назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167] [168] [169] [170] [171] [172] [173] [174] [175] [176] [177] [ 178 ] [179] [180] [181] [182]


178

тической идеологией нет места свободному рынку. Вместо этого такие государства стремятся контролировать распределение ресурсов, рабочей силы, идей и товаров. В результате рынок становится статичным и застойным. Товары распределяются не по закону спроса и предложения и уравновешивающего их ценового механизма, а при помощи коррупции, «блата» и черного рынка.

Примитивное мышление всегда было характерно для взглядов реакционеров на развитие технологии. Как отмечал Жак Барзун в своей книге From Dawn to Decadence (От рассвета к декадансу), примитивизм - это «недовольство наукой и технологией», которое столетиями сопровождало прогресс западной культуры. Развитие динамичных высокотехнологичных компаний, входящих в индекс Nasdaq, в 1990-е годы повлияло на наши представления о риске. Технологические компании обычно не выплачивают дивиденды и не могут обеспечить высокий уровень стабильности, но их стремление к поиску новых технологий всегда привлекает склонный к риску капитал. Не требующие риска, но и не приносящие высоких доходов традиционные компании («старые технологии», «консервативные», «построенные из кирпичей и бетона») - производители ковров, кетчупа, газированных напитков - терпели убытки в этот период технологической экспансии. Когда индекс Nasdaq рухнул, Уолл-стрит снова вспомнил о «старой экономике» и низкодоходных инвестиционных стратегиях, с них «отряхнули пыль», и они снова захватили воображение инвесторов.

Некоторые сегодняшние примитивисты обещают восстановить связь между людьми и природой, упразднив западные технологии и рынки. Исламский терроризм - это новый гибрид: средневековое мышление, которое паразитирует на западной технологии, достижениях рыночной экономики и свободы, чтобы разрушить их. Террористы, разрушившие Всемирный торговый центр, пользовались электронной почтой, летали на самолетах, жили в богатых загородных домах во



Флориде, заказывали пиццу, ходили в стриптиз-бары, покупали в универмагах Wal-Mart. Особенно тревожно то, что они казались такими типичными «американцами», но, несмотря на характерный для среднего класса стиль потребления, считали себя мучениками в священной войне против Соединенных Штатов.

Долгое время иммиграционная политика США основывалась на предположении, что бедные, усталые и страдающие люди, которым предоставляется возможность обеспечить себя материально и вести достойную жизнь, стряхнут с себя предрассудки «старого мира» и воспримут американскую демократическую культуру. Эта идея воплощена в словах, которые можно прочитать на каждой монете, отчеканенной в США и на американских банкнотах: е pluribus ипит. Это идея «плавильного тигля»: из многообразия возникает единство. Америка основана не на самопожертвовании, а на созидании.

Атака террористов на Всемирный торговый центр по существу была нацелена на разрушение механизма, который позволяет людям преодолеть узкие личные интересы и стремление к убогой определенности. Она ударила по центральному механизму демократии для регулирования неопределенности-по рынку. Три слова для названия погибшего здания были хорошо подобраны. Мир торговал именно здесь, в центре экономической свободы. Не важно, какой была ваша культура, религия или мировоззрение, - вас приглашали свободно обменивать лучшие плоды ваших усилий на результаты труда других людей.

У примитивистов, будь это террористы-самоубийцы, враги научной истины и самопровозглашенный «авангард народа», всегда есть готовые ответы на любые вопросы, для всех, кто захочет их выслушать, а для тех, кто не захочет, у них всегда наготове пистолет. Но все их аргументы отдают мертвечиной, а не ароматом смелой мечты о будущем. Их планы предлагают определенность крови и земли, рождения и смерти, но при этом игнорируют то, что делает людей людьми: риск, неопределенность, свободу.



Вот именно поэтому атаки на инновации, науку и свободу обречены на поражение. Вы не сможете убить тот дерзкий дух, который побуждает людей желать лучшей жизни и приводит в США миллионы новых граждан со всего света. Люди понимают, что торговля, бизнес и свобода гораздо лучше, чем жизнь под жестким контролем горстки бюрократов, или мулл, или аристократов. Созидательность всегда победит тех, кто стремится законсервировать прошлое.

Какую книгу вы рекомендуете?

Когда задаются вопросы типа: «А какая самая лучшая книга?», - эксперты обычно отвечают на них неохотно и небрежно. Танцовщик Рудольф Нуриев, когда его спрашивали, кто лучший танцовщик, всегда отвечал: «Фред Астер». Гроссмейстер Пол Морфи так же вел себя в мире шахмат: он никогда не играл с равными соперниками, опасаясь, что если сделает это, то кто-то сумеет у него выиграть. Когда Вик побеждал на кортах для сквоша, он обычно говорил, что лучшим игроком всех времен был его тренер, Джек Барнаби, который закончил играть еще в 1950-X и по этой причине не был для него реальным соперником.

Раньше, когда его просили порекомендовать какую-нибудь хорошую книгу по инвестициям, Вик обычно называл Magazine of Wall Street (Журнал Уолл-стрит) Ричарда Уикоф-фа, публиковавшийся в начале 1900-х годов, или выходивший еще раньше, в начале 1870-х, Hunts Merchants Magazine (Журнал для негоциантов Ханта). Он говорил, что эти журналы - настоящие сокровища и, поскольку после этих монументальных произведений не было создано ничего стоящего, имеет смысл припасть к этим источникам мудрости хотя бы для того, чтобы узнать, что лежит в основе отрасли.

Но все изменилось, и теперь мы можем без всяких оговорок рекомендовать нашим читателям Triumph of the Optimists: 101 Years of Global Investment Returns (Триумф оптимистов: 101 год доходов глобальных инвестиций) - книгу, о которой мы

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167] [168] [169] [170] [171] [172] [173] [174] [175] [176] [177] [ 178 ] [179] [180] [181] [182]