назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [ 29 ] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109]


29

учеба дается ему легко и он получает хорошие отметки, то у него формула победы в учебе вырабатывается сама собой. Но если дети не обладают вербально-лингвистическим талантом или по какой-нибудь другой причине испытывают трудности с освоением чтения, письма и арифметики, то школьные годы грозят оказаться для них тяжким испытанием. Если детям трудно дается учеба в школе уже в таком раннем возрасте или их заставляют поверить в то, что они не так умны, как остальные сверстники, то у них может развиться заниженная самооценка и, как следствие, обшая неприязнь к школе. Дети привыкают считать себя тупицами и чувствуют, что им не выжить в атмосфере системы образования. Вместо желанных эпитетов «одаренный», «блестящий» или «талантливый» им начинают приклеивать ярлыки, призванные объяснить их мнимую ущербность - такие как УО (умственно отсталый) или «заторможенный». Как каждый взрослый человек, я бы не потерпел, если бы меня назвали тупым или попытались принизить мое достоинство. А как, по-вашему, реагирует на такие обидные ярлыки двенадцатилетний ребенок? Какие травмы - моральные, эмоциональные и физические - наносит ему подобное отношение?

Академические системы отметок являются еще одной причиной, по которой у детей развивается неуверенность в своих силах. Система определения рейтинга учащихся по колоколообразной кривой предполагает, что в группе из десяти детей двое окажутся в верхней части кривой, еще двое - в нижней, а остальные шестеро - посредине. По результатам стандартных тестов на одаренность я обычно попадал в 2 верхних процента потенциально сильных учеников, но по отметкам приближался к 2 процентам самых слабых. О методике определения рейтинга учащихся по колоколообразной кривой мой папа-преподаватель часто отзывался так: «Школьная система направлена не столько на обучение, сколько на исключение».

Его задача как отца состояла в том, чтобы обеспечить мою нравственную, эмоциональную безопасность и предотвратить мое исключение из системы.



Рубеж девятилетнего возраста

Автором самой прогрессивной на сегодняшний день и во многом спорной методики обучения является Рудольф Штей-нер, чей подход к системе образования применяется в валь-дорфских школах, где существует одна из наиболее быстро развивающихся школьных систем в мире. Штейнер часто писал и говорил о том, что он называет «рубежом девятилетнего возраста». Суть его открытия в том, что примерно в девять лет дети перестают отождествлять себя с родителями и приступают к поискам собственной индивидуальности. Штейнер пришел к заключению, что в этот период ребенок часто чувствует себя одиноким и оторванным от общества. Ребенок начинает искать свое Я и уже не воспринимает себя как часть семейного Мы. В этот период ему необходимо прививать практические навыки выживания. Поэтому в системе вальдорфских школ детей этого возраста учат разводить сады, строить шалаши, печь хлеб и заниматься другими полезными вещами. Получаемые навыки не связаны с будущими профессиями, скорее, они призваны развить в каждом ребенке уверенность в том, что он способен выжить без посторонней помощи. В процессе поиска собственной индивидуальности детям необходимо убедиться в том, что они сумеют выжить. Если в этот период им не удается развить в себе чувство личной безопасности, последствия могут роковым образом сказаться в дальнейшем на выборе жизненного пути. Естественно, каждый ребенок по-разному реагирует и ведет себя во время кризиса личности, и потому чуткое и заботливое отношение родителей приобретает в этот момент жизненно важное значение. Учитель, у которого тридцать человек в классе, просто не в силах уделить довтаточно внимания каждому ребенку на этом этапе жизни.

Мой умный папа не был знаком с трудами Рудольфа Штейнера, но хорошо знал об этом поворотном периоде в жизни детей. Когда он заметил, что я плохо успеваю в школе, а также мою реакцию на сообщение о том, что мой друг Энди Муравей талантлив, а я нет, он начал пристальнее присматриваться ко мне и исподволь направлять мое развитие. Вот почему он посоветовал мне больше заниматься



спортом. Он понимал, что Энди учится, когда читает, а я учусь, когда что-то делаю. Он хотел, чтобы я почувствовал способность самостоятельно выжить в условиях академической школьной атмосферы. Он хотел, чтобы я нашел способ поддержать в себе уверенность в своих силах, хотя бы даже с помощью спорта, а не успехов в изучении академических предметов.

Как раз в эту пору моей жизни наша семья испытывала серьезные финансовые проблемы. Подозреваю, что мой умный папа осознавал, насколько повлияла на меня его неспособность заработать достаточно денег. Он знал, что, приходя домой, я часто заставал маму плачущей над неоплаченными счетами. Думаю, он понимал, что я, скорее всего, начну искать для себя отличную от него индивидуальность. Так оно и вьпило. В девять лет я начал брать уроки у моего богатого папы. Оглядываясь назад, я понимаю, что искал собственные ответы на то, как помочь семье в тот экономически трудный период. Мне определенно была необходима индивидуальность, не похожая на мамину и папину.

Формула Адрианы против моей

При позитивном школьном опыте Адрианы единственным выходом для нее было возвращение в учебную аудиторию для обучения новой профессии. У меня - другая формула учебы. Я усвоил ее в возрасте девяти лет, и она предполагает наличие наставника и обучение на практике. Я и сегодня продолжаю искать и учиться на опыте наставников, которые уже совершили то, чем я еще только собираюсь заняться, или слушать аудиокассеты с записями их рассказов о том, чего они сумели добиться. Обращаться к книгам мне тоже приходится, но только как к последнему средству. Вместо того чтобы вернуться в школу бизнеса и изучать там науку предпринимательства, я создаю собственные предприятия, потому что практическое обучение для меня полезнее, чем сидение в аудитории. Я предпочитаю найти наставника, совершить поступок, наделать ошибок и только потом искать книги и кассеты, которые объяснят мне, что я сделал неправильно и чему могу научиться на

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [ 29 ] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109]