назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [ 66 ] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153]


66

АНТИТРЕСТОВСКИЕ ЗАКОНЫ

Если учесть острые столкновения мнений по поводу сравнительных достоинств промышленной концентрации, станет очевидно, что государственная политика по отношению к концентрации была далека от четкости и последовательности. Хотя основной упор в федеральном законодательстве и политике делался на поддержку и поошрение конкуренции, мы рассмотрим позднее определенную политику и законы, которые способствовали развитию монополии и олигополии.

Исторические предпосылки

Исторически американская экономика, пропитанная философией свободных конкурентных рынков, представляет собой плодородную почву для развития подозрительного и полного опасений отношения общества к промышленной концентрации. Не слишком явное в первые годы сушествования государства это принципиальное недоверие к монополии расцвело пышным цветом в десятилетия, последовавшие за Гражданской войной. Перерастание местных рынков в национальные по мере совершенствования транспортных средств, постоянно возраставшая механизация производства и получавшая все более и более широкое распространение акционерная форма делового предприятия оказали мошное воздействие на развитие трестов, или монополий, в 1870-е и 1880-е годы. В этот период тресты развивались в нефтяной промышленности, производстве консервированного мяса, на железных дорогах, в производстве сахара, свинца, угля, виски и табачных изделий, а также в других отраслях.

Помимо того, что в процессе монополизации различных отраслей использовалась сомнительная тактика, полученная в результате власть на рынке почти постоянно применялась в ушерб всем, кто имел дело с этими монополиями. Фермеры и небольшие предприятия, будучи особенно уязвимыми для действий растущего числа гигантских акционерных монополий, были среди первых, кто осудил их развитие. Потребители и профсоюзы недалеко отстали в выражении своего неодобрения монопольной власти.

В таких условиях развития некоторых отраслей, когда рыночные силы больше не обеспечивали контроль, достаточный для поддержания обшественно терпимого порядка, были приняты два способа контроля, заменяюшие рынок или дополняющие его.

1. Регулирующие агентства. На тех немногих рынках, где сложилось экономическое положение, препятствующее эффективному функционированию рыночного механизма, то есть там, где имеется тенденция к естественной монополии, были созданы

общественные регулирующие агентства для контроля за экономическим поведением.

2. Антитрестовское законодательство. На большинстве других рынков, где благодаря экономическим и техническим условиям монополия не стала неотъемлемым элементом, общественный контроль принял форму антимонопольного, или антитрестовского, законодательства, предназначенного для сдерживания или предотвращения развития монополий.

Давайте сначала рассмотрим главные элементы антитрестовского законодательства, которые - усовершенствованные и дополненные различными поправками - составляют основной закон страны, касающийся размера корпораций и уровня концентрации.

Закон Шермана 1890 г.

Наивысшей точкой острого обшественного возмущения трестами в 1870-е и 1880-е годы стало принятие в 1890 т. антитрестовского закона Шермана. Этот краеугольный камень антитрестовского законодательства составлен на удивление кратко и, на первый взгляд, прямо касается существа дела. Суть закона воплощена в двух основных параграфах. Парафаф 1 гласит:

«Любое соглашение, объединение в форме треста или в иной форме либо тайный сговор, имеющие целью ограничение производства или торговли между несколькими штатами либо с иностранными государствами, настоящим объявляются незаконными...»

Парафаф 2 гласит:

«Любое лицо, которое попытается или монополизировать, или объединиться, или сговориться с каким-либо лицом либо лицами, чтобы монополизировать какую-нибудь часть производства или торговли между несколькими штатами либо с иностранными государствами, будет считаться виновным в совершении преступления...»

Результатом принятия этого закона стало превращение монополии и ограничений торговли -например, тайных сговоров в области ценообразования или раздела рынков между конкурентами - в уголовные преступления против федерального правительства. По закону Шермана как Министерство юстиции, так и стороны, пострадавшие от монополий и неконкурентного поведения, могли предъявить им иск. Фирмы, уличенные в нарушении закона, по решению суда могли быть ликвидированы; или могли издаваться судебные предписания, запрещающие те виды деятельности, которые признавались незаконными. Результатами успешного отстаивания исковых требований могли быть также штрафы и тюремное заключение. Далее, стороны.



