назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [ 16 ] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39]


16

торому предусматривалось построить 120 огромных промышленных предприятий (в основном тяжелой промышленности).

Программа «четырех модернизаций» состояла их следующих этапов: к 1980 г. - создание самостоятельной промышленности и механизация «в основном» сельского хозяйства; к 1985 г. - завершение технической перестройки народного хозяйства на основе выполнения основных положений 10-летнего плана; к 2000 г. - выход в число передовых стран мира по уровню развития народного хозяйства путем осуществления модернизации сельского хозяйства, промышленности, обороны, науки и техники.

Характеризуя способность выхода КНР к 2000 г. в первые ряды стран мира по валовому национальному продукту, китайские ученые заостряли внимание на показателях национального дохода, наиболее концентрированно выражавших экономический потенциал страны. Это делалось для того, чтобы показать те возможности, которые сможет иметь страна для расширения производства и улучшения жизни народа. ВВП КНР оценивался в 1980 г. примерно в $283,3 млрд (США -2582,5, СССР - 1212, Япония - 1152,9), что соответствовало 8-му месту в мире. Рост в 4 раза этого показателя к концу века давал цифру $1140 млрд, что делало возможным перемещение Китая на 5-е место в мире.

Конечно, из-за многочисленного населения страны среднедушевой показатель ВВП КНР был крайне низким: по нему страна занимала примерно 151-е место в мире, а при выполнении намеченных планов могла передвинуться к 2000 г. на 75-е место. Забегая вперед, отметим, что к 2000 г. Китаю удалось не только выполнить, но и перевыполнить эти наметки так только ВВП вырос за 20 лет не в 4 раза, как это планировалось, а в 6,5 раза.

Китайские ученые считали, что к 2000 г. благодаря удвоению доходов населения страна достигнет «скромного достатка»: средний уровень потребления на душу населения возрастет с 227 юаней в 1980 г. до 616 юаней в 2000 г. Эти показатели были также перевыполнены. Более того, Китаю удалось в 1998 г. превзойти по уровню жизни Россию.

Уже перед осуществлением экономической реформы 1978 г. китайские ученые разрабатывали в общих чертах перспективные наброски о развитии китайской экономики на ближайшие десятилетия.

Как уже отмечалось, планировалось, что к 2000 г. Китай должен был достичь «скромного достатка,» путем удвоения доходов населения за 1980-2000 гг. О дальнейших перспективах четырех модернизаций в то время конкретно еще не говорилось. Однако неоднократно упоминалось, что «более высокая степень модернизации» должна быть достигнута к 2030-2050 гг. Под этим понималось достижение к 2000 г. «уровня скромного достатка», к 2021 г. (к столетию КПК) - уровня среднеразвитых стран; к 2049 г. (к столетию образования КНР) - превращение Китая в мощное социалистическое государство.

Как отмечает российская исследовательница Э. П. Пивоварова: «В таком определении перспективы развития страны присутствовало больше идеологии и романтики, чем экономического расчета и научного обоснования. Его мобилизующий настрой очевиден, и его можно сравнить с таким же мобилизующим настроем, который присутствует в статье Мао Цзэдуна, написанной им в 1956 г. по случаю 90-летия со дня рождения Сунь Ятсена: "Все вещи и явления находятся в постоянном развитии. Со времени революции 1911 г., то есть Синьхайской революции, прошло всего лишь 45 лет, а облик Китая совершенно из.ме-нился. Пройдет еще 45 лет, и наступит 2001 г., начнется XXI в., и тогда Китай превратится в могучую социалистическую индустриальную державу, какой он и должен стать. Обладая территорией в 9600 тыс. км и населением в 600 млн человек, Китай должен вносить сравнительно большой вклад в дело человечества"».2 Далее Э. П. Пивоварова отмечает, что такие мобилизующие ориентиры очень важны для страны, главной производительной силой которой является сегодня уже более чем миллиардное население. Выражая солидарность с последним высказыванием, позволим себе не согласиться с первым, где речь идет о романтике и экономическом расчете. Безусловно, планировать на отдаленное будущее - дело неблагодарное. Будущее само по себе непознаваемо. Уже через 10-20 лет в человеческой цивилизации могут произойти столь кардинальные скачки в развитии, предвидеть которые не способен самый смелый гений. Однако для Китая, страны еще в недавнем прошло.м очень отсталой, планирование процесса вывода ее в передовые державы является основной стратегической целью. Потеря цели, утрата перспективы ставят под вопрос все современное реформирова-

Цит. по: Пивоварова Э. П. Социализм с китайской спецификой: итоги теоретического и практического поиска. - М., 1999. С. 83.

Чжунго шэхуэйчжуи цзяньпш (Строительство социализма в Китае). - Шэньян, 1986. С. 49.

Цит. по: Пивоварова Э. П. Социализм с китайской спецификой: итоги тео-. ретического и практического поиска. - М., 1999. С. 86.



ние, ибо неясно: для чего необходимы реформы как таковые? Чего добиваются реформаторы?

Кстати, именно это эвено отсутствует, на наш взгляд, в российских экономических реформах. У российских реформаторов отсутствуют четко провозглашенные планы не только на 10 лет, но даже на 5 и 3 года вперед. По нашему мнению, это один из главных факторов удаленности интересов российского населения от проводимых реформ. Идея «построения рыночной экономики» весьма расплывчата, ибо в ней нет главного, что может заинтересовать каждого конкретного человека: нет конкретных перспектив повышения благосостояния личности. Как показывает мировой опыт, реформы только тогда оказываются успешными, когда население страны уверено, что они принесут повышение благосостояния. Так, например, было и в Японии. В конце 1950-х гг. архитектор «японского экономического чуда» Икэда Хаято объявил о «плане удвоения доходов» страны за 1960-1970 гг. Цель реформ, передвинувших за 10 лет Японию с 6-го места в мире по объему ВВП на 3-е, была заложена уже в самом их названии.

