назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [ 30 ] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110]


30

" См. сравнение представлений о времени у американцев и у других народов в [Hall.

«Эмпирически качество обычно оценивается по затратам на физическую единицу блага, такую, как один фунт веса, один автомобиль или один ребенок. См., в частности: [rrms. Houthakker. 1955], а также мою работу [Becker. I960].

место, поскольку соотношение между временем досуга и затратами рекреационных товаров оказалось отрицательно связано с соотношением между их ценами. Создается, однако, впечатление, что эластичность замещения между ними не достигает единицы, поскольку доля досуга в общих факторных издержках, похоже, положительно связана с его относительной ценой.

Стремлением к экономии времени при повышении его относительной стоимости может объясняться множество самых разнообразных особенностей человеческого поведения, которые ставят в тупик наблюдателей современной жизни и зачастую вызывают у них тревогу. Поскольку продолжительность рабочего времени в наиболее развитых странах демонстрирует тенденцию к неуклонному сокращению, тогда как продолжительность так называемого досуга, похоже, увеличивается, то естественно было бы ожидать, что "свободного" времени стало больше и его начали активнее тратить на развлечения и праздную жизнь "в свое удовольствие". Однако, если какие-то изменения и произошли, то выразились они в том, что сегодня ко времени стали относиться намного бережнее, чем столетие назад [см., например: Grazia, 1962, ch. IV\. Если в течение последних столетий рост производительности трудовой деятельности действительно опережал рост производительности потребительской деятельности (см. параграф 4.3.2), то стимулы к экономии времени потребления должны были стать сильнее, поскольку оно непрерывно дорожало (при изложении своей теории я намеренно старался быть предельно осторожным и потому не называл его "свободным"). Не удивительно поэтому, что сейчас использование времени тщательно контролируют и относятся к нему намного бережнее, чем раньше.

Считается, что американцы расточительнее относятся к продуктам питания и другим товарам, чем жители бедных стран, но значительно более экономны в том, что касается расходования времени: они непрерывно следят за ним, стремясь жить точно по часам, дорожа каждой минутой, поспешая буквально во всем, предпочитая стей-ки и отбивные тушеному мясу, на приготовление которого уходит мно-

ГО времени, и т.д.* Их считают одновременно и расточительными по отношению к материальным благам, и сверхэкономными по отношению к нематериальному времени. Однако оба эти суждения могут быть справедливыми, и дело тут не в странностях американского характера, а в том, что в США соотношение между рыночной ценностью времени и ценами товаров выше, чем где-либо еще. Поэтому стремление экономить время в сочетании с расточительностью по отношению к товарам ни в коей мере не является парадоксом, а представляет собой просто реакцию на различия в их относительной стоимости.

Замещение в пользу рыночных товаров, обусловленное относительным удорожанием времени, нередко принимает форму перехода к потреблению более дорогих продуктов. Например, повышение ценности времени матери может побудить ее пойти на работу и начать тратить меньше времени на приготовление пищи, используя полуфабрикаты, и на воспитание детей, прибегая к услугам детских садов, лагерей и приходящих нянь. Еще пример: парикмахерские и салоны красоты в богатых городских районах взимают более высокую плату за свои услуги и обслуживают быстрее, чем в бедных районах, по той причине, что время ожидания клиентов замещается временем ожидания самих парикмахеров. Эти примеры показывают, что изменение качества приобретаемых рыночных тoвapoв обусловленное изменением их относительных цен, может просто отражать сдвиги в технологии производства различных потребительских благ и не иметь никакого отношения к изменению качества самих этих благ.

Следовательно, прирост дохода, обусловленный ростом заработков, ведет к повышению качества приобретаемых товаров не только благодаря эффекту дохода, который ведет к переключению спроса на



человеческий капитал и распределение времени

более качественные товары, но также благодаря эффекту замещения, который ведет к замене времени товарами. А вот прирост дохода, обусловленный ростом доходов от собственности, не будет порождать никакого эффекта замещения и окажет меньшее влияние на повышение качества приобретаемых товаров. Более того, при сохранении общего уровня доходов неизменным прирост заработков способствует повышению качества выбираемых товаров, тогда как прирост доходов от собственности - его снижению. Повторим: структура доходов имеет важное значение и отсюда проистекает целый ряд эмпирических следствий, подтверждающих нашу теорию.

Один интересный с теоретической точки зрения результат содержит недавнее исследование Маргарет Рейд, посвященное оценке эффекта замещения между молоком, покупаемым в магазине, и молоком, доставляемым на дом [Reid, 1963]. Согласно нашему подходу издержки при производстве потребительского блага "выпиваемое молоко" равняются либо сумме цены молока в магазине плюс стоимость потерянного времени, уходящего на то, чтобы принести его домой, либо просто цене молока, доставляемого на дом. В условиях, когда ценность времени остается величиной постоянной, сокращение магазинной цены относительно цены с доставкой будет снижать издержки выпуска данного потребительского блага первым способом по сравнению с издержками его выпуска вторым способом, обеспечивается сдвиг производства в пользу первого. По той же причине сокращение ценности времени при постоянных рыночных ценах будет также вести к сдвигу в сторону более активного использования первого способа.

