назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [ 30 ] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61]


30

В другой части света, в Японии, дефляция была распространена еще шире и была более постоянным явлением. В течение 2000,2001 и 2002 гг. цены на товары потребления падали почти безостановочно. Цена гамбургера за год упала наполовину. Хлопчатобумажные рубашки «поло» стали дешевле на 60%. Цены на недвижимость в ключевых районах снизились более чем на 50, 60 и даже 80%.

Однако в Северной Америке в период с 2000 по 2002 тт. дефляция* проявлялась не повсеместно. На одни товары, особенно на дома и медицинское обслуживание, цены все еще продолжали расти, тогда как в других секторах экономики - таких как, например, технологические - они уже стали падать. Текущая цена регистрации имени интернетовского домена упала с 70 долларов до семи. Можно было купить почти новые компьютерные серверы производства IBM, Compaq или Sun по цене 30 центов за доллар. Цена одной платы памяти DRAM емкостью 128 мегабайт, используемой почти во всех персональных компьютерах, всего за 10 месяцев упала с 14 до 2 долларов.

-Дефляция!- повторила Тамара вслед за Даллесом, окончив телефонный разговор. - И все же люди большей частью даже не знают, что это такое. Они думают, что это то же самое, что депрессия, то есть застой. Но мы с вами знаем, что это не так. Это падение цен, которое может сопровождать или не сопровождать депрессию. Падение цен на бакалею. Падение ренты. Снижение зарплаты. Снижение во всем.

-Это пугает, - заметил Даллес.

-Да. Но разве, в конечном счете, более низкие цены и более дешевые товары - это так уж плохо? Не обязательно. Да, дефляция является неотъемлемой частью короткого, но страшного сценария, но эта же дефляция является ключом, который делает возможным и достижимым последующее восстановление экономики. Почему? Потому что покупательная способность денег - доллара - будет восстановлена. Потому что обычные люди, которые упорно трудятся, чтобы сэкономить сравнительно небольшие суммы денег, смогут купить намного больше на заработанные деньги. Суть проблемы состоит...

-Да?

-Суть проблемы состоит в том, что дефляция относится к тем явлениям, которых почти все в правительстве и в промышленности больше всего боятся. Она неприемлема политически.

-Согласна.

-Несомненно, что безудержная инфляция гораздо, гораздо хуже, чем дефляция. Более того, в период действия сценария Б инфляция возвращается с какой-то мстительностью, и она убивает. Она стирает

производительность труда, разъедает ткань общества. Подрывает шансы на восстановление.

Меньшее из зол

Даллес размышлял над дилеммой. То, что говорила Тамара, было столь верно, что, вероятно, ни один экономист не мог бы не согласиться. Очевидно, что дефляция была меньшим из зол, и для людей, имеющих накопления или устойчивый заработок, она могла принести с собой значительные преимущества. Тем не менее на высочайших вершинах Вашингтона, Уолл-Стрит или Мэйн-Стрит дефляция казалась самой страшной из экономических сил. Он знал почему. Людям, обладающим властью, есть что тереть гораздо в большей степени, чем средним гражданам, у которых к тому же есть возможность не потерять, а даже приобрести.

-Как же дефляция действует в вашем коротком, но ужасном сценарии? - спросил Даллес.

-Падение цен, которое вы наблюдали в некоторых секторах экономики, начинает распространяться. Я уже рассказала вам раньше о порочном круге «банкротство-дефляция». Так вот, в этом порочном круге ничто не может избежать падения цен. Оно затрагивает даже такие предметы, стоимость которых, по мнению многих, никогда не снижается - визит к доктору, обучение в колледже, билет на метро в Нью-Йорк Сити.

-Это напоминает мне кое о чем, - заметил Даллес. - Я попросил вас привести дополнительные свидетельства о связи дефляции и банкротств, но вы так и не дали ответа.

-Извините. Вот газетная вырезка, не очень старая. Позвольте мне прочесть короткую выдержку: «По мере того как количество заявлений о банкротстве, поданных общественными компаниями, растет, приближаясь к рекорду, компании все в большей степени вьшуждены прибегать к ликвидации вместо реорганизации... чтобы продать части своего бизнеса тем, кто предлагает самую высокую цену.»

-А когда это было напечатано?

-11 ноября 2001 г. Видите? Уже тогда дефляция начиналась в нескольких секторах. Вместо того чтобы прибегнуть к банкротству как к средству улучшения своего бухгалтерского баланса, многие компании просто закрывались и распродавали свои активы. Они продавали свои материально-производственные запасы, дебиторскую задолженность, недвижимость, оборудование, мебель, технологии, списки клиентов - все и почти за любую цену.



-А дальше?

