назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [ 67 ] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77]


67

стабильность банковской системы в целом, несмотря на то что он не несет ответственности за пруденциальный контроль над банковской системой.

Страховой рьшок Ллойда обычно управлял собой самостоятельно в рамках полномочий, предоставленных специальным Актом парламента. Самый последний Закон о Ллойде (Lloyds Act), который вступил в силу в 1983 г., ужесточил требования к саморегулированию в ответ на множество скандалов. Но Ллойд проиграл битву за сохранение своей полной независимости. Исполнение им функций саморегулирования сегодня частично ограничено правами и обязанностями FSA, которое также будет прямо участвовать в лицензировании, процессах одобрения отчетности и регулировании консультационной деятельности, оказываемой агентами-членами.

Традиционные саморегулирующиеся организации

Лондонская фондовая биржа традиционно регулировалась своими собственными членами, которые в прошлом могли быть наказаны представителями Совета фондовой биржи (Stock Exchange Council). Совета больше нет, и механизм регулирования ЛФБ после режима SIB (а теперь FSA) частично изменился. Разница заключается в том, что работа по регулированию сегодня распределяется между фондовой биржей и структурой FSA. В широком смысле фондовая биржа несет ответственность за дела, имеющие отношение к функционированию рынка, а FSA - за политику финансового здоровья участников рынка. Если фондовый брокер был не в состоянии выполнить свои обязательства (другими словами, становился банкротом), то его обычно на торговом полу фондовой биржи официально объявляли несостоятельным должником (hammered). Это болезненное скорее в финансовом, чем в физическом смысле действие означало, что рынок объявляет о его неплатежеспособности и о прекращении его участия в торгах. В повседневной деятельности это выражалось в том, что сообщение об этом попадет на экраны мониторов.

Комитет Сити по поглощениям и слияниям (City Panel on Takeover and Merges, или Takeover Panel) был учрежден институтами Сити (включая фондовую биржу) в 1968 т., чтобы навести порядок в джунглях поглощений, где возникало больше всего злоупотреблений (см. главу 10). Сам он непосредственно не входит в регулирующие рамки FSA, хотя в наши дни его решения, если требуется, подкрепляются рядом санкций FSA, и эти решения, возможно, могут оставлять право на обращения в FSA (см. главу 10).

дать быстрые разъяснения по спорным вопросам в правилах бухгалтерской отчетности, с последующей угрозой судебного преследования со стороны Комитета по проверке финансовой отчетности, если компания откажется их исполнять.

Новый режим бухгалтерской отчетности не является узаконенным. Но по типичной британской привычке эти решения фактически имеют силу закона. Согласно Закону о компаниях, от них требуется готовить отчеты, которые дают «правдивый и точный взгляд» на состояние дел компании (true and fair view). Предоставление правдивого и точного взгляда обычно подразумевает соответствие определенным бухгалтерским стандартам или оправдание любых отклонений. Таким образом, компании, которые неоправданно отходят от стандартов бухгалтерской отчетности при представлении своих документов, могут быть обвинены в нарушении Закона о компаниях, и бухгалтерские власти обладают властью рассмотрения этого вопроса в суде.

Новый порядок бухгалтерской отчетности обвиняли в недостаточной гибкости - введение жестких правил вместо того, чтобы оставить пространство для интерпретаций в свете индивидуальных обстоятельств, и этот вопрос иногда всплывает в комментариях прессы. После расслабленности 1980-х гг некоторая жесткость, возможно, была необходима. Но вкус пудинга можно понять, только съев его. Достоверность и полезность отчетности компаний в 1990-х гг. значительно улучшились.

Паевые фонды на протяжении многих лет регулировались Законом о предотвращении мошенничества (в инвестиционной сфере) (Prevention of Fraud (Investments) Act). Сегодня они лицензируются и находятся под контролем регулирующей структуры FSA.

Деятельностью отдельных направлений бизнеса управляют другие законы. Страховые компании попадают под действие Закона о страховых компаниях (Insurance Companies Act) в том, что касается ведения страхового бизнеса, инвестиционный менеджмент и продажи будут проходить под контролем структуры FSA. Строительные общества попадают под действие Закона о страховых обществах (Building Society Act), хотя сегодня их регулирующим органом тоже является FSA.

