назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [ 60 ] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110]


60

"Органическое" преимущество налогоплательщиков, отраженное в правой части уравнения (9-18), усиливается при возрастании омертвленных издержек, связанных с налогами и субсидиями, т.е. при падении F или росте G. При использовании паушальных налогов и субсидий ни у кого "органических" преимуществ нет, поскольку тогда F = = G = \ . Субсидируемые группы могут преодолевать "органическую" слабость, увеличивая свою оптимальную численность, повьш1ая эффективность давления, успешнее трансформируя давление во йлияние и используя инные средства, делающие их политически более влиятельными. Действительно, группы, получающие значительные субсидии- например, производители сахара или молочной продукции в США, --должны быть способны не только распределять эти средства с относительно небольшими омертвленными издержками, но также преодолевать свою "органическую" слабость, демонстрируя более вьюокую политическую привлекательность и эффективность.

Теорема 2 предполагает также своеобразную "тиранию status quo, так как политическая власть едва ли станет очень активно вмешиваться в распределение доходов в частном секторе, даже если группы, которые выиграли бы от такого вмешательства, организованы лучше. Следовательно, поддержание status quo в распределении доходов в частном секторе совсем не обязательно свидетельствует о том, что политики являются прислужниками богачей: оно вполне совместимо с более высоким уровнем политической эффективности бедной части общества.

Однако эту "тиранию status quo" не следует смешивать с принципом laissez-faire, поскольку политическая власть будет защищать status quo от многочисленных шоков и изменений, происходящих в частном секторе. Предположим, что некая отрасль (например, автомобильная) платит своим работникам гораздо более высокую заработную плату, чем где бы то ни бьшо еще, поскольку они активно инвестируют в специфический отраслевой (industry-specific) человеческий капитал. Предположим также, что так происходит до тех пор, пока появление неожиданного конкурента (Японии) не вызывает в ней сокращения равновесной заработной платы до более низкого, чем в других отраслях, уровня. Если при этом не последует помощи от правительства, то рабочие покинут эту отрасль, сильно пострадав от снижения заработков.

Выигрыш в заработках в результате введения тарифов или квот на импорт автомобилей может быть, намного больше, чем потери от сокращения потребительского излишка и снижения эффективности. Например, если первоначально заработки были на 50% выше, чем в других отраслях, а затем этот разрыв уменьшился на 5%, то, значит, полное запрещение импорта обошлось обществу лишь в 10% (5/50) от тех затрат, которые цотребовались бы в случае предоставления рабочим прямых субсидий (если не учитывать потребительский излише1с от роста потребления автомобилей при снижении цен на импортные машины). Рабочие этой отрасли могут оказать давление и добиться политической поддержки, поскольку омертвленные издержки от запрета на импорт автомобилей будут меньше, чем от других аналогичных программ.

Широко известная максима экономической теории гласит: "Невозвратные издержки не возвращаются". Это означает, что при распределении труда и других ресурсов индивиды смотрят только в будущее. Без государственной помощи даже крупные инвестиции в специфический отраслевой человеческий капитал не смогут предотвратить ухода рабочих из отрасли, если импорт делает заработки в ней ниже, чем в других отраслях. Однако благодаря политической власти "невозвратные издержки возвращаются", так как инвестиции в человеческий или физический капитал, специфические для фирмы, отрасли или даже региона, снижают краткосрочную эластичность предложения, так что омертвленные издержки от "искажений" в аллокации ресурсов оказываются ниже, когда предложение (как и спрос) менее эластично. У многих вызвала раздражение недавняя политическая поддержка корпорации "Крайслер", поскольку заработки ее работников и так были слишком высокими. Мой анализ доказывает, что, как бы ни относились к этой поддержке "Крайслера", она могла быть оказана исходя как раз из тех соображений, что были приведены выше.

Политическая защита от изменений, происходящих в частном секторе, будет скорее всего неполной и временной. Неполной - потому что предельные омертвленные издержки по защите возрастают по мере ее усиления, временной - потому что предложение (и спрос) с течением времени и по мере обесценения специфических инвестиций становится более эластичным. Поэтому одна из причин периодических попы-



ТОК по дерегулированию экономики, таких, как предпринятые недавно меры по дерегулированию авиаперевозок и рынка ценных бумаг, а также в несколько меньшей степени автомобильного транспорта, может заключаться в том, что омертвленные издержки становятся тем больше, чем дольше сохраняется государственное регулирование. В работе Г. Джар-релла [Jarrell, 1982] показано, что дерегулирование рынка ценньг>с бумаг бьшо, по-видимому, вызвано появлением крупных институциональных трейдеров, чей спрос отличается высокой эластичностью.