-А дальше в сценарии А этот вид продажи создает дефляцию худшего вида - ту, которая распространяется с яростью лесного пожара. Этот вид дефляции захватывает врасплох даже самых умных экономистов. Но такая дефляция проходит сравнительно быстро. А как только она проходит, кризис действительно заканчивается - не оста-е I ся никаких скрытых мин, которые могут взорваться спустя месяцы или годы.

Даллесу снова припомнились времена его бухгалтерской деятельности.

-Так что в долгосрочном плане такая дефляция есть явление положительное. Я это понимаю. Но разве не может она играть положительную роль в короткие отрезки времени? Стсажем, я занимаюсь каким-нибудь бизнесом. Не значит ли это, что я могу рассчитывать на более дешевую рабочую силу, более низкие затраты на материалы?

-Кратковременная дефляция - вредна, долговременная - полезна.

Даллес на мгновение закрыл глаза. Тамара права, - подумал он. - На каждый доллар снижения расходов типичное предприятие должно потерять 2,3 или 4 доллара прибыли вследствие дефляции.

Бухгалтер-эксперт вспомнил одного производителя компьютерных серверов, с которым они одно время консультировались. Сам он не входил в команду аудиторов, но был знаком с цифрами.

В один год на одной конкретной производственной линии этот изготовитель производил в среднем 1 тыс. единиц в месяц, которые продавал по цене около 4 тыс. долларов за каждую единицу. Объем месячных продаж составил 4 млн долларов.

На следующий год продавалось только 400 единиц в месяц - 30%-ное снижение по сравнению с предыдущим годом. Это уже было довольно плохо, но затем пришла дефляция. Компания была потрясена 50%-ным снижением средней цепы за каждую единицу продукции, то есть убытком в 2 тыс. долларов на каждую единицу. В результате доходы бьши загублены, упав с 4 млн долларов до жалких 1,4 млн.

Конечно, стоимость комплектующих тоже упала. Но затраты на маркетинг и накладные расходы едва сдвинулись с места. Если раньше, когда серверы продавались по цене 4 тыс. долларов за штуку, общие затраты производителя на единицу продукции составляли 3500 долларов - то есть прибыль на единицу составляла 500 долларов, то теперь, хотя серверы продавались по цене 2 тыс. долларов, затраты на

единицу продукции по-прежнему равнялись 3 тыс. долларов - убыток в 1 тыс. долларов при каждой продаже. Чем больше предприятие производило серверов, тем больше оно теряло. «Мы теряем деньги, но мы компенсируем эти убытки за счет увеличения объема продаж» - такова бьша установка компании для широкой публики. Потеря денег, но компенсация этой потери за счет объема? Какой же старой калошей бьшо такое объяснение! И все же это бьшо типично для того, что происходило в технических отраслях промышленности в 1990-х гг.

А сейчас короткий, но ужасный сценарий, сформулированный Тамарой Бэлмонт, говорил об общей картине, постепенно распространяющейся на всю экономику. Впервые Даллес почувствовал, что может полностью согласиться с возможностью такого сценария. Он попросил Тамару сделать ему три экземпляра ее полного отчета, объяснив ей, что собирается пойти с ним к самому Джонстону и весьма подробно обсудить все пункты. Она, казалось, была очень довольна и ушла в свой кабинет.

Даллес повернулся на своем вертящемся кресле и стал смотреть через окно на 14-ю улицу. Как лучше всего подойти с этим отчетом к Джонстону? Очевидно, это должна быть тема дефляции цен в технологическом секторе. Это был конек Джонстона. Он знал об этой теме все, и в прошлом они часто ее обсуждали. Еще до того, как Джонстон ушел из UCBS, дефляция цен в технологическом секторе начала проникать во все возможные подразделения компании - и, вероятно, все еще продолжала опустошать компанию при новом руководстве.

И все же большинство людей, работающих вне отрасли, - и даже многие внутри отрасли, не понимают, насколько серьезным могло оказаться для компании падение цен в технологическом секторе. Они не понимают, что этот фактор уже сыграл однажды важную и разрушительную роль. Именно он лежал в основе худшего со времен Великой депрессии коллапса в прибылях корпораций (когда каждый пенни из всех прибылей, полученных 4200 с лишним компаниями, включенными в Nasdaq, после середины 1994 г., был уничтожен) и привел к величайшим убыткам отдельного предприятия в мировой истории (JDS Uniphase и AOL) и к самому быстрому в истории уничтожению капитала инвесторов (5 трлн долларов пропало в Nasdaq всего за 11 месяцев).

