назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [ 68 ] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137]


68

езную угрозу традиционной рыночной системе. Ввиду их организации и эффективности иерархической структуры необязательным было "вписывание" их в национальную экономику. Обладая такой мощью, компании вполне могли контролировать некоторые рынки*.

Крупные предприятия были не единственными нарушителями равновесия на рынке; аналогичное влияние непосредственным и косвенным образом оказывали на него и профсоюзы. В последнем случае это проявлялось в том вкладе, который внесли профсоюзы в стратегию роста крупных компаний после окончания войны. Масштабное производство способствовало развитию технического прогресса, который в свою очередь увеличил производительность труда и как следствие вел к повышению его оплаты. Профсоюзы сотрудничали с крупными фирмами в деле концентрации производства и роста производства в обмен на повышение заработной платы и улучшение условий труда. В то же время они способствовали установлению монополии и олигополии этих компаний на традиционном рынке полуфабрикатов и конечной продукции, а через это - на рынок промежуточных и конечных услуг. Итак, они вносили свой вклад в процесс усиления финансовой автономии крупных фирм.

Тот факт, что профсоюзы смогли занять монополитические или олигополи-стические позиции на рынке труда, также непосредственным образом препятствовал свободной игре рыночных сил. Чаще всего после войны профсоюзы принимали участие в политике согласия, проводимой правительствами на национальном уровне в целях обеспечения экономического роста и повышения благосостояния. Будучи официальными представителями наемной рабочей силы, профсоюзы, стали играть важную роль в экономической, социальной и политической жизни западных стран. Условием такого сотрудничества являлось обеспечение постоянного роста реальных доходов трудящихся. В этом вопросе профсоюзы, ведя переговоры с позиции силы, чаще всего достигали успеха. Эта ситуация нарушила нормальное развитие рынка труда. В периоды экономического расцвета производительность труда не увеличивалась, несмотря на повышение занятости. Рост зарплаты в отстающих отраслях следовал вслед за ростом зарплаты развивающихся отраслей, где увеличение заработной платы подтверждалось реальным повышением производительности труда. Отстающие отрасли восполняли образовавшийся разрыв между ростом уровня заработной платы и невысокой производительностью труда за счет увеличения цен. В результате в период стагнации 70-х годов, когда на повестку дня встала необходимость проведения структурных реформ, искусственно завышенный уровень оплаты труда в устаревших отраслях помешал механизму свободного рынка повлиять на процесс структурного обновления промышленности.

Вместе с крупными предприятиями и профсоюзами к пертрубациям на рынке приводило иногда и косвенное влияние правительств, которые поддерживали крупные компании. Таким образом, формировалось сотрудничество между государствами и предприятиями в области исследований и развития, гармонизировалась система планирования в государстве и на предприятии, а также обеспечивались прп-вилегированные позиции для национальных производителей при продаже последними благ и оказании услуг. Этими благами пользовались как государственные, так и крупные частные компании. Те же страны Запада, которые выбрали после войны неолиберальную модель развития экономики, шаг за шагом отказывались от нее. Постепенно, прекращалось сопротивление процессам концентрации посредством применения положений антитрестовского законодательства. Такое развитие событий последовало в США, ФРГ и Бельгии*.

Власти не только косвенно содействовали созданию монополий или монопсоний (монопольному положению покупателей на рынке), вызывая тем самым пертур-

2*Что касается ФРГ. см.: Lieberman S. Mixed Economies. P. 199, 200.



бации на рынке, но и сами сознательно стремились к подобному развитию событий. Первым важным этапом на этом пути стало разбухание национализированного сектора экономики после второй мировой войны. Иногда национализированными оказывались целые отрасли: банковская деятельность, страхование, железнодорожный транспорт, почтовые службы, телекоммуникации, производство стали и добыча каменного угля. Тем самым создавалась интегрированная монополия. Важную роль сыграло и возникновение после войны общества потребления. Быстрый рост государственных расходов обуславливался не только усилением контролирующих функций и антициклической политикой правительства, но и расширением предложения со стороны государства в сфере коллективных благ. В результате последнее превратилось в гигантского поставхцика в этой области, занимая часто здесь монопольные позиции. В то же время власти стали и важным потребителем, а в некоторых случаях и единственным покупателем на рынке (случай монопсонии). Военные расходы и формирование в результате этого военно-промышленного комплекса прекрасно иллюстрируют способ, которым государственный сектор воздействовал на рьшок со стороны спроса.

Быстрый рост бюрократии также расстраивал нормальную игру рьшочных сил. Национализация, общественные услуги и растущая роль государства в управлении экономикой вызвали впечатляющее увеличение армии чиновников. В условиях экономического роста соответствующие расходы государства могли быть обеспечены ростом налоговых поступлений. Однако, когда такой рост замедлялся или приостанавливался, возможность фискального маневра, необходимого для расширения бюрократии, исчезала. Чтобы поддержать равновесие бюджета, требовалось сокращение государственного аппарата. Ничего подобного, тем не менее, не произошло. Пользуясь своей монопольной позицией, государство могло еще некоторое время усиливать свое влияние на экономический процесс, чтобы затормозить рост безработицы. Практика дефицитного бюджетного финансирования приняла широкое распространение. Следствием стал бюджетный кризис, способствовавший раскручиванию инфляционной спирали*.

