назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [ 28 ] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61]


28

-Позвольте мне начать с паники 1901 г., - попросила она.

-А обязательно забираться так далеко в прошлое?

-На самом деле, мне, вероятно, следовало бы забраться еще дальше. Однако с начала двадцатого столетия мы смогли детально изучить лишь четыре конкретных сл)ая, но при тех временных ограничениях, которые вы нам задали, мы чувствовали, что этого пока вполне достаточно. Могу я продолжать?

-Конечно, конечно. Продолжайте.

-Паника 1901 г. вращалась вокруг попытки захвата Северной Тихоокеанской железной дороги, достигнув кульминации в битве между группами Morgan-nUl и Harriman-Kuhn Loeb за достижение контроля над дорогой. Сегодняшняя ситуация: как и в 1901 г., мощные корпоративные группы использовали огромные долги для захвата контроля над корпоративными гигантами с помощью слияний и поглощений.

-Коллапс 1907 г. впоследствии получил название «паника среди богачей». Последовал после неожиданного повышения цен на ряд товаров, особенно на медь и кофе, плюс медные рудники. Сегодняшняя ситуация: спекуляция товарами стала широко распространенной. Разница лишь в том, что на этот раз она сосредоточена в индексах стоимости акций, иностранной валюте, облигациях и ряде других финансовых инструментов, которые превратились в товары для виртуальной торговли на наших современных фьючерсных биржах.

-Кризис 1920-1921 гг. явился результатом накопления избыточных материально-производственных запасов после Первой мировой войны. Производители автомобилей и шин, поставщики сахара и фермеры-хлопководы понесли самый тяжкий урон. Сегодняшняя ситуация: многие предприятия снова оказались перегружены материально-производственными запасами - как, например, производители персональных компьютеров, сетевых маршрутизаторов, микрочипов и компонентов беспроводной связи.

Даллес перебил:

-Я всегда подозревал, что эти сопоставления полны дыр, и вы только что продемонстрировали превосходный пример. Имеется огромное различие между нашей современной системой создания запасов «на всякий случай» и тем, что существовало в 1920-х гг. Паника такого масштаба от избытка материально-производственных запасов просто немыслима.

-Я тоже так думала, - возразила она. - Но она все равно происходит. Взгляните на огромные избыточные производственные мощности, которые мы имеем в сегодняшнем мире! Посмотрите, как легко

оказывается заокеанским производителям продавать повсюду свои товары по демпинговым ценам! Кто контролирует эти реальные или потенциальные запасы?

-Не хочу сейчас спорить с вами. Дальше!

-Кризис 1929 г. пришел по пятам десятилетнего побивающего все рекорды бума, который очень напоминает бум 1990-х гг. Вызван обрушением неустойчивой пирамиды на рынке акций, построенной брокерами, банками, магнатами и индивидуальными инвесторами, напоминающими сегодняшних. Огромные долги, напоминающие нынешние. Обман и банкротства корпораций, также подобные сегодняшним.

-И вы думаете, что эти события прошлого имеют значение?

-Да. Разумеется, есть огромная технологическая и культурная разница, отделяющая начало двадцатого столетия от начала двадцать первого. Конечно, прямые сопоставления таят в себе опасность. Но некоторые совпадения до такой степени говорят сами за себя, что они, по определению, являются существенными.

-И это действительно так?

-Во-первых, за себя говорит тот факт, что в начале двадцатого столетия федеральное правительство либо было неспособно, либо не желало предотвратить катастрофы и панику.

Даллес кивнул.

-Очевидно. В противном случае они не случились бы.

-Во-вторых, очевидно, что все четыре кризиса представляли собой опустошительную панику, которая фактически сровняла рьшок акций с землей, и все же - это мой главный тезис - она не помешала здоровому восстановлению экономики в последуюище годы.

-В-третьих, ясно, что частный сектор неоднократно играл принципиальную роль в процессах восстановления экономики. Я говорю о весьма состоятельныхдействуюирлхлицах*. Я говорю о богатых финансовых организациях. Они вышли на сцену. Они купили пострадавшие от кризиса активы. Они снова запустили страну в движение.

-И кто же это, к примеру?

Тамара взяла в руки одну из папок и пролистала несколько копий страниц из старой книги о паниках и кризисах. Затем прочла места, отмеченные желтым маркером. «В 1907 г. на сцену вышел, прежде всего,/ Р. Morgan. Затем, в 1920-1921 гг., Du Pont и мощные банкирские дома поддержали General Motors, Goodyear т др. В 1930-е гг. экономика оказалась в более жесткой ситуации, но все же была жизнеспособной. Масса крупных промышленников вроде General Motors извлекла уроки из катастрофы 1929 г. и создала большие запасы наличных денег. Это,



да еще плюс федеральные программы и, наконец, война вытащили экономику из депрессии.

