назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [ 54 ] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110]


54

Политика и право

ния патентного бюро, стоимость подготовки заявок на патенты, а также издержки, связанные с оплатой юристов, судей и прочих специалистов, участвующих в рассмотрении дел1 Коэффициенты эластичности вр и е„ отражают реакцию изобретателей на изменение вероятности получения патента и размера награды, а 6, отражает общественные издержки используемых способов награждения изобретателей. В случае патентной системы издержки состоят в более- ограниченном применении изобретения, чем при отсутствии патентной системы, и в монопольной власти, создаваемой патентами.

Из уравнений (8-34) и (8-35) следует, что при любой системе, в которой Ь, > О, чем меньше отклик изобретателей, тем меньше должна быть вероятность и размер наград (ценность патента можно изменить, например, путем изменения срока, на который он выдается). Это свидетельствует об актуальности спора между теми, кто считает, что большинство изобретений обязано своим существованием простому стремлению к "знанию", и теми, кто утверждает, что большинство изобретений делается в надежде получить финансовое вознаграждение, особенно в наши дни, когда осуществляются систематические вложения в научные исследования и разработки. Первые, как и следовало ожидать, в основном являются сторонниками слабой патентной системы, а вторые обычно настаивают на необходимости ее укрепления, что тоже вполне логично.

Даже если А, т.е. предельная ценность изобретения для общества, была бы достаточно большой, оптимальное решение заключалось бы в уничтожении прав собственности на изобретение, т.е. в том, чтобы установить Pi = О, если б, и АГ достаточно велики или эластичности вр и е„ достаточно малы*. Действительно, практически все аргументы в пользу отказа от системы патентов или существенного ее

" и издержки эти отнюдь не малы. Например, в 1966 г. затраты одного только Патентного бюро США составили 34 млн. долл. [см.: The Budget of United States Government, 1968 / Bureau of the Budget. Washington D.C.: U.S. Government Printing Office, 1967. Appendix], a на подготовку заявок и на оспаривание патентных прав по суду было скорее всего потрачено еще больше.

" По-видимому, одна из причин, почему патенты не выдаются на открытия в области фундаментально!! науки, заключается в трудности (те. высоких издержках) установления собственности на новые понятия и теоремы.

□ 8. Преступление и ммаапг,

реформирования основаны либо на ее дороговизне, т.е. больших К или bi, либо на ее неэффективности, т.е. низких вр и е„ [см., например: Plant, 1934; Arrow, 1962а].

Если заменить систему патентов системой денежных премий, то для определения оптимальной политики эластичность реакции не будет играть роли, поскольку Z?, в этом случае будет примерно равно нулю Система премий как способ поощрения изобретателей будет к тому же иметь много преимуществ, аналогичных тем, которыми обладает система штрафов как способ наказания преступников (см. подразд. 8.5). Однако одно из больших достоинств патентной системы заключается в том, что она автоматически "измеряет" 4, т.е. обеспечивает награду, размер которой автоматически связан с А положительной зависимостью, тогда как при системе премий (так же, как в случае штрафов и лишения свободы) А (или D) приходится оценивать независимо и часто достаточно произвольно.

8.7.2

Эффективность государственной политики

Страх перед поимкой и наказанием снижает потери общества от преступлений и увеличивает общественное благосостояние, заставляя некоторых преступников отказываться от совершения преступлений. Что определяет этот рост благосостояния, иначе говоря, "эффективность" государственной политики, направленной на профилактику преступлений за счет устрашения? Если общественное благосостояние измерять доходом, а "эффективность" определить как отноше-

" Правые части уравнений (8-34) и (8-35) в этом случае исчезнут, и условия оптимальности примут вид

Д-Г = 0,(8-340

A-K-K = Q.:(8-35)

Поскольку ни при каких конечных значениях параметров р, и а эти условия не выполняются, то разграничить стимулы к изобретательству между р, и а оказывается трудно (см. аналогичные рассуждения по поводу штрафов в подразд. 8.5).