Таким образом, смешанная экономика функционировала отньше в институциональных рамках, существенно отличавшихся от первоначально созданных. В ответ на возраставшее усложнение процесса экономического развития возникли новые формы в области производства, распределения и потребления. В этом новом контексте концепция рынка, основанного на свободной конкуренции, потеряла свое значение. Конкурентный рьшок не исчез, тем не менее появившиеся новые центры принятия решений модифицировали его функционирование. В этой новой системе никакая "невидимая рука" не могла автоматически установить равновесие. Между могущественными группировками царило хрупкое перемирие - ситуация, значительно отличавшаяся от общего равновесия традиционной рыночной системы.

2. НЕУДАЧИ СИСТЕМЫ ПЛАНИРОВАНИЯ И ПОЛИТИКИ ЦЕ1ГГРАЛИЗОВАННОГО СОГЛАСОВАНИЯ

Модели смешанной экономики, сформировавшиеся после второй мировой войны, проявляли в процессе своего развития все большие сходства. Эта тенденция развивалась до начала 70-х годов, но экономический кризис 1974-1975 гг. кардинально изменил ситуацию. Разочарования New Economics, пронизанной кейнсианской идеологией, охладили энтузиазм по отношению к планированию и централизованному согласованию действий. В результате вновь оживился интерес к концепциям ортодоксального монетаризма.

В тех странах, которые изначально ориентировались на неолиберальную модель, система планирования и согласования сложилась относительно поздно. Так,



в ФРГ лишь в 1967 г. были приняты первые законы о государственном птаниро-вании и согласовании действий между правительством, нанимателями и рабочей силой (Konzertiere Aktion). К 1972 г. продолжение расширения планирования вызвало оживленные дебаты. Тогда еще раздавались голоса в пол1>зу осуществления государством мер непосредственного контроля за частными инвестициями посредством проведения политики регистрации, вето и лицензий. Тем не менее инфляция 70-х годов сместила внимание с проблемы регулирования спроса. Она же поставила под угрозу политику согласия, так как в ней перестали участвовать профсоюзы, боясь превратиться в заложников политики ограничений заработной платы. Рост социального благосостояния также был прерван. Западногерманские власти переключили свое внимание на борьбу с инфляцией. С этой целью они придали монетаристскую направленность своей экономической политике, расширив полномочия Бундесбанка, особенно с середины 70-х годов, и предоставив последнему право принимать самостоятельные решения, выдержанные в ортодоксальном духе. В силу своей компетенции Бундесбанк начал поощрять сдерживание годового роста денежной.массы. Иногда это приводило к столкновению с интересами правительственной политики*.

Несколько позднее подобный сценарий развернулся и в США. Бурный расцвет социального благосостояния, который начался в эпоху Кеннеди, но испытавший особый подъем под влиянием программы "великого общества" Гфезидента Джонсона, продолжался и в 70-х годах. В основе этого расцвета лежал эффект "третьего взлета" общественных расходов (два других пришлись соответственно на периоды "Нового курса" и второй мировой войны)". Согласно точке зрения Карла Шульца, увеличение доли социальных расходов в общем ВНП стало результатом действия трех главных факторов; реализации новых программ социальной помощи (как, например, Медикэр и система обеспечения продовольственными талонами), усиления уже действовавших к тому времени программ и увеличения числа людей, обращающихся к ним. Следу1<)щим этапом такого развития стало обсуждение вопроса о создании национальной программы здоровья (которую особенно поддерживал сенатор Эдвард Кеннеди).

Становление системы федерального планирования в США происходило крайне медленно. В 1975 г. по инициативе Губерта Хемфри (Hubert Humphry) и Якоба Явитца (Jacob Javits) был принят закон о стабильности экономического роста и экономическом планировании. Он предусматривал создание системы централизованного планирования (индикативного по сути). В 1974 г. был вотирован закон (Congressional Budget Act) о долговременном прогнозировании бюджета. Эта задача с начала 1975 г. возлагалась на Бюджетное бюро конгресса (Congressional Budget Office) под управлением Элиса Ривлина (Alice М. Rivlin), которое должно было упорядочить акты, принятые законодателями и зачастую противоречившие друг другу". Однако эта попытка централизации не увенчалась успехом*.

В тех странах, где система смешанной экономики опиралась на неоэтатистские принципы, развитие протекало в обратном направлении. Лозунг планирования постепенно ослабевал, набирал силу процесс денационализации или управления государственными предприятиями по образу частных компаний. В то же время внимание привлекла модель экономики согласия малых западных государств.

Во Франции динамика государственного планирования, послужившего образцом для всех смешанных экономик Запада, сбавила темпы. Нет сомнений, что техника самого планирования заметно улучшилась в период между принятием второго и седьмого планов. На смену импровизациям первых лет пришли эконометрические методики2. Как бы там ни было. Комиссариат планирования потерял свое влияние

*"Чейз эконометрике" (Chase Econometrics), очень влиятельная исследовательская группа банка "Чейз Маихэттен" (Chase Manhattan), считала, что лишь использование политики цен, заработной платы и кредита могло результативно воздействовать на инфляционные процессы

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [ 68 ] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137]