назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [ 52 ] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137]


52

тех отраслей, которым угрожала опасность, сопряженный также с косностью профсоюзной верхуп1ки, стал основой для движения в целях получения поддержки и субсидий со стороны государства. Чаще всего руководители и владельцы предприятий поддерживали это движение. Сами работники и их союзы в большинстве случаев стремились к установлению контроля на уровне предприятия; "от сотрудничества к самоуправлению" - таков бьш новый лозунг в то время.

Процесс централизации и децентрализации деятельности профсоюзного движения принес определенные выгоды всем трудящимся, но некоторые извлекли из него больше, чем другие. Так, многочисленная группа работников крупных предприятий получила наибольшие привилегии в социально-экономической области. Категория "рабочая аристократия" существовала уже давно. В XIX в. к ней принадлежали представители младшего технического состава. После войны ее ряды значительно расширились. Что же касается неквалифицированных работников, а также занятых в тех отраслях, которые в большей степени испытали трудности структурной перестройки, их доход, безусловно, увеличился, но непрочность рабочего места и относительно низкий уровень заработной платы сохранились. В 70-е годы профсоюзы нескольких европейских государств предприняли некоторые меры по улучшению положения этой категории работников.

Профсоюзное движение в США после войны развивалось совершенно в противоположном направлении". Процесс вовлечения в него новых членов бьга особенно активным в первой половине XX в. В 1910 и 1953 гг. профсоюзы охватывали соответственно 5,6 и 25,7% всего активного населения. Однако затем этот процесс замедлился и с середины 50-х годов стагнировал. К 1970 г. число членов этих организаций составило всего лишь 22,7% населения. Это было связано с увеличением числа занятых в "третичном" секторе (в 70-х годах на сферу услуг приходилось 60% всего активного населения против 30% в 1920 г.). В то же время лишь менее /ю занятых в этой отрасли являлись членами профсоюза (в промышленности это соотношение составляло 40%).

Все это не могло не сказаться на активности профессиональных союзов. На утиеньшение степени их влияния на общее социально-экономическое развитие США повлияли и другие факторы. Так, закон Тафта-Хартли о трудовых отношениях, финятый в июне 1947 г. (Labor-Management Relations Act), существенно ограничил возможности активной деятельности профсоюзов. Два наиболее крупные их объе-щнения - организации АФТ и КПП - слились в середине 50-х годов. Однако внутренние склоки, факты коррупции и неадекватные действия некоторых организаций не пошли новой федерации на пользу и привели к принятию в 1959 г. нового закона Ландрена-Гриффина о предоставлении сведений о политической принадлежности (Labor-Management Reporting and Disclosure Act). Менялось и общественное мнение, которое постоянно "подогревалось" новыми неприятными подробностями и становилось все менее и менее благосклонным к деятельности профсоюзов. В результате лидеры АФТ-КПП так и не смогли добиться от Картера и его администрации принятия законодательства, способствующего профсоюзному движению. Во времена Рейгана последние продолжали терять свое влияние.

Бьшо бы, однако, неверным считать, что профсоюзы в США терпели лишь провалы. Сфера их активности расширилась за счет новых отраслей. Так, в 1962 г. организация федеральных служащих добилась права на создание собственного профсоюза и заключение коллективных договоров. В большинстве штатов рабочие и служащие местных предприятий и организаций также получили аналогичные возможности. Более того, в условиях постоянного роста безработицы в конце 70-х годов деятельность профсоюзов во многом способствовала принятию в 1978 г. закона Хэмфри-Хоукинса о полной занятости (Full Employment and Balanced Growth Act), который ставил своей задачей ограничить безработицу к 1983 г. четырьмя



процентами, а также обязывал правительство благоприятствовать созданию новых рабочих мест. Но в целом профсоюзное движение в США в очень незначительной степени способствовало после второй мировой войны становлению в этой стране системы смешанной экономики.

Япония также имела свои особенности в развитии профсоюзного движения. На общегосударственном уровне оно здесь фактически не существовало. Однако на крупных предприятиях профсоюзы играли заметную роль, однако их деятельность носила здесь скорее "кооперативный" характер: представители профсоюзов выступали вместе с руководителями предприятий за достижение последними наилучших показателей рентабельности. При этом распределение плодов успешной деятельности предприятия не давало поводов для конфликта. Система патернализма в японской экономике была доведена до автоматизма и функционировала безупречно. Действия профсоюзов в Японии, таким образом, были скорее инструментом эффективного управления производством, чем источником инерции.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ДОХОДОВ И "СПРОС БЛАГОСОСТОЯНИЯ"

Происшедшее после войны "смещение" в распределении доходов в пользу повышения уровня заработной платы и жалованья и их общий рост оказали благотворное влияние на развитие уже упоминавшегося "спроса благосостояния". Однако за этими очевидными явлениями стояла гораздо более сложная действительность. Изменения в структуре распределения доходов - достаточно медленный процесс, который следует рассматривать в историческом контексте. Какова же долгосрочная перспектива развития в этом отношении? Что касается распределения "первичных доходов", т.е. до уплаты налогов и средств на социальные нужды, перемены были очевидными. По подсчетам Кузнеца, распределение "первичных доходов" в странах Европы и США в конце XIX в. и в начале XX до первой мировой войны было далеко от равенства и оставалось крайне статичным. Обе мировые войны стали тем переломным моментом, когда это неравенство начало сокращаться. Но каждый раз после нескольких лет намечалась тенденция к стабилизации этого процесса.

