назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [ 37 ] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137]


37

ли во Франции. Постепенно начинал оказывать положительное влияние на численность активного населения и рост рождаемости.

В индустриальных странах за пределами Европы вовлечение в оборот новой рабочей силы, как представляется, также оказало положительное влияние на процесс послевоенного развития. В Канаде, Австралии и Новой Зеландии иммиграция сохранила свои значительные масштабы. Репатриация в Японию также приняла вначале масштабный характер, в то время как традиционное аграрное производство имело большие резервы рабочей силы. Данные факторы оказали положительное влияние на экономический рост. В США ситуация была не столь очевидной. Как уже отмечалось, иммиграция - как легальная, так и нелегальная - была весьма внушительной. К ней следует прибавить и другие факторы: явную и скрытую безработицу, затронувшую черное население, а также естественный демографический прирост. Однако эта гибкость предложения на рынке рабочей силы сопровождалась лишь крайне медленным экономическим ростом по крайней мере до начала 60-х годов.

Модель Льюиса, таким образом, не предлагает единственного объяснения процесса экономического роста Запада после войны. Модель, примененная Киндлбер-гером для Европы, так же стала объектом критики. Так, причины медленного развития Бельгии в 50-х годах были не в нехватке рабочей силы (в действительности существовала как скрытая, так и явная безработица), а в структуре инвестиций. В Великобритании проблему составляло плохое управление спросом, что не было сопряжено с недостаточным предложением рабочей силы. Более того, если рассматривать более длительный период (1950-1970 гг.), выбранный Киндл-бергером, проявляются и другие несоответствия. Так, ФРГ и Италия не могут в этом случае быть ранжированы в группу стран, характеризуемых наличием гибкого предложения рабочей силы*.

Можно адресовать и более основательную критику отправной гипотезе Киндл-бергера. Был ли экономический рост Европы в 60-х годах прерван "иссяканием" предложения рабочей силы так же, как ее избыток стимулировал этот рост в 50-х? Некоторые аналитики придерживаются диаметрально противоположной точки зрения. По их мнению, начиная с 60-х годов гибкость предложения рабочей силы не составляла уже основного фактора экономического роста индустриальных государств Западной Европы. Теперь они могли устранять трудности своего рынка труда за счет технологических инноваций и замены труда капиталом. Проблемы, связанные с предложением труда, решались отньше изменением отношений между трудом и капиталом. ФРГ и Япония рассматривались как прототипы такого варианта развития. Другие экономисты, среди которых и Джон Корнволл, поддержали более умеренный подход по отношению к теории Киидлбергера. Гибкость предложения рабочей силы составляла важный фактор роста в течение двух послевоенных десятилетий (табл. П)"*. Когда руководители промышленных предприятий нуждались в дополнительном количестве рабочих рук, они немедленно находили их в аграрном или традиционном производствах, среди выпускников школ, женщин, в секторе услуг или в других странах. В качестве доказательства используется тот факт, что различия в заработной плате между промышленными отраслями на Западе не сокращались. И, таким образом, не возникало значительных напряжений на рынке рабочей силы.

* Если подсчеты уточнить, заменяя категорию "роста активного населения" на "рост числа занятых в неаграрных секторах", репрезентативность классификации Киидлбергера чувствительно улучшится, хотя она и не всегда безукоризненна. Если же идти еще дальше и проводить подсчеты для каждого десятилетия (т.е учитывать рост числа занятых в неаграрных секторах отдельно для периода с 1950 по 1959 г. и с 1960 по 1969 г ), корреляция становится еще более сильной. В этих условиях модель Льюиса кажется более применимой для периода 1950-1959 гг., в течение которого 1ибкость предаюжения труда неоспоримо сыграла важную роль в экономическом росте.



Таблица 17. Сравнительный анализ роста фабричной промышленности и всей экономики на Западе в 1950-1980 гг. (годовое соотношение, в%)

Название страны

Рост производства в фабричной 1фо-мышленности (1950-1960 гг.)

Рост числа занятых (1950-1960 гг.)

Название страны

Рост производства в фабричной 1фо-мьшшенности (1960-1970 гг,)

Рост числа занятых (1960-1970 гг,)

Название страны

Рост производства в фабричной гфо-мьппленности (1970-1980 гг,)

Рост числа занятых (1970-1980 гг.)

