назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [ 122 ] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137]


122

3%. в основе этого явления лежали основания экономического порядка и прежде всего состояние недоразвитости (ничего не подталкивало здесь людей на мысль иметь меньше детей), а также социальные и культурные факторы (полигамия, распространенная во многих государствах и рассматриваемая как признак всеобщего уважения способность женщины рожать детей). Азия и Латинская Америка, как мы уже видели, вступили в переходную фазу, но из-за увеличения числа женщин, находящихся в детородном возрасте, население этих континентов продолжало расти. Совпав с периодом экономической стагнации, этот рост еще более усилил состояние бедности, прежде всего в Африке, где гражданские войны и голод выражали весь ужас ситуации. На трех континентах - в Африке, Латинской Америке и Азии - умножились экологические проблемы. Рост некоторых городов (Мехико, например, насчитывает около 20 млн. жителей) вызвал рост загрязнения. Вырубка и экспорт древесины ускорили уничтожение лесов в тропических зонах. Освоение земель в устьях рек приводило к наводнениям с разрушительными последствиями.

Последним аспектом внутреннего кризиса, жертвами которого стали страны "третьего мира", являлась проблематичность самого развития. Экономические трудности, с которыми столкнулись сами западные государства, сделали еще менее уместным для многих регионов "третьего мира" применение традиционной модели развития. Этому в немалой степени способствовали крупные инвестиции, не оправдавшие возложенных на них ожиданий, несостоятельная помощь экономическому развитию, недостаточная компетентность и коррумпированность центральной и местной администрации, а также отсутствие понимания со стороны государств Запада социальной и культурной специфики различных регионов развивающегося мира. Более того, технический прогресс 80-х годов в развитых государствах и одновременная приверженность стратегии традиционного развития в большинстве государств "третьего мира" еще больше увеличили пропасть, отделяющую эти два блока, подчеркивая всю хрупкость сотрудничества в процессе развития как фактора интеграции в мировую экономику. Кризис теории развития усилился недостатком материальной помощи его ходу. Предложение западных государств отчислять в 80-х годах 0,7% своего ВНП в помощь развития стран "третьего мира" (что и так уступало однопроцентным отчислениям 70-х годов) оказалось невыполненным. Из-за бюджетных проблем эта цифра составила в 1989 г. в среднем лишь 0,35%.

Дезинтеграция стран "третьего мира"

Страны "третьего мира" в неодинаковой степени адаптировались к кризису, что породило их разделение на три крупных блока: Черную Африку, Латинскую Америку и Юго-Восточную Азию, каждый из которых имел некоторые общие характеристики с точки зрения развития.

Практически все государства Черной Африки (территории, располагающейся южнее Сахары) составили так назьшаемый "четвертый мир". Рост населения в этом регионе одновременно со стагнацией производства привел к снижению в среднем на 2,6% уровень дохода на душу населения. В 1987 г. эта цифра составила уже 5%. Будучи не в состоянии удовлетворить потребности своего населения в продовольствии, эти государства постоянно становились жертвами голода. Вклад Черной Африки в мировой торговый оборот в 1987 г. составил 1,3%, а задолженность равнялась практически годовому объему ВНП. Кризис задолженности в регионе усиливало действие специфических проблем, среди которых бьши недостаток иностранных инвестиций вследствие узости внутреннего рьшка, атмосфера разрядки в отношениях между двумя супердержавами (не бьшо причин для оказания стратегической помощи) и ограничительная бюджетная политика европейских государств (старые колониальные державы в этой связи сократили свою помощь



развитию). МВФ, выполняя функцию управляющего задолженностью, усиливал давление на власти этих государств. Он навязывал ортодоксальную модель оздоровления экономики и заставлял правительства тоталитарных стран проводить политику неолиберального толка. Однако в условиях малоразвитой экономики Черной Африки неолиберализм и приватизация не могли вызвать динамику автономного экономического развития. Третье и четвертое Лимские соглашения, заключенные с ЕЭС в 1984 и 1989 гг.*, не имели особого успеха. Тем не менее, они могли бы способствовать процессу интеграции африканской экономики в европейскую, которая переживала фазу бурного развития. Однако преференции со стороны ЕЭС получили другие регионы, а Черная Африка продолжала терять на протяжении 80-х годов часть своего рынка.

Тенденция к либерализации экономики имела также последствия в политическом плане. По примеру движений за демократию, развернувшихся в Китае, Восточной и Центральной Европе, данный регион в 1990 г., также стал театром студенческих демонстраций и этнических движений, вызванных авторитаризмом военных режимов. Но еще слишком рано говорить о повороте в экономическом развитии Черной Африки.