В основе формирования долговременной "выравнивающей" тенденции на Западе лежало несколько факторов. Во-первых, "сблизились" уровни производительности труда в различных отраслях промышленности. Во-вторых, уменьшилась доля экономически активного населения, занятого в сельском хозяйстве и мелких независимых фирм в занятии. Точнее сказать, зарплата в этих секторах оставалась низкой. Как уже отмечалось ранее, резко упали доходы от передачи наследства, что привело к сокращению прибылей наиболее обеспеченных слоев населения. Кузнец считал даже, что сам процесс экономического роста способствует "выравнивающей" тенденцииз. в настоящее время, однако, среди экономистов нет сторонников этой точки зрения". И если в долгосрочной перспективе такая связь между экономическим развитием и более равномерным распределением доходов несомненно есть, то в среднесрочной она далеко не столь очевидна. Так, в период войны и послевоенного восстановления экономики выравнивание доходов было наибольшим. В период же мощного экономического роста в 50-х годах этот процесс во многих случаях прекратил свое дальнейшее развитие. Таким образом, нет прямой зависимости между экономическим ростом и "выравниванием доходов".

Зато прямое влияние на этот процесс оказали изменения в поведении людей. Философия, называемая "эгалитаристской", рожденная в эпоху Просвещения, сначала ставила целью достижение равенства перед законом, затем - политического и лишь в современном обществе - экономического. Выстраивая хронологический порядок этих "вех" в процессе развития равномерного распределения доходов,



можно, не боясь ошибиться, утверждать, что решающую роль в смене приоритетов сыграли две мировые войны. Вместе с восстановительным периодом они способствовали отмиранию старых привычек и устаревших концепций и дали государству большие контролирующие полномочия и возможность выступать с новыми инициативами и реформами. Общественность увидела в этом шанс на построение нового и лучшего общества.

Эти перемены повлияли на организацию семьи, что в свою очередь сказалось на распределении доходов, В Европе к середине 50-х годов среди населения с низкими доходами резко сократилось число больших семей, В то же время они стали характерны для категории населения с высокими доходами. Нечто подобное можно было наблюдать и в США, но в гораздо меньшем масштабе. Таким образом, если считать доход в расчете на одного жителя, а не на семью, неравенство сокращалось. Ян Тинберген определил, что в 60-х годах в ФРГ и Голландии этот разрыв сократился наполовину**.

Изменения в менталитете людей повлияли и на распределение "вторичных" доходов, т.е. тех доходов, которые были результатом вмешательства государства в процесс распределения. Сразу по окончании войны такое участие в перераспределении стало одной из главных задач правительства. Люди ожидали от них действенных мер по установлению более справедливого социального порядка.

Основным инструментом подобного вмешательства в перераспределение стали налоги и различные страховые взносы. Установление в течение XX в., особенно после второй мировой войны, прогрессивной шкалы прямых налогов означало неминуемое сокращение доходов наиболее обеспеченных слоев населения. Статистические данные свидетельствуют о том, что тенденция к выравниванию доходов проявлялась гораздо более отчетливо после уплаты всех налогов, чем до этого. Практически во всех странах целью прямого налогообложения стало сокращение доли самых высоких доходов, в частности 10-процентной верхушки национального дохода, и в меньшей степени - увеличение доли самых низких доходов*. Напротив, косвенные налоги не имели таких последствий для выравнивания доходов. Во многих странах они действовали применительно к самым употребимым категориям благ. Система, таким образом, функционировала по регрессивной шкале, что вело к усилению неравенства доходов.

Власти также способствовали перераспределению доходов посредством трансфертных платежей, которые можно разделить на две крупные категории: социальные пособия и обеспечение коллективными благами. После войны обе категории постепенно развились и превратились в огромные суммы. В 1980 г. расходы на трансфертные платежи составили около 1/3 ВНП в США и еще больший процент -в Европе. Цель такой политики заключалась в том, чтобы за счет дополнительных взносов со стороны обеспеченных слоев "дополнить" доход самых бедных, а за счет дополнительных налогов на "богатых" - финансировать систему коллективных услуг, доступную всем слоям населения. Статистические исследования, однако, показывают, что западным государствам-благодетелям лишь частично удалось воплотить в жизнь эти благие намерения. Эти подсчеты характеризуют третье распределение, которое учитывает общий эффект от выплаты всех социальных пособий и использования коллективных благ. Расчеты, вьшолненные Деликом (Deleeck) для Бельгии, говорят о весьма неблагоприятных результатах политики выравнивания. Результатами такого перераспределения в большей мере воспользовались обладатели крупных и средних доходов. Они, в частности, чаще обраща-

Коррективы,,, некоторые расходы на ведение домашнего хозяйства не были пропорциональны размерам семьн. особенно те. которые предназначались на покупку товаров долговременного пользования. С другой стороны большинство налоговых систем были направлены на поддержание больших семей (Schnitzer М. Income Distribution. P. 180-189).

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [ 52 ] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137]