Математически мера эффективности определяется как

D(0,)-[D(d) + C(p, d) + bpfd

£=-

Z)(0,)-D(0,)

шены по(°"™"""~ преступлений, которые были бы совер-

шены при р -/- О, а - это значение О, которое минимизирует D

л.™, w!" vm, которые ткже заставляют усомнился в справедливосга ушерж-Дет«.,чш -неумышленше"престуштенияслабеереашрукгтнаизмененняри/см.в[ВескектЩ.

8.7.3

Теория сговора

Теория, предложенная в настоящей работе, может быть применена к любым ситуациям, когда необходимо предотвратить определенные виды поведения независимо от того, является ли это поведение противоправным. В качестве примера возьмем ситуацию, когда две конкурирующие фирмы пытаются тайно договориться, чтобы получать монопольную прибыль. У экономистов нет удовлетворительной теории, объясняющей, от чего зависит политика цен и объемов производства в отрасли, теории, которая позволяла бы предсказывать, при каких условиях фирмы будут вести себя чисто конкурентно, при ка-

Проведенное в разных районах Лос-Анджелеса в январе 1966 г. исследование показало, что "более половины задержаний происходит в течение 8 часов после совершения преступления и почти две трети - в пределах первой недели" [Science and Technology, 1967, p. S].

Данные об эффективности реально используемых (не обязательно оптимальных) мер наказания за совершение этих свойственных "белым воротничкам" преступлений можно найти в [Stigler. Friedland, 1962; Stigler, 1966; Landes, 1966; Johnson, 1967].

ние максимально возможного прироста доходов к тому приросту дохода, который имел бы место в том случае, если бы все преступления, причиняющие чистый ущерб, были бы предотвращены, то ответить на этот вопрос можно с помощью модели, построенной в подразд. 8.3. Максимальный возможный прирост достигается путем выбора оптимальной пары значений управляющих переменных -вероятности поимки и доказательства вины р и меры наказания / (цри том, что коэффициент общественных потерь от наказаний b есть величина заданная)*.

Эффективность, которая определена таким образом, может находиться в интервале от О до 1 и главным образом зависеть от двух факторов - стоимости поимки и осуждения и эластичности числа преступлений по р и/ Чем меньще издержки и чем больше эластичности, тем меньше будут издержки достижения любого наперед заданного снижения числа преступлений и, следовательно, тем больше эффективность. У разных видов преступлений эластичности вполне могут быть разными. Например, часто говорят, что преступления, совершаемые на почве эмоционального возбуждения, например убийства или изнасилования, или подростковые преступления, такие, как угон автомобилей, обладают меньшей эластичностью по р и / чем умышленные преступления, совершаемые взрослыми, такие, как растраты, нарушения антимонопольного закэнодательства или ограбления банков. Эластичности, рассчитанные Смайджелом и Эрлихом по семи основным видам преступлений [Smigel, 1965; Ehrlich, 1967], различаются между собой довольно сильно, но сказать, что эластичности убийств, изнасилований, автомобильных угонов и нападений при отягчающих обстоятельствах оказались существенно меньше, чем эластичности грабежей с применением насилия или краж со взломом, нельзя.

Возможно, что эффективность различается по видам преступлений скорее из-за различий в величине издержек, связанных с задержанием и установлением виновности, чем из-за разной эластичности реакции. Важным фактором, причем сильно варьирующимся, определяющим величину этих издержек, является продолжительность времени между совершением преступного действия и его обнаруже-HHCMl Ведь чем раньше преступление будет обнаружено, тем скорее полиция сможет приступить к работе и тем выше будет вероятность того, что жертва сможет лично идентифицировать преступника. Из этого следует, что эффективность должна быть выше в случае грабежа с применением насилия, чем в случае кражи со взломом, хотя эти виды преступлений сходны между собой, или выше в случае нарушений законов о минимальной заработной плате и условиях труда, чем в случае иных нарушений норм закона, касающихся "белых воротничков", таких, как антимонопольное законодательство или законы о регулировании отраслей коммунальных услуг.



КИХ - вступать в монопольный сговор или выбирать какие-то иные типы поведения. Один из побочных продуктов нашего подхода к преступлениям и наказаниям - это теория сговора, которая, по-видимому, позволяет заполнить значительную часть этого пробела™.

