически идентичную с Китаем стратегию развития «фукоку - кёхэй» («богатая страна - сильная армия»). Но прорыв произошел в конфуцианской провинции, так как только Япония обладала для этого тремя важными условиями: 1) высокой культурой труда, дисциплиной и организованностью; 2) способностью к плодотворному заимствованию чужой культуры; 3) отсутствием чересчур сильного государственного аппарата с мощным слоем



чиновников, способных стать порой непреодолимым тормозом для внедрения прогрессивных нововведений.

Китай же («Чжунго» - Срединное государство) в отличие от Японии обладал лишь первым из перечисленных качеств. Китайцы привыкли считать себя центром мировой цивилизации, а все окружающие страны - варварскими, у которых мало че,му .можно поучиться. Интересную схему в связи с этим приводит А. Девятов (рис. 1.5). Примечательно, что в отличие от европейцев «верх» китайской системы мировидения составлял не Север, а Юг, На Севере Китая традиционно обитали дикие варвары, несущие уфозу Поднебесной. Все беды - от дикого и мрачного Севера.

"ЗАМОРСКИЕ ЧЕРТИ" /

левая окраина

КОРЕЯ 1

север

Рис. 1.5. Географическая картина мира глазами китайцев

Японцы на протяжении всей своей истории постоянно что-либо заимствовали у других: сначала у Китая, затем у Кореи, наконец - у Запада. Как отмечал Дж. Б. Сансом: «При взаимоотношениях с европейцами японцы не считали себя хуже, китайцы же - лучше».

Еще несколько слов о Японии. Пернфернйность страны на конфуцианском поле позволяла японцам больше внимания уделить европейской науке еще в ХУП в. Отгородившись от всего мира, японцы изучали Запад благодаря деятельности школы Ёгаку («западная наука»). Это была крохотная кучка ученых, которые через португальский и голландский языки пытались разобраться, что происходило на Западе. Ученые школы Ёгаку подготовили японскую элиту к необходимым преобразованиям реформы Мэйдзи в 1868 г.

К тому же система японского государственного управления была более эластичной и в меньшей степени препятствовала восприятию новейших технологий и структурной перестройке.

Вместе с тем трудно согласиться с суждением японского исследователя Накамуры Хадзимэ о том, что в Восточной Азии религиозные догматы и церемониалы наиболее соответствовали экономическому развитию страны. Дело в том, что основные произведения Накамуры писались в 1950-1960 гг., когда лишь Япония на фоне прочих стран Восточной Азии демонстрировала всему миру наглядный пример динамичного экономического развития. Но сейчас ситуация изменилась коренным образом.

И наконец, о главной догме: о широко распространенном мнении, что именно конфуцианская культура содействовала успешному развитию Восточной Азии: Китаю, Японии, Южной Кореи. Эта зависимость настолько же неочевидна, как связь между экономическим ростом и протестантством. К тому же современное конфуцианство очень отличается от конфуцианства прошлых веков. В современном Китае мало кто способен (и имеет желание) читать древнюю классическую литературу. Следует отдать должное, что она печатается большими тиражами, но потом в большей части залежалый товар продается по десятикратно более низким ценам в пекинском метро и т, п. Автор этих строк очень часто это обращал себе на пользу.

Впрочем, есть подозрение, что таким десятикратньш снижением цен китайские власти стремятся приобщить нынешнее молодое поко-

Сж Девятое А., Мартиросян М. Китайский прорыв и уроки для России М., 2002. С. 43.

Sansom G. В. The Western World and Japan. - N. Y., 1974. P. 1975. Более подробно см.: Селищев A. С. Японская экспансия: люди и идеи. - Иркутск: Изд-во Иркутского университета, 1993.

[Старт] [1] [2] [ 3 ] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39]