назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [ 4 ] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89]


4

Pi, Р2>--> Рп вероятности реализации цен Х, Xj,--., х соответственно. Очевидно, что сумма всех вероятностей равна единице.

После этого остается только перемножить каждую возможную цену на вероятность ее реализации через год и сложить все такие произведения: XjPj +X2J32+" + -CnPn- результате получим ожидаемую цену актива через год (или математическое ожидание цены актива через год). Сравниваем текущую цену с ожидаемой ценой актива и принимаем решение. Именно так должен вести себя рациональный человек.

Здесь и в дальнейшем под рациональным человеком будем понимать индивидуума, который следует классическим аксиомам рационального поведения, а именно:

1) предпочитает большее благосостояние меньшему;

2) стремится избегать риска;

3) принимая решение в условиях неопределенности, пользуется методами теории вероятностей и математической статистики.

Однако, как уже было сказано выше, люди подвержены познавательным иллюзиям, которые порождают сдвиги в их сознании. Причем эти сдвиги порой оказываются настолько значительными, что люди начинают предпочитать меньшее благосостояние - большему и больший риск - меньшему. Именно так! Из-за чего это происходит? Может быть, из-за того, что люди, принимающие решения в условиях неопределенности, не пользуются аппаратом теории вероятностей? Без всякого сомнения, часть людей становится жертвой познавательных иллюзий именно из-за этого. Но ведь не все люди игнорируют теорию вероятностей! Как увидим далее, даже если задействовать аппарат теории вероятностей, это не спасает от ошибок. Значит, вопрос не в том, что использовать, а в том, как использовать. Познавательные иллюзии начинают работать еще на этапе оценки вероятностей и величины возможных исходов. Что толку потом их перемножать, если вместо истинных вероятностей и исходов ты уже имеешь дело с каким-то суррогатом.

Несколько слов о предположениях

современной теории финансов

Любой человек, приступивший к изучению современных финансов, в самом скором времени сталкивается с небольшой проблемой: оказывается, большая часть теорий, изложенных в



различных учебных пособиях, не имеет никакого отношения к практике либо, что еше хуже, противоречит практике. Как видим, проблема финансов не такая уж и маленькая: по шкале проблем величиной с Эверест. Как же такое может быть?

Финансы меньше, чем какой-либо иной раздел экономики, учитывают человеческий фактор. Так, экономика труда начинается с попытки выяснить, как на самом деле люди выбирают работу, получают образование и т. д. И только после этого начинается построение каких-либо моделей.

Классическая же теория финансов делает все шиворот-навыворот. В частности, вводится предположение, что все индивидуумы, населяющие экономическое пространство, являются так называемыми homo-economicus - людьми, которые ведут себя в полном соответствии с несколькими аксиомами рациональности и на решения которых оказывают влияние только реальные факты и события. Большинство экономистов с готовностью соглашается с тем, что поведение людей находится в полном несоответствии с предположениями homo-economicus. Но рационализм продолжают использовать. Почему?

Существуют два подхода к объяснению возможности использования предположения о рациональности.

Первый принадлежит Милтону Фридману. Суть его поясним на примере. Несмотря на то, что вратарь футбольной команды не может решить систему дифференщальных уравнений, задающую траекторию летящего мяча, он спокойно бежит на нужное место и ловит его. Другими словами, он действует так, как если бы он мог решить эту систему уравнений. Фридман утверждает: «Что касается предположений какой-либо теории, то уместным является не вопрос об их реалистичности, которой они никогда не обладают, а о том, насколько хорошей аппроксимации рассматриваемого явления они позволяют добиться. И ответом на этот вопрос является демонстрация того, как работает теория, дает ли она достаточно точные предсказания».

Несмотря на то, что все мы с готовностью согласимся с подобным критерием оценки теорий, особенного комфорта на практике он нам не прибавит.

Современные финансы состоят из теорий, для которых не существует эмпирических подтверждений и эмпирических исследований, которые не могут быть объяснены в рамках существующих теорий. Это суровый факт жизни. Так, может быть, пришло время для исправления этой ситуации? 16



В оригинале: «Люди утверждающие, что спекуляция может быть дестабилизирующей, редко осознают, что подобное утверждение эквивалентно высказыванию о том, что спекулянты теряют деньги, так как спекуляция может быть дестабилизирующей только тогда, когда спекулянты продают валюту по низким ценам, а покупают по высоким». Friedman, М. (1953) Essays in Positive Economics. Chicago: University of Chicago Press.

Эта модель будет подробно рассмотрена ниже.

Вторая линия обороны приверженцев классических финансов основывается на эффективной работе рыночных сил - «невидимой рукой* экономики.

На конкурентных рынках иррациональные операторы быстро потеряют свое благосостояние и окажутся вытесненными из бизнеса рациональными участниками (арбитражерами), которые с прибылью для себя и с убытком для иррациональных операторов используют любые иррациональности, возникающие на рынке. Классический аргумент здесь также принадлежит Милтону Фридману. В одной из работ, посвященной спекуляции на валютных рынках, Фридман утверждает, что иррациональные операторы, покупая по высоким ценам и продавая по низким ценам, неизбежно проигрывают рациональным операторам и, в конце концов, вообще теряют все свое благосостояние.

Для того чтобы проверить на прочность подобную аргументацию, достаточно построить модель рынка с двумя типами операторов - полностью рациональными и частично рациональными (или просто нерациональными). Подобная модель получила название модели шумовой торговли. Основное следствие этой модели заключается в том, что арбитражеры далеко не всегда оказываются в состоянии уничтожить шум на фондовом рынке.

Утверждение о том, что иррациональные операторы в силу нерациональности своих операций быстро теряют благосостояние, выглядит крайне сомнительно. Особенно его «сомнительность» ощущается в свете недавних работ ДеЛонга, Шляйфе-ра, Саммерса и Вальдмана (сокращенно - ДШСВ).

Ранее исследователи предполагали, что на рынке существует внешний источник иррациональных операторов, из которых периодически и пополняются поредевшие ряды «иррацио-налов». ДШСВ показали, что на самом деле иррациональные операторы могут не только выживать на реальных рынках, но в некоторых ситуациях доминировать на них и получать доходы, превышающие доходы рациональных операторов (особенно в

[Старт] [1] [2] [3] [ 4 ] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89]