назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [ 16 ] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66]


16

Что нужно было делать

Кроме перечисленного, нужно было провести девальвацию рубля до уровня 9-12 руб. за доллар США и выполнить обязательства по внутреннему долгу. В случае, если ие хватало бы валютных резервов (естественно, надо было продавать не весь валютный резерв государства, а только запланированную часть), нужно бьшо начинать эмиссию.

К сожалению, это ие лучший вариант, но, по моему убеждению, он был единственно правильный и имел бы менее отрицательные последствия.

Если бы государство пошло по такому пути, то, несмотря на отрицательные последствия, в дальнейшем инвесторы (российские) начали бы хеджировать валютные риски. Это дало бы большой толчок развитию финансовых учреждений (фьючерсных бирж), появлению новых финансовых инструментов - опционов и т.д.

Не нарушилась бы важная экономическая аксиома: внутренние обязательства в национальной валюте считаются выполнимыми при любых обстоятельствах, так как государство имеет право напечатать необходимое количество денег для их погашения.

Этап закончился 17 августа 1998 г. объявлением Россией дефолта по внугрехшим долгам.

Последствия: российский рьшок ценных бумаг впал в глубокую депрессию, и недоверие к российским ценным бумагам возросло многократно.

Я не верю в безграмотность и глубокий непрофессионализм людей, принимавших данное решение.

Кроме спекулянтов, деньги потеряли и те, кто не хотел рисковать вообще, и именно для такой категории фаждаи существуют государственные долговые ценные бумаги и депозиты в крупных и падежных банках иод минимальный процент дохода.

Я и сам пострадал от объявления дефолта по внутренним долгам РФ, хотя в меньшей степени, нежели остальные. Но это только благодаря многолетнему опыту.

Моя стратегическая ошибка - я вообще исключал такой исход событий. Я не думал, что государство пойдет на подобный безумный шаг. Когда клиенты меня спрашивали, что может произойти с впутренним долгом, то я ставил 80 против 20, что "замораживать" не будут.



Мои рекомендации выглядели следующим образом:

Разбить вложения в государственные ценные бумаги в нро-норции: 50% - ОГСЗ (наличные) и 50% - безналичные ценные бумаги. При возникновении дисбаланса (но доходности) между ними переходить от одних к другим, по не нарушая соотношения 25 к 75. Такие моменты были. По возможности покупать форвард или фьючерс на доллар США, хеджируя тем самым доходность в валюте, полученную по государственным ЦБ.

Хотя я и склонялся к покупке ценных бумаг в наличной форме, так как их проще продать, я никогда не умалял достоинства безналичных государственных цешгых бумаг, делая акцент лишь на надежность банка, где открыт счет.

Мои операции с государственными ценными бумагами в период объявления по ним дефолта

Я торговал государственными ценными бумагами в соотношении 40%о - безналичная форма и 60% - наличная. У моего товарища был открыт крупный счет. Я действовал по следующей схеме: под залог его ОГСЗ разместил свои средства на его счете (отдал наличными). Когда мне нужно было продать или купить ценные бумаги, то я отдавал товарищу поручение, а он, в свою очередь, уже через брокера в банке отдавал приказ от своего имени. Это было немного дороже, но так как я старался поймать значительные колебшшя и к тому же он решал вопросы, связанные с налогообложением, это было выгоднее, чем иметь свой счет.

Я купил ГКО до объявления о получении кредита от МВФ, когда доходность была весьма значительная. После сообщения о предоставлении кредита от МВФ цена на ГКО резко подскочила вверх и на всех рынках наступила небольшая эйфория. Я продал ГКО, получив приличную прибыль. Эйфория через несколько дней прошла, и цена на ГКО оказалась ниже, чем была до объявлении о получении кредита. Естественно, я снова купил.

Наступило 17 августа. Цесмотря на слухи о возможном замораживании внутренних обязательств, никто не ожидал, что это произойдет именно сейчас. Я был расстроен, так как часть средств, вложенных в ГКО, была заемной (валютный кредит).

Обдумав ситуациию, я решил срочно все продать и закрыть частично открытую долларовую позицию. Я понимал, что может



последовать девальвация рубля. Максимальное падение рубля, па мой взгляд, пе должно было превысить 12 руб./долл.

Мне немного повезло, и весь пакет облигаций я продал своему товарищу за 12,5%. (У брокеров существует практика покупки-продажи заморожехпгых счетов). Полученные деньги сра,зу же конвертировал.

За счет дальнейшей девальвации рублевый убыток практически был компепсироваи, но убыток в валюте внес значительные коррективы в мое финансовое положение. Для того чтобы полностью рассчитаться с кредитом, мне понадобился год.

Я хоть и получил пепредвидеипый убыток, но частично все же его планировал и делал это осознано, так как это неизбежная часть моей профессии.

Многие граждане вообще ие желали рисковать вложенным капиталом в валюте долга. Естественно, желая получить прибыль в другой денежной единице, отличной от той, в которой исчисляется финансовый инструмент инвестирования, необходимо проводить дополнительные операции по страхованию капитала (фьючерс, опцион, форвард). Но даже несмотря на все это, они получили незапланированные убытки, и весьма ощутимые, которые будут помнить не один год.

Пятый этап (17 августа 1998 г. по настоящее время)

После 17 августа 1998 г. наступил новый этап развития Российского рынка ценных бумаг. К сожалению, в настоящее время я не вижу фундаментальных предпосылок для преодоления негативных последствий объявленного дефолта по внутренним обязательствам. Как уже было сказано, был нарушен баланс исходных и необходимых условий для нормального развития рынка ценных бумаг и экономики в целом. В настоящее время в России нет безрисковых финансовых инструментов, гарантирующих получение прибыли.

Государственные ценные бумаги являлись базовыми финансовыми инструментами с определенной доходностью, относительно которой инвесторы принимали решения об инвестировании денежных средств в те или иные активы, исходя из соотношения будущих доходов и возможных убытков. Сегодня инвестиции в РФ не могут быть объективно разделены на группы по степепи риска. Все финансовые инструменты перешли в разряд повышенного риска и вопрос сегодня заключается в том, где возможна полная потеря капитала, а где она составляет не более

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [ 16 ] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66]