назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [ 94 ] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110]


94

□ Т 6. Привычки, ПриСТрВСПт г, ib,,-

НИИ меня привело чтение статьи Джеймса Мэдисона в "Federalist Papers", где он критикует предложение Джефферсона о временных конституциях, переписываемых заново каждым последующим поколением. Мэдисон не только утверждал, что конституция защищает фундаментальные права и помогает действовать будущим поколениям. Он отмечал также, что главная проблема состоит в том, готовы ли люди соблюдать консти-1ущию: в мире существует масса прекрасных конституций, которые все игнорируют и от исполнения которых уклоняются.

Мэдисон фактически утверждал, что чем дольше конституция существует, тем более вероятно, что ей будут следовать просто в силу привычки и традиции. Частые изменения, отстаиваемые Джефферсо-ном, могли бы лишить конституцию - мне остается только процитировать Мэдисона - "того почитания, которое время внушает всему вокруг и без которого, возможно, мудрейшие и свободнейшие из правительств не располагали бы столь необходимой стабильностью", и "когда примеры, подкрепляющие какие-то суждения, древни и многочисленны, они, как известно, обладают удвоенной силой" [Madison, 1987].

Мэдисон и другие авторы - сам он, очевидно, следовал Юму [Hume, 1988] -утверждали, что предпочтения определяются не просто тем, что индивид делал в прошлом, что делали его родители и что делают его собратья-современники, но также и поведением прошлых поколений его собратьев. Это всепроникающее влияние прошлого на нынешние убеждения и поведение помогает придать стабильность унаследованным от прошлого институтам и культуре. Как утверждал Мэдисон, возражая против предложения Джефферсона о внесении частых изменений в конституцию, в конечном счете степень поддержки любого института зависит от того, было ли время накопить ее на протяжении жизни нескольких поколений.

Иногда поддержка институтов или этических принципов, таких, как вера в честность, называется "бессмысленной" привязанностью к культуре или нравственности. Вордсворт утверждал, что "привычка правит бездумным стадом" [Wordsworth, 1982]. Но это не более "бездумно", чем другие предпочтения, формируемые событиями прошлого.

Подчинение институтам может часто использоваться для выполнения решений общества. Армия пытается привить привычку подчиняться командам во время войны, упирая на военные традиции, стро-

Я уже показал, что родители могут быть вполне уверены в том, что дети, когда вырастут, станут помогать им в старости, так как они формируют структуру предпочтений детей во взрослом состоянии, контролируя их опыт в детстве.

Такое влияние привычных и других рекурсивных предпочтений на поведение учитывается в оптимальных стратегиях игроков в последовательных (sequential) играх. Например, родители станут меньше сберегать на собственную старость, если их дети настроены им помогать; босс может эксплуатировать привязанность своих сотрудников к рабочим местам или же общество может сейчас наказывать преступников более строго, потому что это усиливает общественную поддержку наказаний за преступления в будущем.

В нашей совместной с Гроссманом и Мерфи статье [Becker, Gmssman, Murphy, 7957] рассматривается установление оптимальных цен монополистом, продающим привьршый товар. Мы показываем, что цена, при которой достигается максимизация богатства, оказывается ниже цены, при юторой текущая предельная выручка равна предельным издержкам, поскольку более низкая цена в данный момент фактически "обязывает" потребителей увеличивать потребление этого товара в будущем. Следовательно, оптимальные цены будут выше, если потребителям не дают возможности увеличивать их будущее потребление.

Предложенный анализ позволяет объяснить, почему разность между ценами и издержками, т.е. прибыль, табачных компаний росла в течение нескольких последних лет. Непрерывное ужесточение законодательства, ограничивающего курение, является главным очевидным препятствием для будущего увеличения спроса на сигареты. Это заставляет производителей повышать цены, и они начинают получать большие текущие "прибыли", - даже несмотря на тот явный урон, который наносят им законодательные ограничения на курение.

Эти примеры влияния предпочтений на обязательства довольно очевидны, хотя и могут вызывать некоторые сомнения. Еще более сомнительными покажутся тогда следующие примеры, где анализ привьиек и традиций переносится на институты и культуру. К этой линии рассужде-

- Более полный анализ установления оптимальных цен в этой ситуации см. [Fethke, Jagannathan, 1991].



гие правила и пример окружающих. Молодым людям, которых призывают вкладывать больще средств в поддержание системы социального обеспечения, не нужно беспокоиться, что следующее поколение откажется поддержать в старости их самих, хотя могло бы показаться, что такой отказ отвечал бы интересам этого следующего поколения. На деле же забота нынещнего поколения о пожилых людях усиливает традицию-привычку, побуждающую следующеепоколение поступать точно так же.

Я готов признать, что не знаю, как дшюко можно развивать эту точку зрения. Акцент на роли институтов, находящихся под влиянием традиций-привычек и давлением окружающих, может показаться объяснением ad hoc, придуманным для решения сложных вопросов, связанных с выполнением обязательств и коллективным выбором. Однаю этот подход фактически вырос из интереса к таким проблемам, как алкоголизм, употребление наркотиков и приверженность к товарам определенных торговых марок. И взгляд на формирование предпочтений как вырастающих из прошлого опыта интуитивно вьщлядит намного более убедительно, даже когда он переносится на институты и культуру, чем противоположная, столь влиятельная в экономической теории точка зрения, утверждающая, что предпочтения не зависят от прошлого.