Латинская Америка представляла второй из трех блоков развивающихся государств. С 40-х годов этот регион основывал стратегию своего развития ка традиционной модели, заменяя импорт местным производством. Конкретно jto выражалось в стремлении правительств создать базу для национальной промыш ленности, развивая сектор государственных предприятий и оказывая субсидии частным компаниям. Со временем это привело к образованию монополий, усилению стоя бюрократии и, несмотря на рост издержек, плохому качеству продукции. Такая модель развития, управлявшая процессом индустриализации и отдававптая приоритет производству сырья, "насаждению" национальной тяжелой промьппленности п традиционным отраслям легкой промышленности, становилась постепенхю неуправ-.пяемой. В 70-х годах ей помогли выжить лишь субсидии и внешние займы.

Большинство стран .Патинской Америки предприняли решительный шаг, выбрав, в надежде справиться с кризисом, неолиберальную политику. Чили пошла по этому пути в 70-х годах, когда генерал Пиночет принял решение о проведении ограничительной монетарной политики, либерализации внешней торговли и приватизации государственных предприятий. Экономика, пережив в 1982-1984 гг. очень трудный период, постепенно восстановилась. Эта политика восстановления сопровождалась в социальном плане высокими издержками, но позволила стране достичь хороших результатов в области экономического развития.

К такой же модели прибегла и Мексика, когда объявила в 1982 г. о прекращении выплаты своего внешнего долга. С 1982 по 1987 г. эта страна прива-тизрфовала около 2/з государственных предприятий. Мексиканская промышленность открылась для внешнего мира, а таможенные тарифы упали на немногим менее 7%. Наконец, власти всячески старались поощрять иностранные инвестиции в экономику страны. В свою очередь, страна понесла высокие социальные издержки: в период с 1982 по 1987 г. ВНП сократился не менее чем на 16%. Бразилия выбрала средний путь. Однако после провала четвертой попытки финансового оздоровления правительство Фердинандо Колора решило придерживаться с 1990 г. более ортодоксального направления политики, пронизанной принципами неолиберализма. Социальные издержки здесь также сказываются. В настоящий момент трудно представить, как отреагирует на это население и надо ли ожидать наступления периода политической и экономической нестабииьности.

Восточная Азия представляла собой третий блок развивающихся государств. Многие страны этого региона - Южная Корея, Гонконг, Тайвань и Сингапур -

2*См. гл. 10.



составили в 70-х годах подгруппу новых индустриальных экономик. В 80-х годах к этой подгруппе стремятся развивающиеся государства-члены АСЕАН (Индонезия, Малайзия, Сингапур и Таиланд). Таким образом, в этой географической зоне образовался новый полюс экономического роста, на котором организация труда оформлена по собственной иерархии. Япония, производитель современного оборудования и высокотехнологических потребительских товаров, занимает самый высокий ранг в этой структуре. Промежуточное место принадлежит новым индустриальным государствам - так называемым "драконам" или "тиграм" Восточной Азии. Они уступают Японии в сфере тяжелой индустрии, строительстве кораблей и в некоторых отраслях современных потребительских товаров. Страны АСЕАН также ориентируются в своем развитии на экспорт, они специализируются на продукции легкой промышленности, прежде всего текстильной. Продукция, произведенная в "драконах", начала конкурировать с японскими товарами на американском рынке. Им удалось даже проникнуть на японский рынок, когда Япония решила стимулировать внутренний спрос. Часто эта продукция производится на дочерних фирмах или в филиалах японских компаний, расположенных в зоне АСЕАН. Это объясняется разным уровнем издержек на заработную плату. Опираясь на экспорт, страны Восточной Азии добивались успеха на протяжении всего десятилетия. Сильная зависимость от американского рынка не позволяет им объединиться наподобие Европейского сообщества.

Арабский мир, Индия и Китайская Народная Республика представляют собой независимые автономные единицы с точки зрения развития. Сравнительно со сгранами Латинской Америки и Восточной Азии адаптация первых к реалиям неолиберальной экономики происходит гораздо медленней. Что же касается Китая, его развитие было весьма динамичным до принятия весной 1989 г. ограничительных мер и кровавого подавления студенческих волнений в июне того же года, что нанесло значительный удар по дальнейшим перспективам роста.

Таким образом, 80-е годы характеризуются разрушением триполярной системы, которая определяла ход мирового развития после второй мировой войны. В течение этого десятилетия стирались грани, разделявшие эти блоки. Крах социалистических режимов в странах Восточной и Центральной Европы позволяет говорить о возможности интеграции стран этого региона к западным государствам, в то время как некоторые из развивающихся стран, особенно из Восточной Азии, уже строят свое экономическое развитие по западным образцам. В то же время те государства Латинской Америки, которые привержены устаревшей собственной модели экономического развития, а также находящиеся под влиянием бремени внешней задолженности, остались в стороне от этого процесса. Что касается Черной Африки, она продолжает снижать темпы собственного развития, что позволяет говорить о ней как о "четвертом мире". Как видим, еще слишком далек тот день, когда выражение "мировая экономика" обретет полноту своего смысла.

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [ 122 ] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137]