назад Оглавление вперед


[ Старт ] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39]


0

Китайская экономика

А. С. Селищев, Н. А. Селищев

Когда 10 лет назад я рассказывал на лекциях студентам о том, что через 20 лет Китай станет экономической державой № 1, аудитория недоверчиво веселилась.

Когда 5 лет назад, я говорил студентам, что через 15 лет Китай станет экономической державой № 1, аудитория более или менее агрессивно отметала подобные «инсинуации» как неуклюжую прокоммунистическую агитацию.

Когда сейчас я выражаю мнение, что через 10-15 лет Китай станет державой Хо 1, некоторые студенты задумываются и говорят, что это не исключено.

Вместе с тем мцогие европейские, американские и российские исследователи утверждают, что этого быть не может, потому что не может быть.

При этом рассуждают о якобы непреодолимых противоречиях, которые помешают Китаю стать мировым экономическим лидером. Сказывается инерционность евроцентристского мышления. Мы так привыкли, что светоч культуры расположен на Западе. Если быть до конца откровенным, то и свою великую Родину - Советский Союз мы демонтировали, чтобы «понравиться» Западу, быть к нему ближе, «демократичнее». Не было никакого развала. Был торопливый и бездарный демонтаж... Во что это нам обошлось, мы только начинаем осознавать.

Но природа не терпит пустоты. Исчезла одна мировая держава, обязательно возникнет новая. Определенно, что теперь уже это будет Китай.



Сколько нападок на Китай льется со страниц отечественных и западных СМИ... Сколько снобизма и нежелания понять, что же на самом деле происходит в Китае...

А Китай живет по своим правилам. И он «обречен» стать державой № 1 в ближайшем будущем. Нравится это кому-нибудь или нет.

Выражаем глубокую благодарность университету «Цинхуа» (Пекин) за любезно предоставленную воз.можность стажироваться в Китае, в результате чего мы получили неоднократную возможность познакомиться со страной воочию, а также профессорам этого университета: Ху Дунчэну, Люй Мэйсюнь, У Яжу, Ли Ганцзюню, Чжан Хун.

А. С. Селищев,

профессор Санкт-Петербургского государственного университета эконо.мики и финансов

Я. А. Селищев,

магистр восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета www.selishchev.narod.ru selishchev@narod.ru

Глава 1

Китайцы: кто они?

я поступаю так же, как в древности поступали: В.эглядам своим и мыслям пе изменю вовеки - Пусть мне судьба готовит новые испытанья...

Цюй Юань (340-278 гг. до н. э.) i

1Л. Национальный менталитет и экономическое развитие

Путник в далекой стране! Вернись, тебе покажу я Истиш1ые цветы.

Бйсё (1644-1694)

В последние годы беспорядочных «реформ» горбачевской элиты эко номистами навязчиво муссировалась идея о первичности влияния неэкономических факторов на эконо.мическое развитие. Лишний раз потоптав ногами неприкасаемого еще недавно К. Маркса и его теорию общественно-эконо.мических стадий развития (формаций), «новые отечественные прогрессисты» (они же бывшие профессиональные марксисты-ленинцы) принялись реанимировать идеи М. Вебера, согласно которым успех или неуспех экономического развития той или иной страны зависит прежде всего от «цивилизационной составляющей». РассмотрилМ и мы более подробно эту версию.

С давних времен внимание ученых активно привлекала проблема «Восток-Запад». Похоже, что именно древние греки посеяли семена, которые и дали всходы са.мой проблемы. Географически эллинский мир был разделен на две части: иа западе - Европа, на востоке - Азия. Борьбу между Грецией и Персией одновременно олицетворяло про-, тивостояние между Европой и Азией, Западом и Востоком.



Уже в V в. до н. э. термин «азиатский» употреблялся эллинами в уничижительном смысле. Это был уже не просто географический термин. В трудах Гиппократа, Аристотеля, Плиния он стал синонимом деспотизма и варварской пышности, что противоречило идеалам древних греков.

Походы крестоносцев и монгольское нашествие придали проблеме «Восток-Запад» новую остроту и актуальность. Средневековые ученые-христиане повытаскивали на свет божий ветхие фолианты античных классиков, выискивая высказывания древних о якобы преимуществе Запада над Востоком.