Страны с вькокими показателями роста

Италия

4,б1*

Турция

Турция

Япония

4,l2*

51ПОНИЯ

10,5

Канада

Турция

3,53*

Канада

Ишания

Норвегия

Канада

Дания

Ирландия

Испания

Швейцария

Дания

2,2*

Страны со средними показателями роста

Швейцария

Португалия

Нидерланды

Франция

Япония

Португалия

Нидерланды

Италия

Норвегия

Швеция

Дания

Франция

I.1I*

Норвегия

Австрия

Австрия

1,23*

Португалия

Франция

Италия

Бельгия

Страны с низкими показателями роста

Великобритания

Австрия

Бельгия

Бельгия

Испания

Ирландия

-0,83*

Великобритания

Нидерланды

Великобритания

-0,1

Швеция

-0,2

* 1954-1960 гг.;

2*1953-1960 гг,;

3*1951-1960 гг.; **1955-1960 гг.

Источник: Calcus de Iauteur; OCDE, Statistiques de la population active, 1969-1980.



КОНЦЕПЦИИ СТРУКТУРУАЛИСТСКОГО ХАРАКТЕРА ДЖ. КОРНВОЛЛА И ДЖ. ВАСИАГО

Так же как Киндлбергер расширил концепцию Льюиса относительно резерва рабочей силы, Корнволл развил концепцию самого Киидлбергера. Первичный сектор, где Европа могла черпать рабочую силу, не ограничивался внутренней сферой сельскохозяйственного производства или географическим районом Средиземноморья, но включал все промышленные отрасли, характеризуемые низким уровнем производительности и заработной платы. Если занятость в более производительных отраслях увеличивалась быстрее, чем в целом в экономике, разрыв в показателях роста различных стран объясняется прежде всего вкладом избыточной рабочей силы из менее производительных отраслей*. Корнволл проверил свою гипотезу на данных двенадцати стран ОЭСР и получил исключительно хорошие результаты. Между 1950 и 1970 гг. в Австрии, Дании, Франции, ФРГ, Италии, Японии и Норвегии занятость в высокопроизводительных отраслях росла быстрее, чем в целом, в то время как темпы экономического роста находились на высоком уровнем. Наоборот, в Бельгии, Канаде, Голландии, Великобритании и США, где занятость в наиболее производительных отраслях увеличивалась не столь быстро, как в целом в экономике, темпы экономического pocia были невысокими.

Для того чтобы эта модель могла быть применена, необходимо существование отклонений в уровне заработной платы между различными отраслями экономики. Последние имеют постоянный характер и являются индикаторами устойчивости в производительности труда. В этих условиях существует избыток рабочей силы из числа малооплачиваемых работников в секторах с низкой производительностью, желающих перейти в более современную отрасль. Необходимо также, чтобы общая межотраслевая структура заработной платы была достаточно жесткой, чтобы оставаться нечувствительной к проявлениям мобильности этих работников. Другими словами, механизм перераспределения рабочей силы между различными отраслями не должен привести к общему нивелированию заработной платы. К тому же спрос на рабочую силу в высокопроизводительных и высокооплачиваемых отраслях промышленности должен расти быстрее, чем в целом по экономике. Механизм перевода избыточной рабочей силы, таким образом, гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд". Он тесно увязан со структурными изменениями. Предназначается ли резерв рабочей силы для наиболее производительных отраслей промышленности или нет?* Существовала ли некоторая инерция, затруднявшая перевод рабочей силы из менее производительных отраслей в более производительные? Инвестиции в рационализацию производства и широкомасштабная замена труда капиталом - могли ли они иметь отношение к этим препятствиям? Могли ли структурные изменения придавать новый динамизм гибкости предложения рабочей силы?

Джиакомо Васиаго (Giacomo Vaciago) пытался ответить на эти вопросы, синтезируя количественные и структурные подходы к проблеме предложения труда. Как и другие, он принял в качестве отправной точки различия в темпах роста Западной Европы после войны. Они были весьма внушительными в 50-х годах, пре-

* Дж. Корнволл добавил к своей гипотезе второе условие структурного характера. Чтобы можно было применить модель "дуального развития", занятость в наиболее производительных отраслях промышленности должна, конечно, расти более быстрыми темпами, чем в целом в экономике, но необходимо также, чтобы это происходило в сфере производства.

На 100 работников, "состоящих в резерве", в отраслях, не относящихся к сельскому хозяйству, фабричная промышленность занимала 33 человека в ФРГ, 28 - во Франции и 20.- в Великобритании (CornwallJ. Modern Capitalism. P. 91). Сравни: Bacon R., Eltis W. Britains Economic Problems; Wolff J Productivity and Growth.

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [ 37 ] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137]