назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [ 62 ] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137]


62

мешала применению эффективной политики в области цен и доходов. Как следствие этого развилась галопирующая инфляция, возникли трудности с платежным балансом, а повышение заработной платы отставало от роста цен. Последнее стало причиной увеличения числа забастовок. Недовольство профсоюзных лидеров приняло столь широкий масштаб, что последние вышли из состава комитетов по модернизации, поставив тем самым под угрозу сам принцип сотрудничества. В этой ситуации благодаря своей "отделенности" определенные выгоды смог извлечь сектор потребительских товаров. В условиях инфляции цены здесь искусственно завышались, существованию же маргинальных предприятий ничего не угрожало**. В этом отношении инфляция ставила под сомнение достижение целей планирования, направленных на рационализацию промышленного производства, а также улучшение производства и рост производительности.

Франция представляла лучший после войны пример развития смешанной экономики, в которой сочетались динамика активного экономического роста с кейнсианской антициклической политикой властей. Великобритания того же периода - это типичный пример смешанной экономики, почти целиком основанный на претворении в жизнь кейнсианских принципов. Доклад Бевериджа в 1942 г. ("Полная занятость в свободном обществе") и "Белая книга" 1944 г. по занятости уже заложили фундамент правительственной политики, опирающейся на полную занятость и общественное благополучие. Правительство отказывалось проводить централизованную политику цен и доходов, чтобы не вызвать инфляцию, из страха, что она породит раздувание бюрократии и неэффективность. Власти придерживались политики монетаризма и строгого бюджета, вдохновляясь кейнсианскими принципами- Правительство также стремилось пресекать возникновение всяких монополий, как рыночных, так и среди работников или предпринимателей. Правительство также хотело бы играть активную роль в предотвращении кризисов и депрессий. Оно стремилось также к более справедливому распределению национального дохода за счет установления прогрессивной шкалы всего налогообложения, налогов на наследуемое имущество, завещаний, распределения реальных и личных состояний, а также развития системы трансфертных платежей. Некоторые предлагали даже ввести практику еженедельной уплаты дивидендов в зависимости от размера семьи, для того чтобы гарантировать определенный минимум каждому. Этот проект предполагал создание определенного количества социальных служб, прежде всего в области здравоохранения и образования. Предлагалось также наладить строгий контроль за окружающей средой, использованием природных ресурсов и демографическим ростом, что также требовало создания системы структурного планирования*.

Лейбористы считали, что реализация и поддержка программы обеспечения полной занятости потребует проведения национализации промышленных отраслей. Эксцессы сталинизма умерили первоначальные замыслы сторонников полной национализации, так как концентрация такой власти в руках государства грозила злоупотреблениями с его стороны даже в Англии. Планы в результате ограничились выборочной национализацией всех базовых отраслей - энергетики, транспорта, каменноугольной и сталелитейной промышленности, а также инфраструктуры. Эта программа воплощалась в жизнь после прихода лейбористской партии к власти (19461951 гг.) по следующему графику. В 1946 г. каменноугольная промышленность перешла под контроль Национального угольного совета, железнодорожные компании - под контроль Британского железнодорожного совета, а судоходные компании каботажного плавания - под контроль Британского совета водных сообщений. В 1947 г. под управление Британского управления электри-

Интересные выводы по этому поводу см.: Ваит W.C. The French Economy. * Синтез и анализ британской политики можно обнаружить в: Meade J. The Mixed Economy.



чества перешли все компании по производству и распределению электроэнергии. Национализация сталелитейной отрасли в 1948 г. привела к созданию Национального совета стали. В целом более 20% британской промышленности очутились под непосредственным контролем государства*. В руках у государства оказались Английский банк, авиационные компании, аэропорты и автомобильные дороги. Помимо этого, государство вошло в число владельцев многих частных предприятий (самыми знаменитыми из них были "Бритиш Петролеум", "Роллс-Ройс" и "Аппер Клайд Шипбилдерс"), руководствуясь больше политическими, чем финансовыми соображениями. Наконец, стоит упомянуть, скорее, о достаточно символическом участии государства в некотором количестве сельскохозяйственных кооперативов и целой серии маленьких частных компаний, которыми владели национализированные предприятия.

В принципе национализация должна была предоставить британскому правительству мощный инструмент экономической политики. Контроль за инвестициями естественным образом создавал условия для борьбы с депрессией, гарантирования полной занятости и возможности рационализации каменноугольной и сталелитейной отраслей промышленности. Но ничего этого не произошло. Правительство лейбористов, находившееся у власти, сразу после войны опасалось всевозможных форм централизованного планированияо. Однако в ходе кризиса фунта стерлингов в 1947 г. канцлер Казначейства Стаффорд Криппс прибег к строгой экономической ограничительной политике. Но в остальном правительство следовало принципам краткосрочной кейнсианской политики и регулирования занятости. Более того, несмотря на создание Криппсом Совета экономического планирования, состоящего из представителей различных правительственных департаментов, общая долгосрочная промышленная политика не сложилась даже применительно к национализированным промышленным отраслям, так как отсутствовала координация действий на уровне институтов управления. Предприятия отдельной отрасли, находясь под контролем специального органа (совета), не поддерживали тесных взаимоотношений с соответствующим министерством. В действительности дирекция каждого предприятия была свободной и автономной в своих действиях.

