назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [ 51 ] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137]


51

мышленных предприятиях с персоналом не более 50 работников и в компаниях сферы услуг с персоналом не более 20 человек работало не менее 40% всех занятых в экономике страны. Такие фирмы составляли 92,4% от общего числа предприятий, а производство - 40% от ВНП".

Поэтому послевоенный "спрос благосостояния" ни в коей мере не означал конец малых предприятий. В этом отношении интересен контраст западной модели экономического развития со странами Восточной Европы. В этом регионе производство товаров и услуг было централизовано и процесс дифференциации развивался гораздо медленней, чем на Западе. Развитие мелкого бизнеса имело помимо всего прочего и важное политическое значение. Увеличилось число независимых производителей со средним доводом, и соответственно, усилилось их влияние на выработку экономической политики. Именно с этой точки зрения необходимо рассматривать причины того поворота в распределении доходов в пользу среднего класса, который произошел после войны.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРОФСОЮЗОВ НА НАЦИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ

Интеграция деятельности профсоюзов в общество потребления в Западной Европе происходила одновременно на двух уровнях: на макроэкономическом, где деятельность последних централизовалась, и на уровне предприятия, где ярко обозначилась тенденция к децентрализации. Обе тенденции обладали собственной динамикой и имели специфические последствия".

Растущая централизация деятельности профсоюзов на макроэкономическом уровне являлась результатом исторического развития, протекавшего в XIX в., когда профсоюзы вьшуждены были в ожесточенной борьбе, находясь во враждебном окружении, отстаивать свое право на существование. Для сохранения этих достижений стороны пошли на некоторые соглашения, в которых признавалась свобода создавать такие ассоциации и законность их существования в юридическом отношении, право на проведение забастовок, возможность осуществлять политическую деятельность в условиях всеобщего избирательного права. В конечном итоге во многих странах рабочие партии пришли к власти: уже в период первой мировой войны, а также сразу после нее они активно участвовали в правительственных коалициях, по окончании же второй мировой войны им удалось кое-где сформировать однородные правительства из своих представителей. Одновременно шел процесс проникновения последних в органы административного управления и другие общественные организмы.

По мере усиления рабочих партий профессиональные союзы теряли свой ди-намизм. Они постепенно институциализировались как "группа давления" в структуру смешанной экономики и стали по сути инструментом интеграции рабочих в новую структуру современного индустриального общества. Профсоюзное движение уступило место "организации участия", приняв капиталистическую природу организации западной экономической системы. "Экономика согласия" была необходима для того, чтобы достигнутый консенсус стал операционным, т.е. мог реализоваться на практике. Профсоюзы и прочие организации трудящихся вместе с правительством стали основными партнерами в деле выработки общей экономической политики, особенно это касалось занятости и заработной платы. Эта новая модель политического развития, оформившись на национальном уровне, фундаментально изменила внутреннюю структуру и организацию профсоюзного движения Западной Европы. Управление "экономикой согласия" требовало более высокого уровня административной работы, что привело к растущей централизации и профессионализации профсоюзных федераций*. Была создана сложная чиновническая струк-

* Более подробную информацию см. в гл. 7.



тура, ответственная за разработку требований и эффективное ведение переговоров. Выдвигая свои пожелания, профсоюзы отныне стремились учитывать экономические реалии развития национальной экономики, так как стали частью ее механизма. В рамках последнего профсоюзное движение сотрудничало в разработке умеренной политики в области заработной платы и занятости. Но в то же время подобная централизация вызвала увеличение бюрократии и привела к образованию глубокой пропасти между управляющей верхушкой профдвижения и его членами. Профсоюзные лидеры стремились сгладить остроту конфликта, принимая участие в политическом управлении посредством своих представителей в органах управления. Таким образом, по их мысли, усиливалось влияние рабочих на власть.

"Экономика согласия" легла в основу проведения в некоторых европейских государствах активной политики в области занятости после второй мировой войны. В 1957 г. Голландия стала первым и единственным государством, разработавшим и применявшим конкретную политику заработной платы. Вдохновленные этим примером, за ней последовали Австрия и Великобритания, стремившиеся разработать систему планирования заработной платы по голландскому образцу. В 60-х годах такая политика уже стала объектом для подражания многих государств. Первый успех переговоров с рабочими на национальном уровне был отмечен в скандинавских странах также в 60-х годах и вскоре по этому пути последовали и другие европейские государства. Отметим, однако, что правительства стремились поставить трудящихся под больший контроль. Для этого некоторые страны приняли в сотрудничестве с рабочими партиями и профсоюзами законодательство, в котором регламентировалось право на забастовки. Целью такого рода мероприятий было добиться интеграции рабочих в систему "смешанной экономики"". Бьшо бы ошибкой сделать из сказанного выше вывод о том, что деятельность профсоюзов теперь ограничивалась лишь определенными сферами и что последние не могли добиться первоочередных преимуществ для своих членов. В действительности же союзы постоянно выступали за повышение заработной платы, но только в другой форме. И если такая борьба принимала "агрессивный" характер, то чаще всего это происходило не из-за централизации, а наоборот, децентрализации - второй важной характеристики послевоенного профсоюзного движения.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРОФСОЮЗОВ НА УРОВНЕ ПРЕДПРИЯТИЯ