Банки регулируются Законом о банковской деятельности (Banlcing Act) - пересмотренный Закон появился в Своде законов в 1987 г, и надзор, как отмечалось, перешел от Банка Англии к FSA. Проблемой в банковском надзоре является международная природа деятельности операций ведущих банков. Ключевым моментом в развале банка Barings и в более раннем крахе Bank of Credit and Commerce International (BCCI), было то, что их головная компания была зарегистрирована в Люксембурге. Банк Англии продолжает нести ответственность за обшую



следование подтвердило, что сотни тысяч людей были убеждены торговыми агентами, среди которых были мужчины и женщины, отказаться от хорошо продуманных профессиональных пенсионных программ в пользу индивидуальных пенсий, которые приносили намного меньшие доходы. Правительство должно взять на себя достаточную степень ответственности за эту ситуацию, поощрявшую частных лиц заключать индивидуальные пенсионные соглашения без гарантий того, что действовали достаточные меры безопасности. Но SIB, если и не предотвратил это бедствие, продемонстрировал достаточную твердость в ликвидации его последствий.

На ведущие страховые компании были наложены штрафы, и они были вынуждены отозвать своих торговых агентов с улицы обратно в классы для переподготовки. Более того, те, кто нес ответственность за предоставление некорректных советов (или их работодатели), должны были заплатить своим жертвам за финансовые потери, которые те, вероятно, понесли. Данный процесс до сих пор не завершился и влечет за собой передвижения сумм в миллиарды долларов. Однако директора обвиненных компаний фактически остались невредимыми.

1990-е годы были неблагоприятным периодом для продавцов страхования жизни. Камнем преткновения был вопрос о поляризации (polarization) (см. глоссарий), когда финансовые посредники должны были решить, становиться ли им независимыми инвестиционными консультантами или просто продавать на рынке инвестиционные продукты одной группы. Эта система подтолкнула многих бывших независимых связать себя с конкретным поставщиком сберегательных продуктов и породила страхи, что по-настоящему независимый совет в области инвестиций превратился в еще большую редкость. Более того, независимость предположительно независимого совета сама оказывается под вопросом, когда консультанты оплачиваются за счет комиссионных, которые получают от тех продуктов, которые они продают (см. главу 21). Однако система регулирования гарантировала, что покупатели полисов страхования жизни и инвестиционных продуктов получают больше информации, чем раньше, о тех комиссионных, которые получит торговый агент Но, учитывая огромную сложность многих сберегательных продуктов, вероятность того, что большинство покупателей будет направляться к наиболее подходящим продуктам, не велика. Литература, предназначенная для продвижения продуктов, часто в лучшем случае является сложной, а в худшем - слишком туманной и запутанной. Остается посмотреть, сможет ли FSA произвести радикальные улучшения в этой сфере.

Международные проблемы регулирования

Интернационализация рынков ценных бумаг создает различные проблемы для органов регулирования. Во-первых, надзорным органам одной страны трудно эффективно отслеживать деятельность международных фирм по торговле ценными бумагами, которые могут переключать свои «книги приказов» между Токио, Лондоном и Нью-Йорком в течение одного дня.

Во-вторых, некоторые рынки, такие как еврорынки, являются по-настоящему международными в том смысле, что они не принадлежат ни одной стране. Нет никакого наднационального регулирующего органа, обладающего полномочиями заставить соблюдать правила всех участников рынка: повод для озабоченности, периодически возникающий в сообщениях прессы о дискуссиях среди ведущих банкиров.

Наконец, международная природа сегодняшнего бизнеса на рынке ценных бумаг может разрушать усилия национальных органов регулирования, имеющих самые лучшие намерения. Отмена мер валютного контроля (exchange control) в Великобритании вместе с использованием номинальных инвесторов (nominee names) означает, что англичане, так же как и иностранцы, могут действовать на английских рынках анонимно через посредничество швейцарского банка и испытывать небольшой риск обнаружения того, что они нарушают правила. Также очень трудно отследить продажу сомнительных инвестиционных схем со стороны иностранцев инвесторам в Британии - проблема, которая вред ли облегчается с приходом Интернета.

Система регулирования в действии

Британия имеет традицию достаточно легкого регулирования во многих областях, что способствовало привлечению международного бизнеса в Великобританию и сохранению Сити как международного финансового центра.

Существовали прорехи и в оборонительных порядках. Регулирующая структура SBI не предотвратила воровство многих сотен миллионов фунтов стерлингов из пенсионных фондов компаний, совершенное покойным Робертом Максвеллом (Robert Maxwell) в начале 1990-х гг, и многие институты Сити должны разделить ответственность за это бедствие. Пенсионное законодательство в дальнейшем было ужесточено. Однако СРО активно штрафовали и закрывали инвестиционных консультантов, которые отказывались соблюдать правила.

