назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [ 69 ] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137]


69

на внутреннее экономическое развитие страны прежде всего из-за растущей интер-национализащ1и всей экономической жизни и вступления Франции в ЕЭС. Отныне при составлении своих планов Франции приходилось считаться и с реалиями своего окружения. Еще более глубокой причиной было усиление режима политической власти в Пятой республике. Ни де Голль, ни министр финансов Жискар дЭстен не могли допустить, чтобы независимое Бюро планирования руководило экономикой Франции. Первая реакция наступила еще в 1963 г. Будучи сторонником стратегии экономического роста, Комиссариат планирования всегда делал ударение на инвестировании, без его эффективного обеспечения доходами, что в конечном итоге вело к инфляции, возникновению проблем с платежным балансом и девальвации. Еще де Голль хотел положить этому конец. В 1963 г. действиями Жискара дЭстена сфера влияния Комиссариата планирования была ограничена".

Стабилизационная программа, принятая тогда же, подчинила реализацию плана жесткой антиинфляционной политике правительства. В конечном итоге государственное планирование в 60-х годах превратилось из долгосрочной стратегии в краткосрочную стабилизационную политику. Таким образом, деятельность самою Комиссариата оказалась подчиненной политической конъюнктуре. В 70-х годах был создан Центральный комитет по планированию, на заседания которого ежемесячно собирались президент и основные министры, чтобы обсуждать вопросы планирования. В действительности проблемы стабилизационной политики стали главными в его деятельности. После своего избрания президентом в 1974 г. Жискар дЭстен превратил этот административный орган в инструмент своего управления". В рамках политики стабилизации премьер-министр Раймон Барр разрабо1ал трч плана, что показывает, в какой степени правительство взяло на себя функции краткосрочного планирования, отодвинув Комиссариат планирования на вторые роли.

Тем ие менее правительство вовсе не имело намерения полностью ликвидировать Комиссариат, так как последний еще мог сослужить полезную службу. Власти рассчитывали использовать этот орган для улучшения координации механизмов обтцественных расходов, как информационный источник, орган пропаганды политики стабилизации и, наконец, для интеграции политики централизованного согласия в процесс выработки политических решений. Бурный послевоенный экона мический рост породил напряжение, вылившееся, в конечном итоге, в волнения в мае 1968 г. Экономический кризис 70-х годов породил новую волну недовольства. Правительство оказалось вынужденным в большей сгепени учитывать социальные аспекты политики стабилизации, что было особенно неприятным для правого правительства, которое постаралось переложить эти заботы на центральные планирующие органы. Еще начиная с четвертого плана (1962-1965 гг.). Комиссариат планирования добавил социальный подход к процессу государственного планирования, обращая особое внимание проблемам развития регионов и общественному обеспечению*. Начиная же с пятого (1965-1969 гг.), планы выражались уже не в количественных, а в стоимостных показателях. В новой ситуации прогнозы отныне учитывали финансовые условия и, соответственно, интегрировали вопросы политики доходов в механизмы планирования. Но в конечном итоге правительственная стратегия в области социальной политики потерпела провал, так как профсоюзы покинули различные органы планирования. Комиссариат превратился в группу технократов, выступавшую перед правительством с предложениями в согиальиой сфере п инфраструктуре.

Гго касается Великобритании, опыт планирования и политики согласия не был здесь особенно убедительным. Правительство лейбористов, пришедшее к власти в uKTPCrit 1У64 г., вскоре реорганизовало аппарат централизованного долгосрочного .1лан*1ро;«" ния, созданный предыдущим правительством консерваторов Гарольда МакМиллана и Селвина Ллойда. Все функции Национального бюро экономичес-



кого развития и аналогичные - Казначейства, связанные с планированием, были объединены под эгидой новоссозданного министерства экономических дел во главе с энергичным Джорджем Брауном (George Brown). Планирование превратилось, таким образом, в центральный элемент новой экономической политики правительства. Одновременно Национальное бюро экономического развития стало форумом для переговоров социальных партнеров с участием представителей правительства и группы независимых экспертов. Джордж Браун и его соратники сразу разработали новый долговременный план (до 1970 г.), предусматривающий ежегодный прирост темпов экономического роста на 4%". Однако он никогда не был претворен в жизнь.

Несмотря на то что лейбористское правительство обещало учитывать его при разработке собственной политики, в действительности оно никогда не считало себя связанным этим обещанием. Напротив, оно разделяло традиционные убеждения в том, что ожидаемый спрос есть определяющая характеристика процесса экономического роста. План должен был создать благоприятный психологический климат "ожидания роста" с целью стимулировать инвестиционный процесс предприятиями. Он не предусматривал непофедственного вмешательства государства в деятельность национализированных предприятий, во всяком случае, в большей степени, чем в частных. Более того, когда процесс экономического роста приводил к избыточному спросу, ставя под уфозу платежный баланс, правительство прибегало к кратковременной рестриктивной политике, тормозящей экономический рост. В феврале 1966 г. было объявлено о проведении офаничительной политики, которая последовала с июля того же года и выразилась в строгой дефляционистской политике, предусматривавшей рост налогов, замораживание на шесть месяцев цен и доходов и сокращение общественных инвестиций. Девальвация в ноябре 1967 г. произопша слишком поздно, чтобы придать второе дыхание плану. Принятые в 1966 г. меры означали конец плана Брауна, а в действительности и всему долгосрошому государственному планированию в Великобритании.

