назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [ 83 ] [84] [85] [86] [87] [88] [89]


83

Что впереди: по паправлепию к более общему подходу

в любой науке приходит время, когда существующая парадигма ставит больше вопросов, чем дает ответов. В такое время обнаруживает себя необходимость нового взгляда на старые проблемы. Теория рынков капитала и экономическая теория в целом в настоящее время подошли к такому рубежу. По достижении некоторого времени обстоятельства, при которых необходимо оправдание большинства наших традиционных аналитических методов, в общем перестали существовать. Пришло время изучения альтернатив. Применение новых методов еще находится в периоде становления. «Экономических хаологистов» пока еще очень мало по сравнению с целой отраслью традиционных аналитиков.

Науки о сложности - фрактальная геометрия, теория хаоса, - предлагают новые инструменты, которые могут быть в определенных условиях более подходящи, чем традиционные методы. Они к тому же расширяют возможности нашей традиционной техники. При более близком рассмотрении эта новая парадигма оказывается обобщением существующих методов.

Когда фрактальная гипотеза, рассмотренная в части 2, сравнивается с гауссовой гипотезой, ее ключевой отличительной чертой выступает величина альфа, или размерность функции плотности вероятности ценовых изменений. Гауссов-ская гипотеза утверждает, что альфа равна 2, и никак иначе. Фрактальная гипотеза отличается тем, что альфа может лежать в пределах между 1 и 2 и быть как целой так и дробной величинами. Такое обобщение функции плотности имеет значение для поведения системы.

Теория хаоса устанавливает, что системы, вообще говоря, обладают внутренними зависимостями; отношение между величинами может иметь показатели степеней, отличные от единицы. Стандартная эконометрика предполагает линейные отношения между независимыми переменными. Этот экономе-



трический случай представляет собой ограниченную форму более общего нелинейного случая.

Обе названные науки о сложности предлагают более общие формы существующей парадигмы. Существующая парадигма становится специальным случаем новой, более сложной модели, которая может совместить фракталы, хаос или дру. гие нелинейные методы. Такое увеличение сложности несет с собой утрату определенности в оценке проблем. Мы больше не можем искать оптимальных решений, но вместо этого вынуждены довольствоваться изучением вероятностей в мире который может внезапно измениться, когда наступают определенные критические условия. Этот новый взгляд сулит нам меньшие возможности контроля над окружающими условиями, вместе с тем предлагая более общую картину того, как мир работает.

В Третьей волне Олвин Тоффлер (Alvin Toffler) замечает, что в реальной жизни не существует независимых переменных, но есть только одна большая внутризависимая система бесконечной сложности. Нам надо осознать эту возможность по отношению к рынкам капитала.

УПРОЩАЮЩИЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ

При конструировании моделей стандартная процедура должна всегда предполагать выход за пределы сдерживающих ограничений - таких, которые могут мешать выявлению реального поведения моделируемой системы и препятствовать лучшему ее пониманию. Сдерживающие ограничения, в ре-зупьтятр. мvтят волу, и поэтому рряльное яв.гтенир труднее наблюдать. Упрощающие предположения позволяют нам создавать более простые модели, делая, таким образом, проблему более управляемой. Классический пример такого упрощающего предположения - исключение трения из физических проблем. В элементарной физике тела предполагаются движущимися в вакууме. Трение рассматривается как внешнее влияние, сложность, добавленная к проблеме и не являющаяся реальной частью взаимодействия между телами. Подобное ограничение на рынках капитала представляет собой неучитываемое влияние налогов. Налоги могут оказывать воздействие на инвесторов, но они рассматриваются как внешние факторы, которые не влияют на динамику покупок и продаж на рыночной площади. Когда изучается то, что лежит в



Упрощающие предположения 259

основе инвесторского поведения, есть основание предполагать налоги не влияющими, как если бы инвесторы были свободны инвестировать по собственному усмотрению.

В физике было бы нецелесообразным предполагать, что сила, действующая на тело, линейна, если нет согласия с эмпирическими данными, стоящими за таким предположением, - особенно когда речь идет о приложениях теории. Когда изучается движение груза, подвешенного на пружине, мы не можем предположить, что сила пружины Jшнeйнa, чтобы облегчить расчеты и затем построить полную аналитическую модель, основанную на линейной восстанавливающей силе. Было бы неоправданным продолжать так размышлять о других системах, похожих на пружину с грузом, и так же прилагать к ним линейную восстанавливающую теорию.

В теории рьшков капитала мы сделали подобное упрощающее предположение. Мы долгое время предполагали, что инвесторы реагируют на информацию линейно. Мы построили полный аналитический каркас на этом предположении, - без исследования правдивых эмпирических данных. Даже когда поиск данных, подтверждающих это предположение, был объективным, при их оценке мы использовали гауссовские предположения. Эти методы предполагают, что такое условие как, например, независимость наблюдений соблюдается, хотя совсем нет увереноости в том, что это имеет место в реальности. Для оправдания наших методов мы даже построили модель человека, названного реальным инвестором, хотя эта персона не похожа ни на одного из тех, кого мы знаем. Мы проигнорировали исторические данные о том, что человеческие группы ск.гтонны ггтрпонать модр и приотял* плтрст-а тго заявив, что в своей совокупности инвесторы рациональны, даже если они не рациональны поодиночке. В итоге мы сконструировали условия, при которых все эти предположения должны выдерживаться и назвали это гипотезой эффективного рынка.

Я говорю об этом не для того, чтобы опорочить результаты заслуживающего уважения труда последних сорока лет. Я Просто указываю, что, ограничиваясь условиями очень специфического случая, мы упускаем возможность достигать богатства теми методами, которые доступны нам и расширяют наше понимание рынков и экономики в целом.

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [ 83 ] [84] [85] [86] [87] [88] [89]