назад Оглавление вперед


[Старт] [ 1 ] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77]


1

ты, имеющие в своем распоряжении многие миллиарды долларов, постоянно ждут возможности сделать свои ставки на рост или падение какой-нибудь валюты, когда признаки силы или слабости свидетельствуют о возможности получения прибыли.

Когда в сентябре 1992 г. Великобритания была вынуждена выйти из механизма валютных курсов Европейского валютного союза, не спекулянты вызвали слабость фунта стерлингов, однако своими продажами фунтов стерлингов в огромных количествах они серьезно обострили ее. Тот же самый процесс действовал и в том случае, когда спекулянты обратили свое внимание на валюты бывших «экономик-тигров» - стран Тихоокеанского Рима с высокими темпами роста - в 1997 г и помогли их падению. В Великобритании большинство эмоциональных споров о том, присоединяться или нет к единой европейской валюте, велись вокруг предположения о том, что до тех пор, пока она оставалась вне этого процесса, страна сохраняла независимость в управлении своей экономикой. На практике решения по процентным ставкам и валютным курсам в Великобритании во многом офа-ничивались тем, что делали другие страны, даже если фунт стерлингов номинально оставался «независимым».

Наряду с этими очевидными последствиями глобализации существуют и другие риски, связанные с информационным взрывом. Не вся доступная информация заслуживает доверия или отличается точностью. Никто не в состоянии редактировать, подвергать цензуре или регулировать Интернет, а также зачастую трудно сказать, отражает ли информация, размещенная на веб-странице, сегодняшнее положение дел. Организации стараются разместить на своих электронных страницах самую последнюю благоприятную для них информацию. Они часто менее пунктуальны в снятии устаревших материалов. Всегда старайтесь проверить, каким числом датируется документ. Если даты на нем нет, будьте осторожны с его использованием. Помните, что организации предлагают ту информацию, которую они хотят вам предложить. Только очень часто они забывают включать такие пункты, как название организации, владеющей сайтом, ее физический адрес, и другую информацию, необходимую для установления bona fides данного сайта.

Веб-сайты часто являются находкой для индустрии по связям с общественностью. Организация может создать себе именно такой имидж, который она хочет, размещая лестные для себя материалы и решая не показывать менее благоприятные сообщения. Рост числа веб-сайтов значительно облегчил населению доступ к информации определенного типа. Парадоксально, что это может затруднить получение ответов на более необычные одноразовые информационные запросы. По-видимому, рост количества веб-страниц (за

редкими исключениями) сопровождался очень заметным ухудшением качества более традиционных информационных отделов или пресс-служб. Если ваш запрос не относится к числу тех, которые охватываются стандартной информацией на веб-сайте, в наши дни может оказаться значительно труднее найти кого-то, кто понимает ваш вопрос, не говоря уже о том, кто в состоянии ответить на него. Это побочная сторона мощного информационного взрыва.

Инвесторы также могут столкнуться с более специфической проблемой, связанной с проведением времени в интернетовских чатах, дискуссионных группах и тому подобных сообществах. Продавец поддельной или переоцененной акции легко может послать всем своим приятелям сообщение, в котором конфиденциально говорится, что эта акция представляет собой самое великое событие со дня сотворения мира. Стоит напомнить старую биржевую присказку. «Там, где сообщают конфиденциальную информацию, там выманивают деньги». Другими словами, тот, кто доверительно сообщает вам информацию об акции, часто сам их и продает.

Таким образом, инвесторы могут извлечь из «Всемирной паутины» как весьма ценную информацию, так и множество абсолютного хлама. Более того, возможность торговать акциями через Интернет открывает дорогу для таких видов, как «дневная торговля», уже широко распространенная в Соединенных Штатах и стремящаяся встать на ноги в Великобритании. Это ифа со ставками на краткосрочные движения курсов акций на экране компьютера, которая - подобно любой другой азартной игре - иногда может привести к большим прибылям, но вероятнее всего окажется дорогой к неприятностям.

Информационный взрыв порождает еще один вид риска, который носит более тонкий и более скрытый характер. В изобилии информации о направлении движения цен на акции, о характере изменения индексов, о ставках дохода, доступных от разных видов инвестиций и т. д., эти цифры начинают жить своей собственной жизнью. Таким образом, инвестиции уменьшаются до ифы с числами, в процессе которой инвесторы рискуют полностью потерять видение перспектив тех предприятий, на деятельности которых основываются эти цифровые данные. Они бросаются покупать ценные бумаги самых последних самозваных технологических компаний, потому что их активно покупают другие инвесторы, и поэтому цена идет вверх. Но если в основе этого повышения нет жизнеспособного бизнеса, все это в конечном итоге закончится слезами. Интернет-банк, по-видимому, может предложить очень конкурентоспособную ставку процента. Но кто стоит за ним, какими ресурсами он обладает, какими законами регулируется его деятельность и какие существуют гарантии безопасности для вкладчиков, если что-то пойдет не так?



