назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [ 42 ] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110]


42

Рт - Р„-- = Р„

т т

(6-17)

где р„ - рыночная цена достойного блага, а все остальные переменные обозначены так же, как в сноске 36. Точно так же, если j понимает, что / сокращает свои трансферты, когда j увеличивает расходы на достойные блага, то его склонность к расходованию средств на них также будет ослабевать, поскольку реакция i повышает их цену для/ На практике дело может закончиться тем, что j станет потреблять меньше достойных благ, чем в том случае, когда / не проявлял бы о j никакой заботы! О том, что такие ответные реакции не являются гипотетическими и что они не всегда оказываются малозначимыми, убедительно показано в недавнем исследовании Пельцмана, посвященном высшему образованию [Peltzman, 1973]. Государство "тарге-тировало" свои трансферты системе высшего образования, активно субсидируя государственные вузы. При этом частные расходы на высшее образование в 1960-1967 гг, похоже, сокращались на 0,75 долл. на каждый доллар увеличения государственных ассигнований (это минимальная оценка), а в 1959-1960 академическом году это сокращение превысило 1,00 долл. на каждый доллар увеличения государственных ассигнований, так что рост государственных расходов в этом году привел к снижению общих расходов на высшее образование.

Как г, так и j хотели бы ограничить ответные реакции друг друга, поскольку они отражают их стремление не до конца "выявлять" свои предпочтения в отношении достойных благ, участвуя в качестве "безбилетника" в их потреблении. Поскольку, как показывает уравнение (6-17), эти реакции повышают цену достойных благ как для /, так и для у, то на деле оба они хотели бы ее снизить. Действительно, как хорошо известно из теории общественных благ (а достойное благо представляет собой особый случай "общественного" блага), эффективные цены для / и j будут ниже рыночных и станут прибавляться к

" Например, если на каждый доллар, получаемый от ij начинает тратить на 0,60 долл. меньше, то цена достойного блага для/будет равна р„ = р„,(1/0,4) = 2,5р„, т.е. более чем в два раза превышать рьшочную цену.

рыночной цене достойного блага1 Эффективных цен можно было бы достичь, если бы, например, между расходами i и j выдерживалась строго определенная пропорция или если бы каждому из них предоставлялась определенная квота на эти расходы.

Я намеренно говорю "можно было бы достичь", поскольку любое соглашение требует "надзора", с тем чтобы гарантировать выполнение взятых на себя-обязательств каждым из участников. .Такой надзор сравнительно легко осуществим потребителем достойных благ у, поскольку ему, как правило, автоматически становится известно, сколько потратил /, но он оказывается намного более сложным для /, поскольку тому автоматически не становится известно, сколько потратил Родители могут отслеживать соответствие между своими денежными вложениями в детей и затратами времени и сил на учебу с их стороны, используя в качестве измерителя показатели успеваемости"". Они могут также передавать основную часть своих совокупных трансфертов детям в виде наследства после смерти, с тем чтобы привить им привычку к "разумному" расходованию средств по крайней мере при жизни самих родителей"". Это также может объяснять, почему повышение налога на наследства сопровождается относительно слабым, на первый взгляд, эффектом замещения в пользу дарений детям [Shoup, 1966; Adams, 1974].

Проблемы "недовыявленных" предпочтений, "безбилетного" поведения, координации действий и "надзора" за исполнением соглашений обсуждались на примере достойных благ. Но эти проблемы присущи любым взаимодействиям с несколькими участниками, т.е. любым ситуациям, когда на двух и более индивидов воздействует по-

Доказательство этой хорошо известной формулы суммирования цен можно найти у Самуэльсона [Samuelson, 1954].

" Сложность надзора за потреблением "достойных" благ забавно показывается в недавно выпущенном мультфильме "Волшебник из страны Ид". Встречаются два алкоголика и один спрашивает другого: "Нет ли у тебя лишнего доллара на бутылку вина?" На что тот ему отвечает: "А как я узнаю, что ты вместо этого не купишь еды?" За этот пример я благодарен Лайзе Лэндес.

Этот вывод о мотивах накопления больших наследств является частным случаем более общих результатов, полученных в другой работе [см. Becker, Stigler, 1974], согласно которым относительно высокие пенсии ослабляют стимулы для работников действовать против интересов работодателей (наследства вьшолняют ту же функцию, что и пенсии).



