назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [ 78 ] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89]


78

Второй вопрос формулировался следующим образом: «К какой теории вы отнесли бы свой ответ на первый вопрос: к теории о психологии инвесторов или к фундаментальной теории?». Две трети американских инвесторов и три четверти японских посчитали, что их ответ укладывается в рамки «теории о психологии инвесторов». Это помогает нам понять, что люди подразумевают, когда говорят: «Рынок был переоценен».

Инвесторам также был задан такой вопрос: «Самый разгар кризиса 19 октября 1987 г. Думали ли вы в тот момент о том, что цены вскоре пойдут вверх, и была ли у вас какая-то четкая идея по поводу того, почему котировки будут расти?». Примерно 1/3 американских респондентов (как индивидуальных, так и институциональных инвесторов) дала ответ «Да». Заметим, что их число значительно превышает число тех, кто активно скупал акции 19 октября.

Затем вопросник спрашивал: «Если да, то бьша ли у вас четкая идея?». Исследователи бьши в шоке от количества ответов типа «предчувствие», «интуиция» и т. п. Если же респонденты решали идти дальше своих предчувствий, то модели, которые они описывали, были крайне просты. Например: «Цены достигли своего дна и теперь могли только расти» или «После сильного падения цен должна произойти корректировка». «Продвинутые» теории, такие, как теория технических индикаторов или теория страхования портфеля, упоминались крайне редко.

После этого американских инвесторов попросили проран-жировать (по шкале от 1 до 7) важность различных историй новостей, «которые бьши особенно важными лично для вас 19 октября». В ответ были включены практически все статьи о фондовом рынке, появившиеся в печати 19 октября. В частности, была включена статья «падение индекса Dow Jons на 200 пунктов утром в понедельник 19 октября» и «падение американских цен октябрь 14-16, 1987». Именно эти две статьи стали рекордсменами в рейтингах инвесторов.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что инвесторы больше реагируют на новости о падении цен, а не на новости фундаментального характера.

Для того чтобы оценить эмоциональную атмосферу во время фондового кризиса 1987 г., исследователи задали инвесторам следующий вопрос: «Испытывали ли вы какие-нибудь необычные симптомы, связанные с работой на фондовым рынке (сложности с концентрацией, раздражительность, учащенный



пульс И Т. П.)». «Да» ответили 23% индивидуальных и 43% институциональных американских инвесторов, а также 42% всех японских инвесторов.

По результатам этого исследования можно увидеть, как основанные более на интуиции, нежели на рациональном расчете, действия инвесторов создают шумовые волны. Создается впечатление, что ДШСВ правы и «шум» на фондовых рынках действительно коррелирует.

Приложения теории шумовой торговли

Итак, мы узнали, что когда арбитраж ограничен, а на спрос операторов фондового рынка на ценные бумаги воздействует шум, цены ценных бумаг начинают изменяться не только в результате прибытия на рынок фундаментальной информации, но и под воздействием спроса шумовых трейдеров. Арбитражеры сглаживают эффект, оказываемый шумовыми трейдерами на процесс ценообразования, но в силу ограниченности арбитража не полностью.

Подход ДШСВ к моделированию процесса ценообразования на фондовом рынке очень напоминает теорию Джона Мейнар-да Кейнса, рассмотренную выше (см. с. 181-185). Получается, что ключ к успеху в проведении инвестиционной операции заключается не только в том, чтобы правильно определить фундаментальные стоимости ценных бумаг, но и в том, чтобы спрогнозировать действия других операторов.

Действительно, тысячи профессиональных инвесторов тратят свое время на оценку показателей, которые далеки от того, чтобы их можно было бы отнести к фундаментальным. К таким показателям можно отнести весь технический анализ, объемы торгов, краткосрочные ставки процента, объемы лотов, индексы эмоций и тому подобный инструментарий. Оценка подобных показателей имеет смысл только на рынке, который не является эффективным, а, напротив, управляется эмоциями и иррациональными предпочтениями операторов.

Возможно, на современных фондовых рынках доминируют операторы, используюшие стратегии, которые основываются на подобных индикаторах, но среди них встречаются не только шумовые трейдеры, но и рациональные операторы - арбитражеры. Кто они и чем занимаются?

В рамках теории шумовой торговли арбитражеры (рациональные операторы) не только должны тратить свое время и



значительные финансовые ресурсы на выяснение того, как будут вести себя в будущем шумовые трейдеры, они еще и должны пытаться получить прибыль от поведения этих шумовых трейдеров. В моменты, когда шумовые трейдеры оптимистично настроены по поводу того или иного инвестиционного инструмента, арбитражер должен создавать как можно большее количество этих инструментов и продавать их «шуму».

Например, в моменты времени, когда шумовые трейдеры оптимистично настроены по поводу паевых инвестиционных фондов, вторичных эмиссий акций, эмиссий облигаций или чего бы то ни было, что явно переоценено в настоящий момент, оператор-арбитражер (это может быть группа инвесторов или предприятие) должен создавать как можно большее количество этого инструмента и продавать его. Но арбитражеры должны тратить ресурсы не только на построение подобных «казино», они должны создавать инвестиционные банки и брокерские компании, для того чтобы выяснять и подпитывать спрос шумовых трейдеров на фондовые активы.

Естественно, что когда арбитражеры начинают вести себя подобным образом, стараясь «обуть» шумовых трейдеров, они сами превращаются в шумовых трейдеров. Вместо того чтобы диверсифицировать свой портфель, арбитражер просто заполняет его такими акциями, по поводу которых ожидается волна оптимизма со стороны шумовых трейдеров.

Арбитражер уже не уделяет внимания фундаментальной информации - он пытается понять и спрогнозировать поведение шумовых трейдеров. Единственная информация, которая теперь действительно имеет для него ценность - это информация о поведении шумовых трейдеров в будущем. Становится просто невозможно отличить шумового трейдера от арбитражера.

Теория, которая утверждает, что на действия операторов фондового рынка оказывают влияние не только информация, но и иррациональность инвесторов, кажется разумной альтернативой теории эффективного рынка. Но как можно проверить, работает ли эта теория на практике? Для этого разумно найти какие-либо приложения этой теории, которые выполняются на практике.

Одним из примеров, подтверждающих правильность теории, являются стратегии положительной реакции.

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [ 78 ] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89]