назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [ 11 ] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61]


11

гие компании всего мира истратили на получение прав на это третье поколение? Да? Ладно же, вот вам цифры: телекоммуникационные компании только в Европе потратили 260 млрд долларов; в США - 1 трлн. Сумма доходов от этих вложений - ноль. Большой, жирный, круглый ноль.

Главный исполнительный директор уже раньше слышал эти цифры из других источников.

-Именно поэтому я поошрял их в стремлении снова сосредоточиться на развитии обычной сотовой связи, - сказал он.

-Это правильный шаг! Но объем продаж сокращается и там. Развелось слишком много производителей, вливающих в рынок слишком много разных моделей по сверхнизким, словно ножом по горлу, ценам. Слишком много провайдеров услуг, слишком много перекрывающихся сетей, слишком много сделок и соглашений. Это классический случай массового, в мировом масштабе, затоваривания] Вот почему шесть американских национальных провайдеров услуг в первом квартале 2002 г. уменьшили капитальные затраты более чем на 20%! Вот почему Nokia и Ericsson не живут, а барахтаются. Вот почему я постоянно твержу вам о том, что надо избавиться от этой дочерней компании, пока не поздно.

Несколько долгих секунд Джонстон пристально смотрел на вице-президента. Он не был уверен, следует ли ему признаться в своих глубочайших тревогах за судьбу компании - на что у него не хватало духу - или попытаться воздвигнуть надежную защиту, поговорив с аналитиками с Уолл-Стрит. Он решил прибегнуть к некоторой комбинации того и другого.

-Послушайте, я признаю, что мы наделали много серьезных ошибок в области высоких технологий. Признаю, что мы вовремя не остановились, чтобы задать основные вопросы: Зарабатывает ли деньги эта компания? Имеет ли эта компания материальные активы? Но ведь это было частью общей эйфории. Неужели и мы тоже попались на нее? Да, конечно. Но, к счастью, мы - широко диверсифицированная компания, и к тому же...

Вице-президент перебил его, покачав головой.

-У меня к вам всего один вопрос, - сказал он.

-Давайте, - ответил Джонстон.

-Говорили, что прошлогодний спад будет коротким и незначительным, верно?

-Да.

-Говорят, что мы сейчас на подъеме, верно?

-Верно.

-Хорошо, если на нас надвигается такая беда - если то же самое грозит практически всем компаниям в нашей отрасли промышленности даже во время подъема экономики, - тогда можете вы мне сказать, что с нами случится, если мы снова попадем в обыкновенный средний спад? А можете вы сказать мне, что нас ждет, если, боже упаси, наступит сильный или длительный спад?

•Встреча закончилась, и Джонстону осталось неясно, что делать дальше. Он чувствовал себя, словно пьяница, пытающийся найти подходящий момент, чтобы отправиться на собрание анонимных алкоголиков. И он, в конце концов, все же сделал первый шаг.

Он созвал аудиторов и извинился, ни к кому конкретно не обращаясь, за любое пренебрежение, которое он выразил во время предыдущей встречи по отношению к процессу аудита. Кроме того, он сделал нечто, чего никогда не делал до этого: он пригласил к себе одновременно и консультантов и аудиторов на одно собрание. Когда все собрались, он попросил их провести быстрое внутреннее исследование всех возможных бухгалтерских «серых» схем: оплата и опционы для руководства, дочерние предприятия, деривативы.

Как только он получил их отчет, он созвал новую пресс-конференцию совместно с экономистами-аналитиками Уолл-Стрит - на этот раз открытую для общественности, как того требовали новые правила Комиссии по ценным бумагам.

Позднее, комментируя это событие в ток-шоу программы CNBC, один аналитик так описал эту конференцию: «Я чувствовал себя словно священник, сидящий в исповедальне, выслушивая длинное перечисление корпоративных грехов. Пункт за пунктом, главный исполнительный директор рассказал нам обо всех прегрешениях, которые они допустили. Затем он рассказал нам, что они делают, чтобы исправить положение. Нанесло это удар по рынку? Конечно. Никто и не предполагал, что UCBS так погрязла в бухгалтерских хитростях. Упали ли акции в цене? Безусловно. Но это очистило воздух. Если инвесторы смогут пережить сегодняшнюю конференцию, то смогут пережить все на свете. Что же касается собственного выживания компании, то это другой вопрос. Никто этого не знает.»