Он снова взглянул на оставленный Тамарой график, показывающий общее падение корпоративных прибылей компаний, входящих в индекс Nasdaq. Одной из причин краха явились, конечно, манипуля-



ции с бухгалтерской отчетностью. Начать с того, что прибылей там и не было. Поэтому, когда выплыли на свет разоблачения бухгалтерских манипуляций, мираж рассеялся, как туман под лучами солнца. Но дефляция все же была вторым крупным фактором - фактором, о котором говорили немногие.

Дефляция была кошмаром технической индустрии. Теперь, в коротком, но ужасном сценарии, она должна была стать кошмаром и для других отраслей промышленности - автомобильной, приборостроительной, в строительстве и даже в сфере услуг. Это будет шоком, который одновременно станет лекарством от кризиса.

Тамара связывала дефляцию с банкротствами, и Даллес интуитивно чувствовал, что она попала как раз в точку. И в самом деле, оглядываясь назад, он вспомнил, что большая часть обанкротившихся компаний, которые он знал как консультант, были поражены дефляцией в той или иной форме. У них были большие долги, сроки выплаты по которым истекали с каждым днем. Но они кое-как справлялись с этим. Однако они рассчитывали на все более высокие цены и все более высокие доходы, чтобы оплатить эти долги. А затем - словно столкнулись два встречных грузовых поезда: долги и дефляция. И компании полетели под откос.

Его мысли вернулись к некоторым из его собственных исследований - не распутанные клубки, которые когда-то озадачивали его, теперь стали приобретать осмысленное решение.

Не удивительно, что столь многие компании, выпускавшие облигации с высоким рейтингом типа ВВВ, были впоследствии понижены в рейтинге ниже инвестиционного уровня (ВВ и ниже) - American Greetings, Providian Financial, Lucent Technologies, Royal Caribbean Cruises, AMR, Delta, плюс десятки других зарегистрированных компаний.

Не удивительно, что многие компании, выпустившие бросовые облигации, прекрап(али платежи, оставляя рекордные долги! Компания Bethlehem Steel не выплатила 179 млн долларов по облигациям, выпотрошив портфели тысяч инвесторов. Компания Swiss Air не выплатила 1,5 млрд долларов, уничтожив состояния других тысяч несчастных. Chiquita, производитель бананов, прекратила платежи, оставив долгов на 700 млн долларов. Компания Metricom, оператор беспроводной связи, оставила долгов на 300 млн долларов в высокодоходных 13%-ных облигациях, срок оплаты которых истекал в 2010 г. Очевидно, 13% звучали для тысяч инвесторов как музыка. Но что хорошего они принесли им? Они так и остались невыплаченными!

Источники финансирования высыхают

Затем мысли Даллеса перенеслись к тем финансовым проблемам, которые стояли теперь перед многи.ми из его бывших клиентов. Даже если они все еще были в хорошей форме, у них все равно будут трудности с получением кредита.

Где и когда это началось? Он быстро вспомнил: все началось с венчурного капитала". Каждый знал кого-нибудь, кто потерял состояние на первых выпусках акций компаний, которые больше не существуют. Чего люди не знали, так это сколько крупных венчурных капиталистов заплатили еще дороже.

И в самом деле, в 2001 и 2002 гг. фирмы, созданные на венчурном капитале, переживали свои худшие годы в истории. Объем нового инвестиционного капитала, вложенного венчурными капиталистами, упал в 2001 г. на невероятную величину 62% и еще дополнительно на 92% в 2002 г.

Он мысленно вернулся в 1999 г. Это тогда компания Chase Manhattan, используя свои преимущества, ворвалась в венчурный капитал, купив инвестиционную компанию Hambrecht & Quist, финансировавшую небольшие компании. Впоследствии, когда Chase уже слилась с компанией Morgan, она все еще страдала от последствий этой катастрофически неудачной сделки.

Вспомнил он и случай с Safeguard Scientifics*, одной из немногих акционерных компаний с венчурным капиталом. Это была фир.ма, имевшая звездную и колоритную 50-летнюю историю. Но это не имело ровным счетом никакого значения, когда пузырь Интернет-компаний лопнул, сбросив Safeguard с уровня 99 долларов за акцию к уровню 1,03 доллара в октябре 2002 г.

Все эти факты не были примером «точечной бомбардировки». Проблема исчезновения источников финансирования, которая поразила дот-комы, начинает теперь поражать почти каждую отрасль промышленности в Америке. В обоих вариантах песси.мистических сце-

™ Венчурный капитал - долгосрочные инвестиции, вложенные в ценные бумаги или предприятия с высокой или относительно высокой степенью риска, в ожидании чрезвычайно высокой прибыли. - Примеч. ред.

Интернет-компании. Такие компании почти всегда использовали в своих названиях символику «.сот» - читается как dot com. Отсюда пошло общее для всех Интернет-компаний название «дот-комы». - Примеч. ред.

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [ 30 ] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61]