В дальнейшем мы подробно остановимся на выработке в Китае перспективных планов развития на 50 лет, а сейчас вернемся к периоду конца 1970-х гг. - периоду «западного большого скачка», во время которого уже разрабатывались стратегические направления развития Китая.

В экономике вновь обострились диспропорции между потреблением и накоплением, между сельским хозяйством, легкой и тяжелой промышленностью. Безработица в 1978 г., по официальным данным, превысила 20 млн чел. В 1978 г. объем ВВП составил 362,41 млрд юаней, или 379 юаней на человека.

С 1949 по 1978 г. китайская экономика в целом развивалась в соответствии с принципами советской экономической модели (с некоторыми модификациями в области планирования и товарно-денежных отношений).

К концу 1978 г. китайское руководство осознало неэффективность стратегии «западного большого скачка».

По определению китайских руководителей, во второй половине 1970-х гг. народное хозяйство «оказалось на грани катастрофы». Большинство предметов потребления стало дефицитным. За 20 лет (1957-1977 гг.) реальная заработная плата снизилась почти на 28%. Значительная часть населения находилась на грани голода. Карточная система

Сипь чжунго уцзи нянь. С. 3.

распространялась почти на 50 видов товаров первой необходимости. Тем самым экономическая реформа оказалась жизненно необходимой. Ниже приведены две модели китайской плановой экономики кануна экономической реформы. В дореформенной китайской экономике ведущая роль принадлежала правительству.

Правительство проводило политику экономического развития через экономическое планирование и размещение ресурсов. Для облегчения экономического развития и планирования страна была разделена на 6 регионов: Северный, Северо-Восточный, Северо-Западный, Центральный и Восточный.

В 1960-1970-е гг. этим районам было дано немного полномочий в области планирования экономики. Однако во время реформы роль региональных макроуправленческих структур возросла при сведении регулирующей роли центрального правительства к координирующим функциям (рис. 4.1).

Планы разрабатывались центральным правительством, а также на уровне 6 регионов. В центральном правительстве наиболее важную роль в экономической сфере играла Государственная экономическая комиссия. Эта комиссия координировала работу 22 министерств и осуществляла координацию эконо.мического роста ведущих отраслей. В то же время региональные правительства были ответственны за планирование менее важных сфер экономики.

На рис. 4.2 показана роль государства в экономическом развитии дореформенного Китая, как ее представляет американский исследователь Альфред Хо.

По мнению А. Хо, китайская экономическая модель работает следующим образом. В верхней части рисунка, выше горизонтальной линии, представлены четыре экзогенных фактора, которые влияют на систему, но не подвержены обратному влиянию, как это обозначено односторонними стрелками. Ниже горизонтальной линии обозначены основные эндогенные факторы, которые взаимодействуют друг с другом, как это обозначено двусторонними стрелками.

Погода (W) влияет на выпуск аграрной продукции (xj, население (n) - на занятость в сельском хозяйстве (Л) и занятость в промышленности (Л,). Политические факторы (р) влияют на деятельность государства (в). Конъюнктура в зарубежных странах (f) влияет на китайскую торговлю (Г).

В самой системе государство (в) является инициатором развития и занимает главенствующую роль. Для осуществления индустриализации государство регулирует занятость как в сфере сельского хозяйства



Национальное собрание народных представителей i

Государственный совет i

Комиссии

Комиссия государственного капитального строительства Государственная плановая комиссия Государственная комиссия науки и техники Государственная экономическая комиссия

6 регионов

22 министерства

10 комитетов

Северный;

Сельского хозяйства

Народный банк

Северо-

и лесоводства; угольной

Китая;

Западный;

промышленности;

Банк Китая;

Северо-

торговли;транспорта

Госстрах;

Восточный;

и связи;

Всекитайская

Централь-

внешнеэкономических

федерация

ный;

отношений; финансов;

кооперации;

Юго-

промышленности;

Госконтроль;

Западный;

1) машиностроения;

Комитет

Восточный

2) атомной энергетики;

гражданской

3) обычного вооружения;

авиации;

4) артиллерии;

Комитет геологии;

5) электроники;

Комитет

6) судостроения;

океанографии;

7) авиастроения;

Сейсмическая

металлургии; обороны;

служба;

почты и телевидения;

Комитет

здравоохранения; железной

путешествий

дороги; текстильной

и туризма

промышленности;

сохранения природных

ресурсов

Рис. 4.1. Структура экономического планирования КНР

(Л), так и в промышленности (Л.) посредством программы управления рабочей силой. Государство обеспечивает выпуск сельскохозяйственного сектора (XJ и перекачивает ресурсы из аграрного сектора

Рис. 4.2. Роль государства в экономическом развитии Китая

в индустриальный сектор для форсирования промышленного производства (X) в соответствии с программой размещения ресурсов.

Государство регулирует сельскохозяйственное потребление (CJ и промышленное потребление (С) в соответствии с программой рационирования, квотирования и распределения. Государство формирует сбережения, ограничивая потребление на низком уровне.

Государство регулирует внешнюю торговлю с целью компенсации внутреннего дефицита и излишков. Уровень инвестиций в аграрный сектор (IJ определяется возможностями аграрного сектора и той долей прибыли, которую государство позволяет отрасли сельского хозяйства капитализировать. То же самое относится и к инвестированию в область промышленности (/.).

Кроме того, существует свободный рынок (L), через который перекачиваются товары и услуги из аграрного и промышленного секторов для потребления.

Но А. К. Developing the economy of the Peoples Republic of China. - N. Y., 1982. P. 69.

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [ 16 ] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39]