Этой традиции придерживались исследователи Нового времени. Широкую известность получили слова Шарля Монтескье (1689-1755) о том, что Европа - это гений свободы, а Азия - дух рабства.

В XVI-XVII и особенно в XVIII в. европейцы вслед за Ближним Востоком начали активно познавать Восток Дальний, и прежде всего Китай. В XVIII в. в основных королевских дворах Европы царила мода на все китайское. Знать увлекалось китайским искусством, воздвигала при дворцовых парках миниатюрные китайские деревни и павильоны, в больших количествах закупала шелка и фарфор. Этой моды не избежала и Россия, примером чего является строительство китайской деревни в парках Царского Села.

Но очень скоро, уже к середине XIX в., отношение европейцев к Китаю кардинальрго изменилось. Энтузиазм сменился презрением. Главной причиной упавшей популярности Китая явился подъем британского военно-экономического могущества в результате английской промышленной революции последней трети XVIII в. Окрепшая Британия тут же затеяла против Китая серию «опиумных войн» 1839-1842 гг., приведших к территориальным захватам (Гон Конг - только один из примеров).

В 1860 г. англо-французские войска (при прямом попустительстве США и России) захватили и разграбили расположенную в окрестностях Пекина летнюю резиденцию цинских императоров - кЗань-миньюань. Этот и другие выдающиеся памятники китайской культуры в окрестностях и в самой столице были разрушены и сожжены дотла.

Парк Юаньминьюань до сих пор пребывает в разрушенном состоянии. Он расположен недалеко от двух главных университетов страны: Пекинского и «Цинхуа». Как-то августовским вечером 2000 г. я отправился со своим китайским другом Ли Ганцзюнем на прогулку по этому громадному лесному массиву. Мы любовались озером, наслаж-далисьмиролюбивой беседой лягушек. Повсюду - развалины дворцов

и замков, несомненно, европейской архитектуры. Я спросил своего друга: «Что это и почему это не восстанавливается?» Ли Ганцзюнь ответил с горечью: «А разве ть1 не знаешь?» Я понял, что допустил какую-то бестактность и замолчал. На следующее утро отправился в библиотеку университета и ознакомился с чудовищной хроникой англо-фрацузского варварства.

Но вернемся в прошлое. Ведущие европейские умы вслед за древними греками подхватили мысль о статичности китайской цивилизации. К примеру, Гердер сравнивал Китай с забальзамированной мумией, завернутой в шелк и разрисованной иероглифами. Подобные мысли содержались в работах Дж. Ст. Милля (1806-1873) и большинства западных экономистов того времени.

Статичность и отсталость китайской цивилизации западные мыслители объясняли (причем, как правило, довольно наивно) политическими, экономическими, биологическими либо религиозными факторами. Некоторые видели препятствие общественному развитию в особенностях структуры китайского языка, другие на первый план выносили климатические и даже биолого-почвенные условия.

Наибольший резонанс получила теория Макса Вебера (1864-1920), который выделял несколько цивилшационных типов общества, каждый из которых более или менее предрасположен к экономическому развитию.2 Вебер соотносил эту предрасположенность прежде всего с религиозно-социальными воззрениями данного общества и напрямую связывал источник западного экономического прогресса с религиозными идеями реформации. По Веберу, «идеальному капиталистическому типу» соответствует протестантская этика, чуждая не только азиатским цивилизациям, но и значительно отличающаяся от прочих христианских конфессий: от католицизма и еще в большей степени от православия. Вебер противопоставлял протестантство именно конфуцианству, всячески подчеркивая, что в конфуцианском обществе экономический прогресс невозможен.

Подробнее об этом см.: Сладковский М. И. Китай и Англия. 1980; Нарочин- ский А. Л. Колониальная политика капиталистических держав на Дальнем Во--стоке 1860-1894. - М., 1946; Coston J. Great Britain and China. 1835-1960. -Oxford, 1937.

2 См.: Вебер М. Избранные произведения. - М., 1990.

Вебер все ставил с ног на голову: во время реформации не протестантство создало капитализм, но капитализм сбрасывал по мере своего стремительного развития оковы особенно архаичных религиозных догм. Словом, по Веберу, кача1ше деревьев создало ветер.

[ Старт ] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39]