Вторым шагом Джонстона была внутренняя чистка компании. Он выполнил свой план-график необходимых действий по раскрытию операций с деривативами, продажей или консолидацией дочерних предприятий, и наконец...

Его третьим шагом было - уйти в отставку.



Глава 6

Продайте эти акции сейчас же!

Тамара Бэлмонт тоже подала в отставку. Она ушла из компании Harris &Jones и стала искать новые возможности. У нее был восьмилетний опыт работы экономистом-исследователем на Уолл-Стрит. До этого она провела четыре года в качестве доцента в штате Колумбия, где преподавала микроэкономику. Ей нравилась чисто исследовательская работа. Она была готова использовать любой способ вернуться в преподавательский или исследовательский мир, возмещая более низкую зарплату публикациями своих работ и лекционной деятельностью.

Первое предложение прочесть лекцию пришло из Школы бизнеса штата Колумбия. Это была маленькая аудитория хорошо знакомых друг с другом людей - инвесторов и сотрудников колледжа. Все они интересовались научной стороной, хотя большинство имело и практический опыт работы на рынке. Это давало ей возможность выступить и в первый раз признаться в том, о чем она думала столько месяцев. С небольшого подиума она сказала:

- Сегодня я пришла сюда, представляя не только себя лично, но и весь корпоративный мир в целом. И я пришла сказать вам, чтомылгали!

И в фирме Enron, и в Merrill Lynch или Arthur Andersen - мы лгали вам.

Enron - крупнейшее банкротство корпорации в истории! Мы лгали о долгах, прибылях и о дочерних предприятиях. Мы лгали банкирам, брокерам. Лгали акционерам и служащим. Лгали Комиссии по ценным бумагам, Национальной ассоциации дилеров по ценным бумагам (NASD), Джорджу Бушу и даже Биллу Клинтону. Пиноккио гордился бы нами.

Нацрюнальная ассоциация дилеров по ценным бумагам (National .Association of Securities Dealers - N.ASD) - профессрюнальная ассоциация банков и брокерских фирм, специализируется па торговле ценными бумагами на внебиржевом рынке США, регулирует торговлю на внебиржевом рынке, устанавливает правила для своих членов. Создана в 1939 г. - Примеч. ред.

Компания WorldCom в три раза крупнее, чем Enron] Мы лгали под музыку стоимостью 9 млрд долларов*, самую дорогую в истории.

В фирме Merrill Lynch, крупнейшей и самой уважаемой брокерской фирме, было 10 миллионов клиентских счетов! Мы заправляли настоящей лгг/г/ейлйшмной! Мы превратились в ровный поток фальсифицированных рейтингов, направленный на инвесторов всего мира и действующий с большой эффективностью и оперативностью.

В щие Arthur Andersen, одной из самых уважаемых бухгалтерских фирм в стране! Там мы тоже лгали вам. Нас даже осудили за препят-ствование отправлению правосудия - за ложь и попытки прикрыть нашу ложь.

Но если вы пришли сегодня сюда, думая, что уже слышали худшую нашу ложь, то сейчас самое время проснуться и открыть глаза.

Помимо компании Enron, еще, по крайней мере, 30 других компаний лгали, и это только те, которых уже уличили. Более того, на каждую компанию Enron, которая совершила преступление, имеются еще сотни, которые постарались, чтобы все их бухгалтерские манипуляции соответствовали букве закона.

Кроме Merrill Lynch, на Уолл-Стрит имеется еще по крайней мере 46 крупных фирм**, которые лгали вам, в том числе и моя. Эти фирмы, несмотря на явные признаки надвигающегося краха, рекомендовали вам покупать акции компаний вплоть до того дня, когда те объявят о банкротстве.

Кроме компании Arthur Andersen, есть еще четыре другие крупные бухгалтерские фирмы, которые лгали вам. В каждой из них имелись такие же конфликты интересов, такое же перетягивание каната между их подразделениями, осуществлявшими аудит и предоставляющими консалтинговые услуги.

Вы, без сомнения, и раньше слышали много историй о нашей лжи. Но понимаете ли вы, насколько опасной может быть эта ложь? Знаете ли вы, сколько вреда она может причинить финансовому будущему ваших семей?

Последний бросок

Линда и Гэбриэл Дэдини, конечно, знали. Они потеряли почти все свои деньги на фондовой бирже. Они уже продали свой летний дом и теперь думали о том, чтобы продать и свой основной дом.