Некоторые из вас могут удивиться, услышав, как один из соавторов подхода, постулирующего неизменность вкусов, с энтузиазмом рассуждает о формировании предпочтений. Однако предпосылка, принимаемая в "De gustibus non est disputandum", предполагает устойчивость метапредпочтений. Метапредпочтения включают в качестве аргументов в функции текущей полезности индивида его собственные прошлые выборы и выборы, совершаемые другими людьми. На деле зависимое поведение и социальные взаимодействия - вот два основных примера, проанализированных мной и Стиглером в той работе.

Ее идея заключалась не в том, что предпочтения разных людей в момент времени t одинаково зависят от их потребления в тот же момент времени t. Скорее, она состояла в том, что существуют общие правила, определяющие, каким образом различные переменные и опыт входят в метапредпочтения, которыми и мотивируется поведение большинства людей на протяжении большей части их жизни, и что рациональные агенты, ориентированные на будущее, максимизируют свою

полезность, исходя из своих метапредпочтений, а не из одних только текущих предпочтений, поскольку осознают влияние сегодняшнего Ьыбора на будущую полезность.

;аключение

Мои заключительные замечания могут быть краткими. Я попытался показать, что прошлое отбрасывает длинную тень на настоящее через его влияние на формирование текущих предпочтений и на текущий выбор. Эти связи между прошлым и настоящим позволяют не просто придать несколько более общую и строгую форму предпосылке о независимости предпочтений, но и помогают объяснить некоторые странности в имеющихся фактических данных.

Систематический анализ привычного, зависимого и традиционного поведения, а также других механизмов воздействия прошлого на текущие предпочтения имеет важное значение для изучения различных экономических и социальных явлений. Сюда относятся и поддержание спроса на товары известных марок, и последствия шоковых изменений в доходах на совокупное потребление, и долгосрочные и краткосрочные сдвиги в потреблении сигарет при повышении налога на них. Этот анализ позволяет лучше понять, как легализация наркотиков могла бы повлиять на их распространение, как подоходный и другие налоги воздействуют в долгосрочном периоде на прилагаемые на работе усилия и трудовые привычки, а также почему нувориши и недавно обедневшие так отличаются от "хронически" богатых и "хронически" бедных.

Если пойти еще дальше, то связь между выбором в прошлом и выбором в настоящем могла бы также объяснить, почему и как родители влияют на формирование предпочтений своих детей, как люди берут на себя обязательства выполнять будущие решения и как формируются и поддерживаются институты и культура.

19 ЧаюкчсоЕос повсдешк



Приложение 16.А

Пусть функция полезности в момент времени t имеет следующий вид:

U{t) = U(y{t\c{t\S{t)\(16-П1)

где у - это обычное благо,с - привычное благо и 5 = ф)-(5 - это норма обесценения прошлого потребления с). Суммарное значение функции полезности (the overall utility function) в момент времени t = О представляет собой дисконтированную величину полезности U{t) с нормой дисконтирования о. Я предполагаю, что суммарная полезность максимизируется в условиях ограничения на богатство, где величина богатства дана. Благо является привычным, если

dc{t)

ад"-<-")

когда предельная полезность богатства остается постоянной, т.е. когда "скомпенсированное" увеличение потребления в прошлом повышает текущее потребление. Поскольку в состоянии равновесия с = 55, то естественно определить зависимость как достаточно сильную привычку:

dc{t)

dS(t)

>5.

(16-ПЗ)

Отсюда следует, что равновесие неустойчиво, если с является аддиктивным благом вблизи этого равновесного состояния

Мы с Мерфи показали [см. наст, изд., разд. 75], что необходимое и достаточное условие для того, чтобы благо было привычным вблизи равновесного состояния, имеет вид

(a + 25)f/„>-[/ где (/„ = d-U/dcdS, и= dWidS.

(16-П4)

Приложение 16.Б

Пусть полезность от привычного блага с в момент времени t отделима от других благ;; и представима в виде

V{i) = V[c{t) - а55(0],(16-П5)

где а - положительная константа. Поскольку 5 - это норма обесценения потребления блага с в прошлом, то 55(0 = с (О, где c{t) - это средневзвешенный уровень потребления в прошлом. Тогда

К.= V",

V,=-abV", V,,= {a5fV"

и 25 F„ = -2а52 V" > - К„ = -аб V" для всех а < 2. Таким образом, для всех а и 5 > О модифицированная функция полезности Стоуна - Джири в уравнении (16-П5) должна удовлетворять условию (16-П4), для того чтобы благо с было привычным. Можно показать, что чем больше а, тем сильнее привычка, а если а > 1, то это уже зависимость. Из уравнения (16-П5) следует, чго в равновесном состоянии при с = 55 = с ,

V=V[c (1-а)],

K=vi\-o.).

Таким образом, воздействие на полезность увеличения с на участке между равновесными состояниями оказывается тем меньше, чем сильнее привычка а (при заданной величине V).

Влияние на равновесное потребление с перманентного изменения его цены, скомпенсированного таким образом, чтобы предельная полезность богатства X оставалась постоянной, таково:

если а = О.

(16-П7)

V"{l-af

Очевидно, что влияние, оказываемое на с, тем сильнее, чем больше а сила привычки.

Приложение 16. В

Введем теперь в функцию полезности, описываемую выражением (16-П5), давление со стороны сверстников:

V{t) = V[c{t) - а55(0 - Y С(г) ],( ""

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [ 94 ] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110]