пострадавшие от незаконных объединений или тайных сговоров, могли предъявить иск о возмещении в троекратном размере причиненного им ушерба. Казалось, что закон Шермана обеспечивал прочное основание для уверенных действий правительства против монополий.

Однако первые же судебные истолкования закона Шермана вызвали серьезные сомнения в его эффективности, и стало ясно, что нужна более точная формулировка антитрестовских законов. Кроме того, деловое сообшество стремилось к более четкой формулировке того, что является законным или незаконным.

Закон Клейтона 1914 г.

Необходимое уточнение закона Шермана приняло форму закона Клейтона 1914 г Следующие параграфы закона Клейтона были призваны усилить и уточнить смысл закона Шермана:

Параграф 2 объявляет вне закона ценовую дискриминацию покупателей, когда такая дискриминация не оправдана разницей в издержках.

Параграф 3 запрещает исключительные, или принудительные, соглашения, в соответствии с которыми производитель продавал бы некий товар покупателю только при условии, что последний приобретает другие товары у того же самого продавца, а не у его конкурентов.

Парафаф 7 запрещает приобретение акций конкурирующих корпораций, если это может привести к ослаблению конкуренции.

Параграф 8 запрещает формирование «переплетающихся» директоратов - когда руководитель одной фирмы является также членом правления конкурирующей фирмы - в крупных корпорациях, где результатом было бы уменьшение конкуренции.

Фактически в законе Клейтона было немного такого, что не подразумевалось бы уже в законе Шермана. Закон Клейтона - это просто попытка заострить и пояснить общие положения закона Шермана. Более того, закон Клейтона пытался объявить вне закона способы, которыми монополия могла бы развиваться, и в этом смысле был превентивной мерой. Закон Шермана, напротив, был нацелен в большей степени на наказание существующих монополий.

Закон о Федеральной комиссии по торговле 1914 г.

По Закону о Федеральной комнсснн по торговле была создана комиссия из пяти членов; и на нее была возложена ответственность за проведение в жизнь антитрестовских законов, и закона Клейтона в осо-

бенности. Комиссия была наделена властью расследовать нечестные конкурентные действия по собственной инициативе или по требованию понесших ущерб фирм. Комиссия могла устраивать публичные слушания по таким искам и при необходимости издавать запретительные предписания в тех случаях, когда были раскрыты «нечестные методы конкуренции в коммерческой деятельности».

Закон Уилера - Ли 1938 г возложил на Федеральную комиссию по торговле дополнительную ответственность за осуществление контроля над «вводящими в заблуждение поступками или действиями в торговле». В результате комиссия также взяла на себя задачу защиты публики от ложной или вводящей в заблуждение рекламы и предоставления искаженной информации о качестве продуктов.

Закон о Федеральной комиссии по торговле имеет двойное значение: 1) он расширил диапазон незаконного делового поведения; 2) он предоставил независимому антитрестовскому органу полномочия по проведению расследований и возбуждению судебных дел. Сегодня Федеральная комиссия по торговле и Министерство юстиции США совместно разрабатывают антитрестовское законодательство.

Закон Селлера - Кефовера 1950 г.

Этот закон внес поправку в параграф 7 закона Клейтона, который, как вы помните, запрещает фирме приобретать акции конкурентов, если такое приобретение ослабило бы конкуренцию. Фирмы могли обойти парафаф 7 путем приобретения вещественных элементов активов (основных производственных фондов и оборудования) конкурирующих фирм, а не их акций. Закон Селлера - Кефовера закрыл эту лазейку, запретив одной фирме приобретать вещественные элементы активов другой фирмы, если результатом данной операции будет ослабление конкуренции. {Ключевой вопрос 2.)

АНТИТРЕСТОВСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО: РЕЗУЛЬТАТЫ И ВЛИЯНИЕ

Действенность любого закона зависит от решительности, с которой правительство проводит его в жизнь, и от того, как закон интерпретируется судами. На практике готовность федерального правительства применять законы претерпевала значительные изменения. Администрации, руководствовавшиеся философией невмешательства по отношению к промышленной концентрации, иногда выхолащивали законы, просто игнорируя их или сокращая бюджетные ассигнования органам, отвечающим за соблюдение законов.



Поведение или структура?

Сравнение двух нашумевших судебных решений показывает существование двух различных подходов к применению антитрестовского законодательства.