требление или поведение одного и того же человека. Аналитические проблемы, возникающие при множественных личностных взаимодействиях, оказываются такими же, как и при исследовании других "общественных" благ: является ли государственное вмешательство желательным (скажем, следует ли при определении налоговых обязательств вычитать из частных доходов расходы на благотворительность, с тем чтобы понизить частную цену таких пожертвований) № к какому из возможных состояний окажется ближе равновесие без государственного вмешательства - к максимизации совместного благосостояния, к равновесию по Нэшу для некооперативных игр или к чему-то совсем иному? Поскольку размеры статьи ограничены, я воздержусь от дальнейшего обсуждения возникающих здесь вопросов.

6.3.4

Зависть и ненависть

Вполне вероятно, что ненавидящий и завистливый индивид будет чувствовать себя лучше, если кому-то другому станет в тех или иных отношениях хуже. Он может "вредить" самому себе (т.е. расходовать свои собственные ресурсы) с целью нанесения вреда окружающим: как показано на рис. 6.2, он может пожертвовать единицами своего собственного потребления, чтобы отнять у других единиц. Условия "обмена" между ущербом, наносимым им самому себе, и ущербом для окружающих, который на рис. 6.2 отражает кривая ES, частично зависят от его навыков "хищнического" поведения и частично - от государственных и частных расходов по предотвращению уголовных преступлений, клеветы, злонамеренных действий, нарушений прав владения и других форм "хищнического" поведения. Поскольку рост подобных расходов станет повышать для него издержки, связанные с нанесением вреда окружающим, это будет подтачивать стимулы к такому поведению. Имеющиеся ограниченные данные о расходах, направляемых на предотвращение "хищнического" поведения, подтверждают этот вывод. Преступления против личности могут рассматриваться как частный случай такого поведения, поскольку целью большинства насильственных действий и убийств является, по-видимому, нанесение вреда их

жертвам. Частота совершения актов насилия и убийств (а также преступлений против собственности), похоже, отрицательно связана с вероятностью поимки, наказания и другими показателями, отражающими издержки совершения таких преступлений [Ehrlich, 1973].

Анализ в подразд. 6.2 предполагает, что рост собственного дохода будет подталкивать к сокращению расходов на "хищническое" поведение. Вместе с тем рост дохода от социального окружения будет с необходимостью увеличивать их, если только потребляемое собственное благо не принадлежит к разряду худших. Поэтому при одинаковых процентных приростах дохода от социального окружения и собственного дохода эти расходы будут сокращаться в меньшей степени, чем при повышении одного только собственного дохода, и могут даже возрастать.

И в этом случае теоретические выводы можно проверить, обратившись к данным о преступлениях против личности. Поскольку насильственные действия и убийства чаще совершаются лицами с низким уровнем дохода"*", то рост их собственных доходов, по-видимому, должен сокращать число преступлений против личности, когда он происходит только у этих лиц, снижая общее неравенство в распределении собственных доходов в данный момент времени (как это предполагалось при анализе благотворительной деятельности в параграфе 6.3.2). Но как предсказывает теория, рост собственных доходов, сопровождаемый улучшением социальной среды (в форме повышения доходов окружающих), не должен оказывать серьезного отрицательного воздействия на уровень таких преступлений. Действительно, в течение последних 40 лет частота актов насилия и убийств не снизилась, несмотря на внушительный рост совокупных доходов, а в высокодоходных штатах

она сегодня не ниже, чем в остальных штатах"

" в то же время за большей частью случаев воровства, краж, грабежей стоит, по-видимому, желание получить материальную выгоду.

* То есть той части социального окружения, которая стимулирует "хищнические" расходы.

*" У тех, кто совершает преступления против личности и против собственности, намного выше вероятность проживания в штатах с низкими доходами [Crime and Its Impact, 1967, tab. 9].

В период с 1933 по 1965 г. уровень нападений в США существенно вырос, а уровень убийств остался практически неизменным [The Challenge of Crime in a Free Society, 1967. figs. 3, 4]. Уровень преступлений против личности в штатах с высоким уровнем дохода оказывается не ниже даже тогда, когда контролируются различия в вероятности поимки, осуждения и друпм переменных [Ehrlich, 1973, tab. 2.5]. Заметим, что в исследовании Эрлиха, в отличие от данных Комиссии по преступлениям, при оценке эффекта дохода "цена" преступления принималась неизменной (так же, как при оценке эффекта цены, неизменным принимался уровень дохода).