с большей частью послевоенного периода растущее беспокойство вызывала сила, а не слабость фунта стерлингов, особенно применительно к обрабатывающей промышленности. Одним из первых действий нового правительства было предоставление независимости Банку Англии в проведении монетарной политики, что повлекло за собой некоторые осторожные балансирующие шаги. На исходе века вновь произошел бурный рост цен на недвижимость, по крайней мере на юге страны. Более высокие процентные ставки учитывали инфляцию в ценах на жилье в южньк районах. Но поскольку они способствовали поддержанию или повышению фунта стерлингов, это было последнее из того, чего хотела обрабатывающая промышленность.

Новое правительство в самом начале своего пребывания у власти также провело несколько важных изменений в системе корпоративного налогообложения. Поскольку эти изменения могли быть представлены по своей природе как технические, они не получили той степени освещения или комментариев, на которые рассчитывали. Благодаря поэтапному введению Системы Авансового Корпоративного Налога (Advance Corporation Tax) правительство фактически увеличило общее бремя налогов на прибыли компаний на несколько миллиардов фунтов стерлингов в год, преимущественно за счет ущерба пенсионным фондам. А за счет изменения расписания и ускорения уплаты компаниями Корпоративного Налога (Corporation Tax) оно также ввело изменяющийся штраф на корпоративные денежные потоки.

Вплоть до начала нового тысячелетия инфляция в Британии оставалась под строгим контролем, по крайней мере по сравнению с 1970-80-ми гг Потребители больше не ожидали крупных автоматических повышений цен месяц за месяцем, хотя опьгг отдельных Фупп товаров различался между собой. Такие технологические товары, как компьютеры, действительно с каждым месяцем становились все дешевле - не столько из-за падающих цен, сколько благодаря тому, что покупатели получали значительно больше за те же самые деньги с каждой новой моделью. Более низкая инфляция сопровождалась гораздо более низкими номинальными процентными ставками, чем те, к которым за предшествующие десятилетия привыкли инвесторы и потребители, хотя краткосрочные ставки - низкие по английским стандартам - были все же выше про -центных ставок, которые применялись в еврозоне. То, что проценты по кредитам в Великобритании были значительно ниже, чем в прошлые годы, означало, что деньги сберегателей принесли им гораздо меньший доход. Более низкие долгосрочные процентные ставки предполагали, что любой человек, покупающий себе пенсию, получил значительно меньший доход, чем он получал бы от такой же суммы денег в недалеком прошлом.

Следовательно, Интернет может произвести революцию в деле доступности информации и в методах доступа на рынки, но он не изменяет фундаментальные принципы инвестирования или вопросы, которые будет задавать рассудительный инвестор. Как и в прежних изданиях, внимание в книге сосредоточено на объяснении вышеназванных принципов, объяснение преимущественно применительно к Великобритании. Это не означает игнорирование международного аспекта. Такие же принципы работают на всех рынках мира, хотя реальная практика будет немного отличаться в соответствии с местными условиями и традициями. Невозможно написать такую книгу, которая охватывала бы каждый из возможных вариантов.

Данная книга впервые предлагает источники в Интернете, связанные с информацией и услугами, которые могут быгь полезны дая инвесторов. Этот перечень не является исчерпывающим и необязательно предоставляет какое-то мнение о качестве конкретного интернет-сайта. В мире Интернета изменения происходят настолько быстро, что мнения и оценки - особенно отрицательные - могут быстро стать устаревшими. Упомянутые сайты входят в число тех, которые предлагают полезную для инвестора информацию и которые действительно оказались полезными в подготовке этой книги для нового, пятого издания. Наиболее важные сайты указаны как в конце главы, к которой они наилучшим образом подходят, так и в списке в главе 23 «Печать и Интернет: финансовые страницы», который включает в себя и несколько дополнительных сайтов. Один момент необходимо отметить особо: в прошлом большая часть информации от государственных органов, финансовых институтов и компаний была доступна только журналистам или другим людям, обладающим специальным допуском. Сегодня любой член общества с помощью Интернета может получить большинство подобной информации - пресс-релизы, пояснительные записки, статистическая информация - на соответствующем веб-сайте. Это ценный ресурс для любого, кто хочет немного глубже покопаться в финансовых делах, и это один из несомненных положительных моментов интернет-революции.

Мы впервые имеем дело с революцией, порожденной Интернетом, потому что она представляет собой наиболее драматическое изменение последних лет. Но с того времени, когда в 1995 г. вышло в печать предыдущее издание How to read the financial pages, произошли и другие важные перемены.