Экономисты традиционно объясняли политическое поведение не мощью групп со специальными интересами, а "провалами" рынка. Государство производит общественные блага, смягчает экстерналии и устраняет другие провалы в его деятельности. И хотя такие политические меры повышают, а не снижают общую эффективность, они легко могут быть встроены в наш анализ конкуренции групп давления за политическое влияние.

Действиям, от которых выигрывают все группы, никто не противостоит, а некоторые группы своим давлением могут активно их продвигать. Более интересными для анализа являются действия, которые хотя и повышают общую эффективность, но в то же время наносят некоторым группам (скажем, t) ущерб. Эти группы могут оказывать давление, направленное против таких действий. Как и прежде, согласно политическому бюджетному равенству (9-4), "налоги" на t будут служить источником "субсидий" для 5, однако теперь эффективность будет повышаться, потому что > пД,. Если при этом повышается также предельная эффективность, т.е. ndR > n,dR, , то субсидируемые группы будут обладать "органическим" преимуществом с точки зрения воздействия на политические решения. Ведь из уравнения (9-18) следует, что группа S обладает "органическим" преимуществом в том случае, когда F > G, и это является необходимым и достаточным условием для увеличения субсидий, обеспечивающих повьппение эффективности**.

Поскольку

и поэтому

Gn,dR, = Fn,dR„

n,dR, > n,dR, выполняется тогда и только тогда, когда G < F.

Субсидируемые группы, обладающие "органическим" преимуществом, оказывают более сильное давление, чем группы налогоплательщиков с такой же численностью, эффективностью и политической привлекательностью. Поскольку предложения, пользующиеся активной поддержкой со стороны субсидируемых групп, имеют лучшие шансы на успех в конкуренции с другими предложениями, то политические меры, способствующие повышению эффективности, чаше всего будут "побеждать", если только группы, которые терпят от них -ущерб, не станут компенсировать свою "органическую" слабость более высокой эффективностью оказания давления или какими-то иными способами. Этот результат может быть сформулирован как следствие из теоремы 2.

Следствие. Вероятность принятия политических мер, повышающих эффективность, больше, чем вероятность принятия мер, снижающих ее.

Этот вывод показывает, что предложенная в нашей работе модель конкуренции групп политического давления, которые стремятся к улучшению своего благосостояния, не игнорирует провалы рынка. Иначе говоря, она не ограничивается анализом перераспределения доходов политическими средствами, но учитывает также возможность повышения эффективности в результате вмешательства государства - и это при отсутствии кооперации между группами и при исключении побочных платежей. Таким образом, анализ конкуренции между группами давления в условиях отсутствия кооперации связывает воедино две, казалось бы, противоположные точки зрения - одну, согласно которой правительства корректируют провалы рынка, и другую, согласно которой они занимаются раздачей привилегий тем, кто обладает большей политической силой.

Поскольку увеличение числа налогоплательщиков сокращает величину собираемого с каждого индивида налога, необходимого для получения той или иной общей суммы поступлений, то это означает снижение предельных (и совокупных) омертвленных издержек, связанных с налогообложением. Как следствие, увеличение числа налогоплательщиков ведет к ослаблению оказываемого ими давления.



Именно поэтому любая группа предпочтет, чтобы ее субсидии финансировались за счет невысоких налогов, собираемых с большого числа индивидов, даже если политическая эффективность группы налогоплательщиков при этом не снижается, Оптимальный размер группы получателей субсидий оказывается несколько меньше ее наиболее эффективного размера, потому что увеличение численности снижает чистый доход каждого ее члена, если эффeктивнoJ:ть возрастает при этом незначительно". Полученный результат можно сформулировать следующим образом.

Теорема 3. Численность политически успешных групп, получающих субсидии, обычно оказывается меньше, чем численность групп налогоплательщиков, за чей счет финансируются эти субсидии.