Централизация и бюрократизация профсоюзного движения в Европе породили у многих рабочих чувство враждебности по отношению к их хозяевам. Желание интенсифицировать профсоюзное движение на уровне предприятия, а также стремление к конфронтации сохранялись. Развитие экономики после второй мировой войны также во многом способствовало развитию этой тенденции". На современных крупных предприятиях роль личности не имела большого значения. Вознаграждение работника в большей степени определялось рентабельностью всего предприятия, нежели его личными способностями. С другой стороны, вследствие профессиональной подготовки и специализации связи, объединяющие работников предприятия, укрепились; их успех и продвижение все больше определялись развитием фирмы. В рамках "экономики согласия" лишь основные направления рабочей политики определялись на национальном уровне, переговоры о механизмах реализации этой политики проводились на уровне отраслей и конкретных предприятий. Сюда относились, в частности, не только вопросы собственно уровня зарплаты, но и другие проблемы: условия труда, дополнительная работа, процедуры увольнения, отпуска и др.*

Степень дифференциации производства в послевоенное время возросла, что привело к увеличению количества различных систем оплаты труда. Естественно, что переговоры о заработной плате перемещались на уровень предприятия. Эм-



лирические исследования, посвященные этим проблемам в послевоенном развитии западной экономики, выявили глубокие отличия в заработной плате не только в разных секторах экономики, но и на предприятиях одной отрасли. И те и другие характеризовались разными уровнями производительности труда, безработицы и концентрации, а также своей организацией. Все эти различия профсоюзы должны были учитывать в своих требованиях.

Децентрализация деятельности профсоюзов привела не только к различиям в заработной плате, но и к растущей институализации. Координация деятельности управляющих и рабочих во время второй мировой войны, нацеленная на увеличение производительности труда, достигла такого уровня, что в тот момент, когда наступил мир, система взаимного согласования могла уже действовать самостоятельно на уровне каждого предприятия. Во всех европейских государствах существовали законы, предусматривавшие создание советов предприятий, в которых конкретизировался идеал сотрудничества.

Профсоюзное движение стремилось занять доминирующие позиции в этих советах. Очень часто по закону им поручалось предложение списка кандидатов. Если же законы не содержали столь четких установок, лидеры союзов заботились о том, чтобы их представители играли видную роль в избирательной кампании. Избранные делегаты становились официальными представителями рабочих и должны были защищать их интересы на предприятии. В большинстве случаев на них распространялся иммунитет, и увольнение становилось либо невозможным, либо по крайней мере достаточно сложным делом. В ФРГ такая система продвинулась еще дальше. В каменноугольной и металлургической промышленности представители профсоюзов становились де-юре членами комитетов предприятий. (Эта форма участия получила название "Mitbestimmung".)

Институировавшись на уровне предприятия, профсоюзное движение часто теряло свою былую агрессивность. Эмпирические исследования показывают, что в Германии, несмотря на тесное сотрудничество, уровень заработной платы в каменноугольной и металлургической отраслях, как впрочем, и другие блага, увеличивались не столь быстро, как в других секторах промышленности*. Чувство ответственности за общие интересы, которое внесли официальные представители профсоюзов, принимавшие участие в управлении производством, стало основой для последующего снижения накала классовой борьбы. Это особенно ярко проявлялось в тех ситуациях, когда структурные изменения или конкуренция со стороны иностранных производителей ставили под угрозу рентабельность той или иной отрасли экономики, как и было в случае с металлургией и каменноугольной промышленностью.

Дисциплина, которую пытались установить официальные представители профсоюзов, часто вызывала недоверие у самих работников. В итоге руководители теряли своих сторонников как на национальном уровне, так и на локальном. Иногда на уровне предприятия официальный представитель утрачивал свое влияние, которое переходило к другому лицу. Бывали ситуации, когда профсоюзные лидеры на местах сами возглавляли "мятеж" против высшего руководства. Такая атмосфера способствовала возникновению "стихийных" забастовок. Процесс децентрализации деятельности профессиональных союзов протекал, таким образом, отнюдь не гармонично, скорее под знаменем конфликта, нежели консенсуса.

На заре 70-х годов все указывало на необходимость проведения глубоко! структурной перестройки многих отраслей промышленности. Увольнения и закрытия предприятий стали постоянной темой газетной хроники. Подобная структурная перестройка вызывала обычно "перелив" финансовых ресурсов из одного региона в другой и появление новых сфер экономической активности. Радикальные перемены подрывали не только консерватизм старых промышленных отраслей, пои инерцию руководителей традиционалистских профсоюзов. Страх перед будущим

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [ 51 ] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137]