Но об этом все же не могло быть и речи. Не было другого такого места, где бы им жилось так же хорошо. Двое их детей все еще ходили в начальную школу, и сама школа находилась всего в трех кварталах от дома.

Их разговор уже перешел на повышенные тона, когда зазвонил телефон. Это был звонок от Дюбуа, их брокера из фирмы Harris &Jones. Он рассказал им о новом взлете продаж, который открывал, как он выразился, «возможность нового отличного вложения».

Он знал, что их портфель акций опустошен, поэтому решил попробовать другой прием. Он стал рассказывать о падении нроцентных ставок по закладным, и как они могли бы получить дополнительные средства, если бы заложили уже оплаченную часть дома и заставили эти деньги работать для них на рынке. По его словам, все делают это, то есть все, кроме Дэдини. «Дэдини упускают этот шанс!» - сказал он таким тоном, словно это была сплетня, переполошившая весь город. Конечно, отметил он, фондовой бирже приходилось туго последние годы, но тем больше шансов снова подняться и встать на ноги.

Линда вежливо выслушала его и сказала, что ответит ему через 24 часа. Четыре часа спустя она уже сидела в Балтиморе, штат Мериленд, в офисе одного финансового консультанта, которого ей порекомендовал их общий друг.

Консультант

Она кратко обрисовала консультанту свою финансовую историю и попросила его высказать свое мнение. Однако перед тем как продолжить разговор, он сообщил ей кое-какие сведения о своих гонорарах. Он сказал, что хотя первая консультация является бесплатной, за каждую следующую консультацию его гонорар составит 75 долларов.

Он ничего не зарабатывал на комиссиях, не продавал страховок, не навязывал участия во взаимных фондах или каких-либо других выгод от вложения денег. Все, что он продавал, были информация и совет - ничего больше. У него не было никаких других причин для того, чтобы принудить ее к каким-либо инвестициям, кроме тех, которые могли бы принести ей выгоду. Если бы она захотела выплачивать ему небольшие проценты за управление ее активами, то это было бы альтернативой финансовым консультациям. Выбор был за нею.

- Удивительно, - сказал он. - В штате Мериленд имеется 40 тыс. зарегистрированных финансовых консультантов. Я один из них. Если

вы не захотите работать со мной, я, конечно, буду сожалеть о потере клиента, но я смогу показать вам, как найти другого консультанта в этом районе, который тоже работает только за гонорары Вы также можете воспользоваться услугами особого бухгалтера, который имеет профессиональную подготовку в сфере инвестиций как специалист по частным финансам. Они тоже берут почасовую оплату. Но, пожалуйста, прошу вас, что бы вы ни предпочли, не возвращайтесь ни к кому, кто работает за комиссию. Это не консультанты. Это те же продавцы акций, только переодетые.

-Как же я могу отличить их?- спросила она.

-В сущности, это очень просто. Всякий, с кем вы имеете дело в финансовом мире, является либо продавцом, либо консультантом. Невозможно быть и тем и другим одновременно. Продавец скажет вам, что вы не обязаны платить ему за совет. Он скажет вам, что оплата его советов входит в стоимость услуги, или что она покрывается его гонораром за сделку или комиссионными. Но на самом деле - это даром отданные деньги.

-А консультанты?

-Это совсем другое дело. Консультанты назовут вам точную сумму своего гонорара. Что может быть определеннее этого?

Она поняла мудрость такого подхода, но все же чувствовала неуверенность.

-Существуют ли какие-нибудь проверенные временем, доказанные принципы инвестирования, которые являлись бы верными независимо от вида оплаты, от размера комиссионных или от конфликта интересов? Я преподаю физику. И независимо от того, каким способом мне оплачивают мою работу, это не изменяет того факта, что Е почти всегда равно тс.

-Здесь дело не в относительности, а в истории - например, вашей. Вы только что рассказали мне, что потеряли 75% на одной ценной бумаге и почти 100% на нескольких других. Вы сказали мне, что брокер от фирмы Harris &Jones рекомендовал вам эти акции. А вы знаете, что фирма Harris &Jones является главным андеррайтером большей части этих акций, что около 90% их доходов за прошлый год является результатом таких сделок, как ваша?

Линда Дэдини покачала головой. Она этого не зна.1а.

-А как же Дюбуа, мой брокер? Я доверяла ему. Неужели мой брокер?...

-Брокеры проходят подготовку для того, чтобы быть машиной для продаж на конечном этапе. Так получилось, что я кое-что знаю о фир-

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [ 11 ] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61]