-Ну, и в чем же ваш главный вывод?

-Мой вывод гласит: паника и катастрофы, даже самые опустошительные, не являются фатальными.

-Понимаю. Но в сценарии А вы говорили о резких экономических спадах. Что вызывает эти спады?

-Два порочных круга. Первый - связь между спадом на рынке акций и снижением уровня расходов потребителей. Когда стоимость акций падает, потребители тратят меньше. Затем, когда потребители тратят меньше, они тянут вниз прибыли корпораций - а значит, и стоимость акций - еще больше вниз.

Она снова заглянула в свой полный отчет и продолжила:

-Второй порочный круг - это связь между дефляцией и банкротствами. Компании вынуждены продавать свои товары со скидкой, так? Поэтому они приходят к более низким ценам на свои продукты и более низким доходам. Далее, вследствие снижения доходов, они не могут оплачивать свои счета. Поэтому они разоряются, что ведет к дальнейшим пожарным продажам с целью спасти свое положение, а в результате-к дальнейшим банкротствам... и к новым поспешным продажам.

-Вы можете привести еще какие-нибудь факты в пользу этого?

Взгляд Даллеса стал напряженным. Тамара почувствовала, что начинает овладевать его вниманием - что его скептицизм и неверие ослабевают. Она решила повременить с ответом на этот вопрос.

-Конечно, но сначала позвольте мне дать вам обзор тревожного и долгого сценария.

Долгий и тревожный сценарий

- Ладно. Каков главный исходный пункт для вашего долгого и тревожного сценария?

- Япония. Это крупнейший экономический кризис, поразивший мир после 1930-х гг. Сумма долгов оценивается в 1,4 раза выше запасов всей ее экономики - почти в 3 раза больше долга Аргентины, когда там в начале 2002 г. произошел дефолт. Япония пережила, по крайней мере, четыре спада после 1990 г. - это повторяющаяся депрессия. Уровень безработицы - самый высокий после Второй мировой войны. Ее рынок акций падал с 1990 г. и все еще продолжает падать - упав уже почти на 78% от максимального уровня. Ее крупнейшие бан-

ки, брокерские фирмы и компании по страхованию жизни столь близки к разорению, что единственное, что поддерживает их на плаву, это слабое правительство, которое удерживает другой конец веревки. В последнее время дела пошли настолько плохо, что губернатор Токио решил забрать деньги этого города из банка Mizuho, крупнейшего банка Японии, из опасения, что они превратятся в дым.

Даллес знал, что дело плохо, но не знал, что до такой степени.

Тамара подходила к существу дела.

-Вы можете в это поверить? Более десяти лет медвежьего рьшка! Депрессия в стиле американских горок, которая длится больше десяти лет! Это не история, это факт настоящего веремени. Это существует здесь и сейчас, и нельзя повернуть время вспять.

-Как вы думаете, почему японскую экономику так колотит* все эти долгие годы?

По мере того, как Даллес явно приближался к пониманию ее точки зрения, Тамара обретала все больше уверенности в своей речи.

-В силу как раз тех самых ошибок и грубых промахов, которых должно избежать наше правительство. Потому что окопавшаяся японская бюрократия упорно сопротивляется проведению рыночных реформ. Потому что японское правительство постоянно пытается поддерживать свои шаткие банки. Потому что они искусственно поддерживают свой рьшок акций. Итак, каковы же последствия? Экономика ковыляет, словно «живой труп». Рьшок акций скачет вверх и вниз по спирали, которая тянется, насколько хватает глаз. Вместо того чтобы оторвать бинт от своих ран одним быстрым рывком, японские лидеры предпочитают с мучениями отщипывать его по ниточке.

Даллес протестующе поднял руку.

-Постойте-ка. Я не эксперт по японской экономике, но одно знаю точно: Япония и Соединенные Штаты так отличаются друг от друга структурно, что любое сравнение будет очень некорректно.

Тамара широко улыбнулась, но сразу же стала серьезной.

-Согласна. Но посмотрите! Вся эта моя аргументация заключается в сценарии Б! А в сценарии Б Соединенные Штаты становятся все больше похожими на современную Японию - с точки зрения экономической политики, даже структурно. У нас уже есть многие похожие элементы. У нас огромная, окопавшаяся правительственная бюрократия, очень похожая на их бюрократию. Мы почти так же, как и они, имеем административный ресурс, чтобы любой ценой препятствовать финансовому коллапсу. У нас есть команда защиты от кризиса и все возможные механизмы на местах, чтобы прямо вмешиваться в функ-



ционирование рынков, как это делают они. Так что берегитесь: мы, возможно, уже гораздо больше похожи на Японию, чем это представляет себе большинство населения.

