назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [ 84 ] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113]


84

лизирующей свои контрактные риски, возникает и из стремления переместить капитал и работников в те отрасли и юридические формы предпринимательской активности, которые могут получать новые льготы и вообще становиться более выгодными с точки зрения условий деятельности, сбыта и снабжения (закупок).

Главное, что объединяет все риски смены реального партнера в процессе выполнения ранее заключенного хозяйственного договора, заключается в том, что по какой бы причине это ни произощдо, у контрагента до исполнения им всех своих обязательств по контракту может либо уменьшиться способность к продолжению выполнения своих обязательств, либо исчезнуть само намерение их выполнять. В последнем случае рассматриваемый контракт может показаться новым собственникам предприятия-контрагента невыгодным, не соответствующим их хозяйственной политике.

Конечно, юридически этот контракт продолжает оставаться в силе, однако всегда найдутся основания для его легального расторжения, приостановки. Наконец, его просто могут прекратить выполнять в расчете на недостаточную эффективность арбитражно-судебной системы или даже будучи готовы к неустойкам, которые, вполне возможно, не покроют всех прямых и косвенных затрат пострадавшей стороны.

При коммерческой проработке заключаемого контракта минимизация указанных рисков может осуществляться как теми же приемами, что и в отношении рисков взаимодействия с фиктивными или обладающими недостаточной ответственностью контрагентами, так и с помощью специальных методов. К таким методам относятся:

•отслеживание по регистрационным документам партнеров и годовым отчетам акционерных обществ так называемых цепочек капитальных участий, направлений перелива капитала контрагентов и промышленно-финансовых групп, в которые они входят, распределения собственности и контроля над ней, вьшвление в конечном счете ключевых собственнржов, акционеров, пайщиков предприятий, где «оседают» реальный (не в форме необеспеченных ценных бумаг) капитал и голоса в управлении контрагентом;

•привлечение ключевьк капиталодержателей в качестве поручителей либо сторон в договоре;

•заключение договора непосредственно с капиталодержа-телями как с генеральными поставщиками или подрядчиками,



привлекающими подконтрольные специализированные предприятия первоначального кандидата на роль контрагента на условиях субподряда, комиссии и пр.;

•приобретение одновременно с заключением контракта акций контрагента, дающих право доступа к информации о делах партнера, влияние, а также право требовать аудита его финансового состояния и знакомиться с результатами аудиторских проверок;

•анализ тенденций в развитии операций (объемов продаж, оборота) и капитализации контрагента с целью определения того, в какой стадии своего жизненного цикла он находится.

Риск вхождения в договорные отношения с неправомочным контрагентом и потерь вследствие заведомой или весьма вероятной невозможности для него выполнить свои контрактные обязательства состоит в том, что контрагент может:

а)не иметь лицензии на осуществление необходимых операций, если данный род деятельности относится к лицензируемым государством либо третьим лицом, обладающим патентом на изобретение, промышленный образец, товарный знак, авторскими правами, которые, если соответствующие предметы интеллектуальной собственности используются при выполнении контракта, должны быть переданы по лицензии контрагенту;

б)оказаться под судом, будучи предупрежденным о приостановке деятельности;

в)иметь имущество, на которое выставлены судебные претензии или наложен арест (например, блокированный судом банковский счет);

г)не иметь достаточно неоспоримого титула собственности на имущество, что во время исполнения заключаемого договора с контрагентом может привести к оспариванию и изъятию у него имущества, необходимого для вьшолнения взятых им на себя договорных обязательств;

д)иметь имущество, находящееся под залогом, который способен вступить в силу;

е)не обладать тем имуществом и потенциалом, которые по своему физическому составу и объему отвечали бы интересам вьшолнения взятых на себя обязательств. В особенности это относится к поставщикам и подрядчикам, принимающим на себя ответственность за поставки и услуги, которые они сами не в состоянии предоставить, не имея для этого нужных производственных мощностей, товарных запасов, кадрового и научно-



технического потенциала, а также к заказчикам из торговли, размещающим заказ, не имея, однако, денег для его оплаты и реальных платежеспособных потребителей.

Во всех приведенных случаях контрагент в конечном счете не будет в состоянии исполнить свои обязательства. Весь вопрос в том, насколько заведомо ясно возникновение подобной ситуации.

Очевидно, что серьезная проработка подготавливаемого контракта с учетом отмеченных обстоятельств требует тщательной проверки дееспособности партнера доступными способами. Для начала рекомендуется потребовать от него формального письменного заявления (warranty) о состоянии его дел в части пунктов а)-г) вышеприведенного перечня оснований для недееспособности. Такое заявление прилагается к контракту и является юридр1чески обязывающим. Если впоследствии выяснится, что заявление бьшо ложным, то это послужит основанием для обращения в суд с иском о возмещении ущерба на основе проявленной недобросовестности.

В случаях, когда формальное заявление о дееспособности контрагент отказывается давать целиком или по отдельным из интересующих предприятие пунктам, это само по себе указывает на необходимость дополнительной проверки замалчиваемых обстоятельств либо служит аргументом для отказа от вступления в договорные отношения с подобным партнером. То же относится к ситуациям, когда подобное заявление подписывается не первыми лицами предприятия-контрагента.

Что касается соответствия специализации, физических активов и квалификации персонала фирмы-продавца сути принимаемого ею на себя заказа, то наименее рискованно иметь дело с реальным, но не слишком территориально отдаленным производителем. Более рискованно взаимодействовать с контрагентом, который является всего лишь комиссионером реального поставщика или его перекупщиком. Однако если это, например, местный комиссионер, обслуживающий дальнего (тем более зарубежного) поставщика и более подконтрольный (с точки зрения действенности решений местного суда), то последнее обстоятельство в состоянии «перевесить» риск договорных отношений не с реальным производителем товара (услуги).

Сориентироваться в том, к какому из указанных главных типов фирм по своему роду деятельности относится контрагент, не так сложно. Достаточно навести элементарные справки (в регистрационной палате по месту юридического адреса контр-

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [ 84 ] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113]