Выигрыш фирм от сговора положительно связан с эластичностью их функций предельных издержек и отрицательно связан с эластичностью их коллективной функции спроса. Фирма, которая нарушает сговор, назначая более низкую цену или превышая установленную для нее квоту, совершает своего рода "преступление" против условий сговора. Вред, который будет в результате нанесен участникам сговора, будет зависеть от числа нарушений и от эластичностей спроса и предельных издержек, поскольку выигрыш от сговора зависит от этих эластичностей.

Если бы от нарушений можно бьшо избавиться без затрат, оптимальным решением, разумеется, было бы устранение их всех и назначение цены чисто монопольным путем. Однако, вообще говоря, как и для других видов преступлений, устранение нарушений связано с двумя видами издержек. Первый вид - это издержки обнаружения нарушений и "задержания" нарушителей. Эти издержки тем выше, чем выше желаемая вероятность обнаружения и чем больше количество нарушений. При прочих равных условиях, последняя величина обычно положительно связана с числом фирм в отрасли, что отчасти объясняет, почему экономисты обычно усматривают зависимость монопольной власти от уровня концентрации. Издержки достижения заданной вероятности обнаружения также зависят от количества фирм, числа клиентов, стабильности покупательского поведения клиентов и государственной политики в отношении сговоров [Stigler, 1964].

Другим видом издержек сговора являются издержки наказания нарушителей. Наиболее благоприятной является ситуация, в которой нарушители наказываются штрафами, взимаемыми участниками сговора. Если штрафы и другие правовые меры воздействия применить невозможно, приходится прибегать к таким методам, как разорительное (predatory) снижение цен или насилие, но это вредит не только нарушителям, но и другим участникам сговора.

Первым, кто подсказал мне такое применение этой теории, был Джейкоб Мннцер.

Интерпретация "синдикатов" с точки зрения данного подхода дается, в частности, в [Schilling. 1967].

Предполагается, что фирмы, участвующие в сговоре, выбирают такие вероятности обнаружения нарушений, меры наказания, цены и объемы производства, которые минимизируют потери от нарушений, одновременно максимизируя при этом выигрыш от сговора. Оптимальные цены и объемы выпуска будут тем ближе к конкурентным, чем эластичнее кривые спроса, чем больше в отрасли продавцов и покупателей, чем менее "трансфертны" наказания и чем враждебнее позиция государства в отношении сговоров. Важно заметить; что сте- пень отклонения от оптимальной аллокации ресурсов измеряется не просто отклонением фактических объемов выпуска от тех, какими они были бы в условиях конкуренции, но зависит также от стоимости контроля за соблюдением условий сговора. Еще важнее то, что эта теория, как и большинство теорий цен, охватывает весь спектр цен - от чисто конкурентных до чисто монопольных, включая все промежуточные ситуации. Различия между этими ситуациями в первую очередь связаны с различиями в "оптимальном" числе нарушений, которые в свою очередь связаны с различиями в эластичностях, уровне концентрации, законодательстве и т.д., о которых мы уже говорили.

Эти идеи, по-видимому, помогают понять, почему сговор чаще бывает успешным в сфере незаконной деятельности, чем в законной. Фирмы, выпускающие разрешенную законом продукцию, заинтересованы вступать в сговор, чтобы повышать цены и прибьшь, но и фирмы, занимающиеся незаконной деятельностью-производством наркотиков, игорным бизнесом, проституцией и нелегальными абортами, тоже в этом заинтересованы. Подпольные "синдикаты" дают пример, по-видимому, весьма успешного сговора, охватывающего целый ряд видов незаконной продукции. В таких странах, как Соединенные Штаты, где сговор запрещен, дельцы, занимающиеся незаконной деятельностью, оказываются в более выгодном положении, поскольку они могут применять по отношению к нарушителям сговора силу и другие незаконные методы воздействия, не опасаясь, что их жертвы будут искать защиты у закона. Вместе с тем в таких странах, как предвоенная Германия, где сговор был узаконен, преимущества получают

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [ 54 ] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110]