Теорема 3, похоже, согласуется с имеющимися данными о положении сельского хозяйства в различных странах. Сектор сельского хозяйства чаще всего активно субсидируется, когда он невелик - как,

Многие полагали, что средства для субсидий гораздо проще собирать, когда каждый налогоплательщик подвергается слабому воздействию, но упор при этом делался на издержках по организации налогоплательщиков. Одну из ранних формулировок такой точки зрения можно найти у С. Ньюкома: "Если Конгресс примет решение о проведении определенной политики... то [компания] сможет получить дополнительную прибьшь, собирая с каждого жителя страны на один цент больше. Ни один житель из тысячи даже не обратит внимание на ошибку, если вообще сможет обнаружить ее. Но даже если он ее обнаружит... [он] не сможет послать письмо, отпечатать петицию или собрать своих соседей на митинг, потому что затраты времени на это превосходят цену вопроса" [Newcomb, 1886, р. 457, п. 9]. (Сеймур Ньюком (1835-1899) - американский математик и астроном, автор трактата по политической экономии. - Прим. ред.)

Парето писал, что "если некоторое событие А вызывает потерю в один франку каждого из тысячи человек, и сумма в тысячу франков достается одному индивиду, то последний приложит все свои силы и энергию, чтобы это событие произошло, в то время как первые будут сопротивляться слабо" {Pareto, 1971, р. 379].

° Предположим, что G имеет постоянную эластичность ((3 > 0) по отношению к /?„ Г имеет постоянную эластичность (у < I) по отношению к р„ а р, имеет постоянную эластичность (а) по отношению к ш, и прямо не зависит от п, ("безбилетное" поведение отсутствует). Тогда из уравнения (9-15) следует, что равновесные значения Л, и а, изменяются в одинаковой ау-1

пропорции (равной р q- ) ростом и при постоянной р,. Поэтому если а < 1, то Л, и а„ а следовательно, и чистый доход в расчете на одного члена группы будут снижаться с увеличением ее численности (даже при отсутствии "безбилетного" поведения). Однако если а > 1 из-за наличия экономии на масштабе, то чистый доход на члена группы будет расти по мере увеличения л, в случае, если а > 1/у(при отсутствии "безбилетного" поведения).

например, в Японии, Израиле или США; в то же время он подпадает под сильный налоговый пресс, когда его размеры велики - как, например, в Польше, Китае, Таиланде или Нигерии [см.: Peterson, 1979; см. также специальное исследование для стран Африки: Bates, 1981]. Теорема 3 и эти факты противоречат широко распространенному мнению, что малые группы находятся в политически худшем положении, поскольку не располагают большим количеством голосов. В другой работе я показываю," что голосование и формирование большинства не являются главными источниками политического влияния даже при демократических режимах [Becker, 1982].

В своих рассуждениях я предполагал, что метод, который используется для предоставления субсидий и сбора налогов с каждой группы, задан, хотя в действительности для этого имеется множество различных методов и политическая власть должна делать между ними выбор. Следует ли из модели конкуренции между группами давления, разработанной в данной работе, вывод, что выбор падает на наиболее эффективные из этих методов? Для простоты предположим, что один из методов налогообложения или предоставления субсидий однозначно является более эффективным, чем все остальные, т.е. что F* > F и (?* < G, а также F* > Fи G* < О для всех R, и R„ гдеРиО обозначают все прочие методы". Если функции влияния не зависят от методов сбора налогов в том смысле, что при использовании различных методов объем средств, поступающих в виде налогов, при данных уровнях давления со стороны s и t оказывается одинаковымто тогда замена менее эффективного метода более эффективным будет снижать оптимальный уровень давления для t, поскольку предельные омертвленные потери уменьшатся. Это ослабление давления повышает величину субсидий для и чистый доход для t.

" Отметим, что ни один из методов может не бь1ть однозначно более эффективным, поскольку методы с относительно высокими постоянными издержками (по организации сбора налогов?) и со слабым воздействием на стимулы являются неэффективными при низких уровнях налогов и субсидий, но могут оказываться эффективными при их высоких уровнях. Эта Особенность была отмечена в письме, которое я получил от Джефри Бреннана и Джеймса Бью-кенена [см. также: Вгеппап, Buchanan, /980].

Альтернативное предположение с такими же следствиями заключается в том, что при Использовании различных методов постоянным остается налог, уплачиваемый каждым налогоплательщиком (R,), а не общий объем налоговых поступлений, когда уровни давления со стороны .у и / даны.

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [ 60 ] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110]