Меньше боли, больше страдания

Даллес еще раз пробежал глазами тезисы ее отчета.

-Вы говорите о банкротствах в Японии, о безработице и дефляции (снижении цен). Почему же тогда вы говорите, что сценарий Б менее мучителен в краткосрочном плане?

-Когда вы в последний раз были в Японии?

-Никогда.

-Съездите туда в ближайшие дни. Вы не увидите там очередей за хлебом. Вы не увидите признаков упадка городов или разрухи. Вы увидите народ, который действительно выглядит относительно преуспевающим - но все это лишь на поверхности. Микки Кантор, бывший министр торговли США, недавно поехал в Токио. Хотите узнать его впечатления? Вот что он сказал: «Банковская система страдает, расходы потребителей снижаются, экономика главного партнера США падает, цены на нефть находятся на уровне 30 долларов, налицо дефляция, политический затор, отсутствие реформ, - а в остальном дела идут превосходно.» Думаю, что это довольно хорошо резюмирует состояние дел. Похоже на выигрыш в покер на «Титанике»*.

Даллес вздохнул.

-У меня к вам еще несколько вопросов, но они очень важны.

-Давайте.

-В обоих сценариях вы говорите, что «падение акций США будет примерно того же масштаба, что и в период 1929-1932 гг.». Я произвел расчеты. Что касается индекса Dow Jones Industrials, то это означает Dow 1 тыс. с мелочью. Не кажется ли вам, что это дикая натяжка? Как вы дошли до этой величины?

-За последние 100 лет есть только один экономический период, в который имел место подобный нынешнему, побивающий все рекорды бычий рьшок перед тем, как началось катастрофическое падение цен на акции... падение рьшка, подготовленное обманом со стороны корпораций и массовыми банкротствами... аналогичные картины на рынках акций во всем мире... и падение процентных ставок, подталкиваемое все ниже и ниже Федеральной резервной системой в провалившейся попытке помешать медведю и оживить быка. Таким был кризис 1929-1932 гг.

-Но 90%?

-Да, вы правы, в 1929-1932 гг. индекс Dow упал на 89%. Сегодня он упал бы примерно до 1300. Вы говорите, что это немыслимо, невозможно, и мой ответ будет в точности таков же, как и ваш. Это не может случиться. А потом я мысленно возвращаюсь назад всего на несколько лет. И я вспоминаю: не точно ли так все экономисты-аналитики на Уолл-Стрит - даже самые последние из них - думали об индексе Nasdaq, когда он достиг своего пика? А теперь взгляните! Индекс Nasdaq г/же упал почти так же, как упал в начале 1930-х гг. индекс Dow (рис. 13.1).

-Кое-кто возразил бы, что Уолл-Стрит извлекла уроки из прошлого и что все работает по-новому. Что бы вы им ответили?

-Все, что изменилось, так это высота тона высказываний этих скептиков: «О да, Nasdaq был явным пузырем, - говорят они. - Но только не Dow. Dow - это совсем другое дело.» Истина в том, что тот факт, что Nasdaq - это пузырь, стал очевиден им только после того, как Nasdaq рухнул. В моих двух сценариях то же самое можно было бы отнести и к Dow. Они не распознали бы пузырь в графике изменения индекса Dow даже после того, как он упал.

Отвечая, Тамара почувствовала, что за ее спиной кто-то вошел в комнату, но посмотрела на вошедшую только после того, как та заговорила. Это была Линда Дэдини.

Линда извинилась за неожиданное вторжение и попросила у Даллеса разрешения просмотреть кое-какие статьи, которые она оставила для него на стуле. Взяв то, что ей было нужно, она собралась выйти, но затем остановилась в нерешительности.

В последние месяцы она стала чаще бывать в офисе своего отца - сначала ради советов относительно вложения денег, а позже из чистого любопытства к удивительной науке, которая, по ее словам, в конечном счете соответствовала многим принципам физики, с которыми она была хорошо знакома.

Даллес запоздало отмахнулся от ее извинения.

-А мы тут как раз разговариваем о сценариях на будущее. Может быть, присоединитесь?

Стоимость и психология

Ее глаза загорелись. Ничто так не восхищало Линду Дэдини, как экономические прогнозы. Она вышла в соседнюю комнату за сту-

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [ 28 ] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61]