Возобновление политики торможения экономической активности означало также то, что долговременное планирование было принесено в жертву поддержки равновесия в меж;дународном измерении и защиты позиций фунта стерлингов на мировом финансовом рьгаке. Будучи в оппозиции в 1973 г., лейбористская партия вновь разработала ррдикальную по своему характеру профамму государственного планирования, но она так и осталась мертвой буквой, когда лейбористы вернулись к власти в феврале 1974 г. Наоборот, вновь была взята на вооружение профамма ограничений. Правда, в 1975 г. принимается закон (Industry Act), по которому основывается Национальная палата предприятий (National Ешефйве Board), представляющая тип государственного холдинга. Этот же закон предусматривал создание Системы плановых соглашений (Planning Agreements System), предназначенной прежде всего для планирования управления предприятиями государственного и частного секторов, а также согласования их деятельности. Эффект от этих мероприятий был невелик. Национальная палата предприятий не имела реальных полномочий, а деятельность Системы обусловливалась согласием всех сторон. В конечном итоге под угрозой оказалась практика добровольного офаничения заработной платы, что усиливало антагонизм между правительством лейбористов и профсоюзами, другими словами, "экономике согласия" был положен конец*.

Правительство консерваторов под руководством Маргарет Тэтчер кардинально изменило курс, ориентируясь на "политику рынка". Долговременное планирование и институциональное согласие были сняты с повестки дня. Денационализация, сокращение прямого налогообложения (прежде всего в интересах обладателей высоких доходов), рост косвенных налогов, драконовское сокращение государственных расходов и ортодоксальная монетарная политика составляли отныне основу правительственной политики. Вдохновляемая монетаристской философией Милтона



Фридмана, последняя ставила задачей восстановление механизмов рынка и отворачивалась от принципов государственного дирижизма.

В Италии и Японии экономическая политика правительств также испытала некоторое охлаждение по отношению к долгосрочному планированию и государственному регулированию. В Италии к концу 60-х годов наметилась тенденция к удлинению периода, охваченного планированием, и интеграции первого пятилетнего плана в более длительные по времени проекты, куда могли бы быть вписаны структурные изменения. Однако этого тем не менее не произошло. На период с 1971 по 1975 г. был разработан второй пятилетний план, который никогда не был принят и, оставшись в столах кабинетов, служил лишь в качестве рекомендации для идеального развития".

Между тем экономическая политика итальянского правительства фокусировалась на проблемах краткосрочной нестабильности. После войны правительство ориентировалось на достижение экономического роста за счет увеличения экспорта. С этой целью легкая промышленность получила особую поддержку. В частности, был облегчен процесс концентрации производства и изысканы новые возможности проникновения на европейский рынок. Все это привело к значительному ускорению экономического роста, но вызвало уязвимость внутреннего развития и чрезмерную зависимость от коньюнктуры внешнего рынка. С 1963 г. взрывной рост заработной платы, включая те отрасли, в которых производительность труда не увеличивалась, привел к проблеме платежного баланса. Следствием этого стали постош-ные кризисы. Они требовали все большего внимания со стороны правительства, тем более, что все громче заявляла о себе левая оппозиция.

Лишь крупные предприятия смогли выдержать стремительное повышение заработной платы 60-х и 70-х годов. Благодаря налаженной автоматизированной и механизированной системе массового производства они добились таких же темпов (иногда и выше) роста производительности труда". Вследствие этого усилилась роль крупных государственных и частных фирм. Теперь уже они сами навязывали правительству свою собственную стратегию долговременного планирования". В итоге централизованное государственное планирование в Италии от кризиса к кризису теряло свое значение.

Аналогичные факторы вызвали упадок государственного планирования и в Японии. Так же как и в Италии, долгосрочное планирование ориентировалось здесь прежде всего на достижение высоких темпов экономического роста за счет наращивания экспортного потенциала. Вследствие ухудшения общемировой экономической конъюнктуры в 70-х годах внимание было перенесено на трудности, связанные с платежным балансом, и инфляцию. Другими словами, политика правительства переключилась на корректировку краткосрочных периодов нестабильности. В результате развития процессов концентрации и интернационализации японские корпорации приобрели столь значительное влияние, что Зайбацу опередили правительство в долгосрочном планировании. В то же время облегчился доступ иностранных капиталов в экономику Японии. Первая уступка в этом отношении датируется 1963 г., когда было разрешено участие иностранного капитала в японских предприятиях в пропорции 50/50%. В последующие годы, особенно с марта 1969 г., все более возраставшее число отраслей японской промышленности оказалось полностью открытыми для иностранных инвестиций*. В долговременной перс-

"*С. Либерман в сюей "Смешанной экономике" утверждает обратное: размеры и диверсификация государственных холдингов (ЭНИ и Институт промышленной реконструкции) облегчали принятие и реализацию пятилетних планов развития итальянской экономики. Так, без сомнения, обстояло дело 60-х годах, но в следующее десятилетие ситуация несколько поменялась. В действительности усилились собственные позиции этих компаний, в то время как централизованное планирование "чахло".

*Первые мероприятия правительства Японии по либерализации режима иностранных инвестиций набирают силу с 1 июля 1963 г. Вторая серия последовала в марте 1969 г. (см.: Yoshimo M.Y. Japan as Host).

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [ 69 ] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137]