С приходом к власти консерваторов (1951-1964 гг.) ничего практически не изменилось. Конечно, дирижистская политика Криппса была свернута*; рационирование постепенно сошло на нет, а правительство ослабило контроль за ценами, заработной платой и торговлей**. Антициклическая политика столкнулась при консерваторах с еще большими противоречиями, нежели при лейбористах. Консерваторы уделяли первоочередное внимание равновесию бюджета, стараясь при этом не отказаться и от политики обеспечения полной занятости. Политика чередования мероприятий по ускорению или замедлению экономической активности, применявшаяся лейбористами во время кризиса фунта в 1947 и., продолжала осуществляться*. Не было принято никаких решений, чтобы адаптировать управление национализированными предприятиями к этой долгофочной политике. Вначале консерваторы всячески стремились сократить влияние государства, денационализировав фанспорт и частично сталелитейную промышленность.

** Согласно Балогу, улучшение национального дохода, связанного с восстановлением обменного курса с 1951 г., было сведено на нет политикой либерализации Бутлера. Это улучшение, считает Балог, могло бы быть выгодно использовано для финансирования мероприятий планирования, основанных на экономическом росте (см.: Balogh Т. Britains planning problems. P. 121-136).

* Сильная девальвация английской валюты в сентябре 1949 г. временно приостановила переоценку фунта, отведя, таким образом, ставшую неотвратимой угрозу равновесию платежного баланса. Отныне политика "чередований" перестала быть необходимой. Однако явление переоценки фунта вновь возродилось в 50-х годах. В то же время мировое общественное мнение склонялось в пользу возвращения к золотому стандарту или фиксированным курсам обмена. В короткий промежуток времени не было больше реальных способов "исправить" курс фунта, кроме как использованием политики "чередований".



к 1960 г. и консерваторы, и лейбористы пришли к выводу, что рентабельность должна стать основным критерием как в государственном, так и частном секторах, и что производительность в национализированной промышленности сможет увеличиться лишь при условии, что система центрального планирования возьмет на себя координирующие функции*. В частном секторе политика "чередования" подверглась суровой критике. Федерация британских предприятий подчеркнула, что различия в бюджетной и торговой политике правительства разрушают стратегию инвестирования частных предприятий. Вследствие этого последние не торопятся создавать новые производства с современными технологиями и, соответственно, плоды их также запаздывают. Лишь масштабная и долговременная политика, систематически проводимая государством, могла бы избавить британскую экономику от структурного "маразма". Такую же линию проводили экономисты, подчеркивавшие необходимость активного и системного планирования". С 1960 г. федерации нанимателей, академические круги, высшее чиновничество и исследовательские институты приступили к серьезному анализу французского опыта.

Премьер-министр того периода Гарольд Макмидлан (Harold Macmillan), который никогда не был горячим приверженцем ограничительной политики "чередования", провозгласил поворот на 180 градусов, выдвинув лозунг индикативного планирования. В результате в 1962 г. был создай Национальный совет экономического развития (National Economic Development Council, NEDC, или "Neddy"), состоявший из шести представителей правительства, шести профсоюзных лидеров, стольких же "капитанов индустрии" и двух экспертов. Возглавлял Совет известный сторонник "политики роста" сэр Роберт Шоун (Robert Shone). Одновременно с этим органом на свет появилось Национальное бюро экономического развития - НБЭР (National Economic Development Office), состоявшее из 40 экспертов, которые занимались составлением планов независимо от государства. Помимо этого, отраслевые комитеты экономического развития ("маленькие Недди") возникли в 1964 г. во всех отраслях экономики.

Безусловно, эти изменения были навеяны французским опытом планирования. Тем не менее британское правительство выбрало для себя лишь одну из функций Комиссариата планирования: придать мероприятиям, направленным на ускорение экономического роста, необходимую гласность. Вторая основная цель Комиссариата - мобилизация ресурсов для направления их под контролем правительства в промышленность - в Великобритании не ставилась. Считалось, что рынок капиталов Лондона в состоянии самостоятельно выполнить эту задачу".

Достаточно произвольно НБЭР определил и темпы экономического роста, необходимые для развития Англии (4-4,5% на период 1962-1966 гг.), надеясь, что такое заявление само по себе будет способствовать реализации этой цели. В частности, предполагалось, что подготовленный и представленный общественности план, хотя и индикативного характера, станет ориентиром для инвестиций самих предприятий, которые запланируют свой рост также на 4-5%. Производство, таким образом, получит своеобразный удар кнута. Но различные группы, представленные в НБЭР, фактически парализовали правительственные действия. Реализация программы экономического роста могла осуществиться лишь при улучшении показателей экспорта. Такое развитие требовало сохранения стабильного уровня цен и доходов. Последнее же могло быть достигнуто при проведении согласованной политики в этих областях. Такому порядку противились как наниматели, так и

Определенный интерес в этом отношении представляет "White Paper on Financial and Economic Obligations of the National Industry" (1961) и "White Paper on National Industries" (1967), которые содержат исчерпывающий анализ пятилетнего планирования и финансовой отдачи национализированных отраслей,

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [ 62 ] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137]