Самая профильная акция SIB касалась неправильной продажи индивидуальных пенсий (mis-selling of personal pension). Pac-



низацию, как Управление криминальных расследований полиции Лондонского Сити. Около десятка человек этого управления в 1999 г. помогли в любое время SFO, и еще свыше 55 человек работали в своей собственной штаб-квартире на Вуд-стрит в Сити. Оно самостоятельно расследует преступления, совершенные в пределах «квадратной мили» (т е. в Лондонском Сити), а сложные случаи может передавать в SFO. Расследование по делу Максвелла начала Бригада по мошенничествам Сити и передала дело SFO, когда вскрылся масштаб неприятностей.

Интернет-ссылки

Главный веб-сайт по вопросам природы регулирования - это, конечно, сайт Управления финансового надзора www.fsa.gov.ulc/. Отметим, в частности, растущее количество публикаций для потребителей, большинство из которых могут быть скачаны бесплатно. Также отметим Центральный регистр, где вы можете проверить, имеет ли продавец финансовых продуктов соответствующее разрешение. Есть подробности о деле с неправильными продажами пенсий и свежие «сигналы тревоги для инвесторов» о текущих делах (опасности «дневной торговли» широко освещались, когда фондовый рынок бушевал в конце 1999 г.). Существует также секция для профессионалов по регулированию оптовых рынков. Сайт Министерства торговли и промышленности vyww.dti.gov.uk/ содержит информацию о роли министерства в регулировании и расследованиях. Сайт Companies House находится по адресу www.companieshouse.gov.uk/; как отмечалось, вы можете бесплатно по сети получить основную информацию об акционерной компании (адрес, дата регистрации и т. д.) и там же имеется указание о том, где и как получить более подробную информацию. Если вы хотите узнать, какого рода информация о членах публики собирается различными организациями в их компьютерных базах данных, то загляните на сайт Data Protection Registrar www.dataprotection.gov.uk/. Совет по стандартам бухгалтерской отчетности имеет очень полезный сайт www.asb.org.uk/ со ссылками на другие органы английских бухгалтерских властей. Если ваши интересы распространяются на регулирование в Соединенных Штатах Америки, стоит посетить сайт Комиссии по ценным бумагам и биржам www.sec.gov/. Там есть полезный образовательный материал, но также существует и возможность проверить данные о компаниях, существующие у SEC, по базе данных EDGAR.

Когда система дает сбой

В ццеале система регулирования скорее предотвращает, чем выявляет и наказывает правонарущителей, когда злоупотребления уже произошли. В случае серьезных финансовых преступлений прибегают к возбуждению уголовного дела. Но правовая система Британии часто оказывалась неэффективной в вынесении приговоров в специализированных делах о приписываемых финансовых преступлениях.

Часто (и зачастую несправедливо) ответственность за такое положение дел возлагается на Управление по серьезным мошенничествам (Serious R-aud Office, SFO), хотя свыше V3 Дел, которые оно ведет, завершается приговорами. У SFO есть краткая сводка расследованных и получивших судебное развитие случаев, связанных с серьезным и крупным мошенничеством, особенно там, где затронуты публичные интересы. Она будет содержать большинство случаев, которые, вероятно, попадут в газетные заголовки. Обычно данное управление занимается только теми делами, в которых задействованы суммы £5 млн и больше, но сейчас этот порог опускается до £1 млн для тех дел, которые удовлетворяют специальным критериям.

Реальная проблема состоит в том, что основные мошенничества часто носят сложный характер, который вызывает затруднения даже у подготовленных бухгалтеров, не говоря уже о понимании со стороны непрофессионального жюри присяжных. Предполагаемые мошенники, кажется, способны получить самую лучшую юридическую помощь, какими бы ни были их шансы «пойти ко дну». Делались предложения о том, чтобы со сложными делами о мошенничествах занимались судья и эксперты-консультанты, а не судья и жюри присяжных. Но эти предложения до сих пор встречают сопротивление. Дополнительной сложностью является большое количество людей и организаций, которые могут оказаться затронутыми, когда подозревается мошенничество, в связи с кончиной компании. Ликвидаторы, пытающиеся спасти какое-то имущество для акционеров и кредиторов, могут обнаружить, что им нелегко получить информацию, когда некоторые из вовлеченных сталкиваются с уголовными обвинениями. Наличие криминальных обвинений может помешать и собственным расследованиям прессы.

Вы также часто можете прочесть ссылки на Бригаду по мошенничествам (Fraud Squad). На практике большинство полицейских сил имеют своих собственных экспертов по финансовым преступлениям. Городская полиция Лондона держит крупный отдел по расследованию мошенничеств. Но в контексте преступлений в Сити можно встретить ссылки на такую орга-

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [ 67 ] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77]