В 1920 г в «Деле U.S. Steeh суды применили правило разумного подхода, которое в сущности провозглашало незаконной отнюдь не каждую монополию. Антитрестовскому преследованию по суду подлежат только те из них, которые «чрезмерно» ограничивают торговлю. Суд решил в этом деле, что сам по себе размер не является правонарушением. И хотя корпорация U.S. Steel, безусловно, обладала монопольной властью, она была признана невиновной, так как, добиваясь этой власти, не прибегала к незаконным действиям, направленным против конкурентов, и не использовала свою монопольную власть чрезмерно.

Четверть века спустя в «Деле Акоа» в 1945 г суд изменил позицию и признал: даже несмотря на то, что поведение фирмы может быть законным, простое обладание монопольной властью {Alcoa обладала 90% рынка алюминиевых болванок) является нарушением антитрестовских законов.

Эти два дела свидетельствуют о продолжающихся разногласиях в антитрестовской политике. Следует ли судить об отрасли по ее поведению (как в «Деле U.S. Steeh) или по ее структуре (как в «Деле Alcoa*)!

«Структуралисты» утверждают, что отрасль, которая имеет высокую степень концентрации, будет вести себя как монополист. Следовательно, экономические действия таких отраслей обязательно будут нежелательными. А сами отрасли являются законными мишенями для антитрестовского иска.

«Бихевиористы» подчеркивают, что связь между структурой и действием является очень тонкой и неявной. Они считают, что отрасль с высокой степенью концентрации может быть технологически прогрессивной и иметь завидную репутацию, предоставляя продукты, качество которых растет, по приемлемым ценам. Поэтому если отрасль хорошо служила обществу и не занималась антиконкурентной деятельностью, ее не следовало бы обвинять в нарушении антитрестовского законодательства на том лишь основании, что она высококонцентриро-

вана. Зачем применять антитрестовское законодательство для наказания эффективных, хорошо управляемых фирм?

Со времени принятия решения по «Делу Акоа» в 1945 г суды вновь склоняются к правилу разумного подхода. Общие настроения и среди экономистов, придерживающихся антитрестовских взглядов, и среди тех, кто несет ответственность за проррдг-ние в жизнь антитрестовских законов, также качнулись в сторону от структуралистской точки зрения. Например, в 1982 г. правительство прекратило длившееся 13 лет судебное дело о монополизации против корпорации IBM на том основании, что IBM обоснованно ограничивала торговлю.

Определение рынка

Судебные решения, затрагивающие существующую рыночную власть, часто вращаются вокруг вопроса о размере доли господствующей на рынке фирмы. Если рынок определяется широко, тогда рыночная доля фирмы окажется небольшой. Наоборот, если рынок трактуется в узком смысле, рыночная доля будет большой. Определение соответствуюшего рынка для конкретного продукта является для судов трудной задачей.

Например, в «Целлофановом деле Du Font» в 1956 г. правительство утверждало, что группа Du Pont вместе с лицензиатом владели 100% рынка целлофана. Но Верховный суд определил рынок широко, что позволило добавить к целлофану все «эластичные упаковочные материалы», то есть вощеную бумагу алюминиевую фольгу и т.д. Следовательно, несмотря на полное господство компании Du Pont на «целлофановом рынке», она контролировала только около 20% рынка «эластичных упаковочных материалов», что, по постановлению суда, не составляет монополии.

Другие желательные цели

Достижение экономической эффективности посредством конкуренции - только одна из целей общества. Строгое следование антитрестовскому законодательству может иногда вступать в противоречие с некоторыми другими целями. Рассмотрим несколько примеров.

1. Торговый баланс. Значительный торговый дефицит в последнее время заставил правительство искать способы увеличения американского экспорта. Действия антитрестовского закона, направленные на то, чтобы запретить слияние двух химических фирм, подорвать силу доминирующего производителя самолетов или предовратить появление монополиста в области программного обеспечения, могут ослабить затронутые фирмы, снизив их конку-

Подобным образом и суды активнее или пассивнее относились к истолкованию антитрестовских законов. Временами суды решительно применяли их, близко придерживаясь духа и целей этих законов. В других случаях суды так истолковывали законы, чтобы все их использовать, но при этом полностью выхолостить содержание. Имея это в виду, давайте рассмотрим два главных спорных вопроса, которые возникают при толковании антитрестовских законов.

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [ 66 ] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153]