В течение многих лет даже проницательные исследователи общества радикально расходились в своих оценках роли зависти и ненависти. Например, двести лет назад Адам Смит, признавая важность этих "страстей", не рассматривал их специально, объясняя свое ре-щение так: "Ненависть, злоба или месть являются чувствами, побуждающими одного человека наносить вред только личности или репутации другого. Но большая часть людей не очень часто подпадает под влияние этих чувств; даже очень плохие люди поддаются им только по временам. Далее, так как удовлетворение этих чувств, как бы оно ни было приятно некоторым характерам, не сопровождается реальными или постоянными выгодами, то большая часть людей удерживается от этого соображениями благоразумия. Люди могут, живя вместе в одном обществе, пользоваться некоторой умеренной степенью безопасности, хотя бы не было судебного учреждения, защищающего их от посягательств, вызываемых этими чувствами" [Смит, 1962, с. 512; курсив мой. - Г.Б.у. Однако много позднее Торстейн Веблен писал, что эти мотивы составляют саму суть жизни и господствуют над всеми остальными: «Жажду богатства в силу ее природы почти невозможно утолить в каждом отдельном случае, а об удовлетворении общего стремления к богатству большинства, очевидно, не может быть и речи. Как бы всеохватывающе, поровну или "справедливо" ни распределялся общий прирост общественного благосостояния, он нисколько не приблизит насыщение той потребности, почвой для которой является стремление каждого превзойти всякого другого в накоплении материальных ценностей» [Веблен, 1984, с. 80

В принципе о важности зависти и ненависти можно судить по вели-Ч1ше вклада социального окружения в социальный доход из уравнения (6-9); в самом общем виде это бьшо сделано в параграфе 6.2.2 на примере благотворительной деятельности. К сожалению, у нас нет необходимых

" Чуть позже к такому же выводу пришел Иеремия Бентам: "Удовольствие, испытываемое одним человеком при созерцании страданий, испытываемых другим человеком, вовсе не так сильно, как само причиняемое страдание" [Bentham, 1952].

Точно так же в настоящее время социологи доказывают, что зависть выступает мощным стимулом как в первобытных, так и в развитых обществах, как в капиталистических, так и в коммунистических странах, а также важным детерминантом экономического прогресса и политики государства [Schoeck, 1966].

данных ни об эластичности спроса на "хищническое" поведение, ни о доле личного дохода, затрачиваемой на него, которые позволяли бы хоть приблизительно оценить относительный вклад зависти и ненависти.

И все же нелишне будет выделить несколько противоположных точек зрения на значимость этих чувств. Например, мнение Веблена, что благосостояние обычного человека в первую очередь зависит от его относительного дохода, предполагает, что его социальный доход практически равен нулю: ведь положительный собственный доход будет полностью сводиться на нет отрицательным доходом от социального окружения, вызывающего зависть Тогда и только тогда при неизменных ценах прирост дохода от социального окружения, равный в относительном выражении приросту собственного дохода, не будет сказываться на социальном доходе и уровне благосостояния. Получается, что в вебленовском мире одинаковый процентный прирост всех видов доходов не будет улучшать ничьего благосостояния*.

Если же социальный доход является отрицательным, если доход от окружения, вызывающего зависть, оказывается важнее собственного дохода, то тогда прирост дохода от социального окружения, равный в относительном выражении приросту собственного дохода, будет сокращать социальный доход и уровень благосостояния. Получается, что в экстремальном вебленовском мире общий рост доходов будет фактически ухудшать благосостояние"!

в данном случае "собственный доход" включает ценность всех прочих характеристик социального окружения. " Если

и, = U,(I,lJ), где / - средний уровень дохода в данном обществе, то

S. = /, - pj,

где S, - социальный доход г, ар, - цена / в единицах /,. Если для i не характерно "хищническое" поведение, тор, будет просто равно наклону его кривой безразличия:

Наклон = df Idl = Ij7 = р.

Как следствие,

5, = /, - (/,/7)7 = О, Если роль зависти столь велика, то экономический прогресс оказывается нежелательным, поскольку он ухудшает благосостояние. См. у Шока анализ явления, которое он называет "барьер зависти в развивающихся странах" [Schoeck, 1966].

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [ 42 ] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110]