На национальном уровне к власти в 1997 г после долгого периода правления консерваторов пришло новое, лейбористское правительство Оно унаследовало здоровую экономику, которая по крайней мере успешно вросла в новое тысячелетие, хотя сфера услуг чувствовала себя значительно лучше по сравнению с традиционной обрабатывающей промышленностью. По сравнению



£40 000

£20 000

i 1 I 1 1 I i § 1

гттт Стандартная цена« Процент измененийГоды

Рис I Цены на стандартные дома в Юго-Восточной Англии 1990-е гг были десятилетием, ксяорое разрушило иллюзию о том, что цены на дома могли двигаться только в одном направлении - вверх За ростом цен конца 80-х гг последовало резкое падение стоимости в первой половине 90-х, оставившее многих недавних покупателей с проблемами «отрицательной стоимости» (задолженность за дом бьша больше, чем он действительно стоил) Но во второй половине этого десятилетия цены на юго-востоке страны снова быстро двинулись вверх, и к концу тысячелетия официальные процентные ставки бьши частично подняты в попытке удержать стремительный рост цен на жилье Источник Halifax pic

Длительный период экономического процветания, завершающий тысячелетие, представлялся комментаторам как интересная проблема, особенно применительно к Соединенным Штатам Америки - генератору мирового экономического роста,- а также и в отношении Великобритании. В прошлом период экономического роста обычно приводил к росту инфляции и необходимости ограничения экономической активности, дающей старт знакомому экономическому циклу в рамках политики «стоп-вперед» («stop-go»). Казалось, что в 1990-х гг. эта схема нарушилась, когда необычно продолжительный период роста, по-видимому, был достигнут без серьезных инфляционных вспышек Возвещало ли это о новом экономическом порядке, сопровождаемом выигрышем в производительности в результате использования новых технологий, или неизбежный спад просто откладывался? В США население в целом отказывалось сберегать деньги, опираясь на ощущение процветания на основе стоимости, созданной все еще растущим фондовым рынком. Если бы фондовый рынок упал, стало бы это серьезным ударом для реальной экономики благодаря разрушению фактора хоро-

£120,000-£100,000

£80,000 £60.000

Вопреки этим экономическим предпосылкам английский фондовый рынок во второй половине 1990-х гг показал блестящие результаты, потерпев лишь временный и незначительный ущерб к концу 1998 г из-за проблем на некоторых развивающихся рынках, и в частности в России. К концу века ценные бумаги фарма-цевтргческих и технологических компаний разогревали рынок и толкали рыночные индексы все вьпие. Соответственно эти индексы не всегда предоставляли правильную картину рынка в целом. К концу 1999 г Лондонская фондовая биржа (London Stock Exchange) создала новый рынок в рынке для акций технологических компаний. Этот так называемый Технорьшок (techMARK) стал работать исключительно со своими собственными индексами для технологического сектора По мере приближения миллениума агшетиты инвесторов на акции компаний, связанных с Интернетом, достигли лихорадочного ажиотажа, и рьшочные новички, которые еще никогда не получали прибыли, оценивались во многие миллионы фунтов и видели, что цены на их акции стремительно растут вьпие (часто очень оптимистичных) цен первичного размещения. Подобно многим бумам, которые вьшши из-под контроля, этот подъем показывал все признаки приближения к будущей катастрофе.

Лондонская фондовая биржа в 1990-х гг резко увеличила объем операций с иностранными ценными бумагами, а в 1997 г внедрила новую систему торговли акциями наиболее крупных английских компаний (см. главу 6). Акции, принадлежавшие основным инвесторам, преимущественно «дематериализовались». Права собственности регистрировались в электронном виде, а торговля осуществлялась через новую электронную систему CREST, исключая тем самым массу бумажной работы и необходимость в новых сертификатах акций, когда акции меняли своих владельцев. Однако частные инвесторы могли, если хотели, продолжать использовать старую систему, основанную на бумажной форме ценных бумаг Но предстояли еще более крупные изменения. В самом начале нового тысячелетия Лондонская фондовая биржа объявила о своих планах полного слияния со своим немецким партнером с целью сформировать новую структуру - IX, или Объединенные биржи (Integrated Exchanges), - которая могла бы образовать ядро по-настоящему общеевропейской биржи.

Система контроля над финансовыми продуктами и финансовыми рынками в Британии на пороге нового века также претерпела трансформацию. Новый «суперконтролер», Управление финансового надзора (Financial Services Authority), получил не только контрольные полномочия своего предшественника, Управления по ценным бумагам и инвестициям. На него также возлагалась ответственность за регулирование деятельности банков, строительных обществ и разных других финансовых учреждений.

[Старт] [ 1 ] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77]