Обнаруженная Рейд высокая отрицательная корреляция между соотношением объемов молока, покупаемого в магазине и получаемого с доставкой на дом, и соотношением их цен (при постоянном уровне доходов и некоторых других переменных) свидетельствует как о том, что стоимость молока составляет значительную долю в общих издержках производства данного потребительского блага, так и о том, что переключение с одного способа его производства на другой происходит очень легко. Значимая, хотя и не слишком высо-

кая корреляция с уровнем доходов iipocTO подтверждает, насколько легко эти способы производства могут замещать друг друга, и показывает, что в данном случае стоимость времени не так важна, как стоимость самого молока. Другими словами, полученные Рейд оценки эластичности спроса по цене и по доходу, которые строились не как не зависимые друг от друга, а с учетом взаимозамещаемости между двумя альтернативными способами производства одного и того же потребительского блага, согласуются с нашей теорией и выглядят вполне правдоподобно.

Относительная значимость потерянных заработков и замещение между временем и рыночными товарами могут быть чрезвычайно важны для объяснения наблюдаемых ценовых эластичностей. Чем больше относительная значимость потерянных заработков, тем меньшим приростом цен на потребительские блага будет сопровождаться любой данный прирост цен на рыночные товары, используемые при производстве этих благ Следовательно, даже если бы все потребительские блага имели одинаковую действительную эластичность спроса по цене, блага с более высокой долей потерянных заработков в полных издержках демонстрировали бы более низкую наблюдаемую эластичность при стандартном подходе, который ограничивается рассмотрением количества и цен одних только рыночных товаров.

Относительная значимость потерянных заработков варьируется не только для различных потребительских благ, но и для различных домохозяйств при производстве одного и того же потребительского блага из-за разницы в доходах. При изменении дохода она будет меняться в том же или в противоположном направлении в зависимости от того, каково значение эластичности замещения между временем и рыночными товарами -- больше или меньше единицы. Таким образом, даже когда действительная эластичность какого-либо потребительского блага по цене не меняется с доходом, наблюдаемые эластичности по цене рыночных товаров могут оказываться положительно или отрицательно связанными с доходом в зависимости от того, какова эластичность замещения - больше или меньше единицы.

7 Человеческое повваовк



Равновесие будет принимать различные формы в зависимости от избираемых методов рационирования. При буквальном использовании системы "первым пришел, первым обслужен" (first come, first served) длина очереди (к примеру, в булочной или на приеме к врачу) будет увеличиваться до тех пор, пока ожидаемые издержки стояния в ней не сведут весь избыточный спрос к нулю В "условных" очередях с предварительным бронированием время "ожидания" (к примеру, билетов на театральный спектакль) будет увеличиваться до тех пор, пока спрос в достаточной мере не сократится. Система рационирования на рынке труда в периоды рецессии оказывается менее формальной. В этом случае время ожидания, необходимое для получения дефицитного рабочего места, будет увеличиваться до тех пор, пока спрос на рабочие места не сократится до уровня, соответствующего их ограниченному предложению.

Таким образом, система, сочетающая ценовой контроль с субсидиями, поддерживающими вьтуск х на постоянном уровне, не ведет к изменению средней частной равновесной цены Z°, а вызывает замещение прямых издержек, связанных с приобретением товаров, косвенными, связанными с расходованием времени. Однако поскольку косвенные издержки положительно связаны с уровнем дохода, цена Z окажется выше для лиц с высокими доходами и ниже для лиц с низкими доходами, что будет вызывать перераспределение его потребления от первых ко вторым. Иными словами, женщины, бедняки, дети, безработные и т.п. станут активнее тратить свое время на стояние в очередях и на другие способы добывания нормируемых товаров, чем мужчины, получающие высокие заработки.

в терминах теории очередей издержки стояния в них обозначаются как "фактор отрицательных стимулов", который придает системе очередей устойчивость [см., например: Сох, Smith, 1961].

В то же время общественная цена удвоится, ибо она представляет собой сумму косвенных частных издержек и прямых общественных издержек, субсидируемых государством.

Издержки времени уязвимы с точки зрения критерия оптимальности по Парето, поскольку зачастую они становятся источником отрицательных внешних эффектов: к примеру, человек, занимая очередь, увеличивает издержки для всех, кто встанет за ним. Такая дизэко-номия оказывается реальной, а не просто денежной: ведь затраты времени выступают как издержки для потребителей, не становясь при этом доходом для поставщиков.

Важность замещения между временем и рыночными товарами может быть проиллюстрирована еще на одном примере. Предположим для простоты, что первоначально для производства потребительского блага Z не требовалось никакого времени, а нужен был только рыночный товарX. Затем государство устанавливает нах нулевую цену, что номинально делает его бесплатным, и. одновременно начинает субсидировать его производство в той мере, в какой это необходимо для поддержания прежнего объема выпуска. Возросший спрос на Zn X, обусловленный снижением цены х, придется рационировать, поскольку выпуск X не увеличился. Предположим, система рационирования организована так, что добываемое потребителем количество х является положительной функцией от времени и затраченных усилий. Скажем, достающееся ему количество хлеба или медицинских услуг, цены на которые контролируются, зависит исключительно от времени, проводимого в очереди в булочной или перед кабинетом врача. Если бы такая система "физических" очередей была заменена системой предварительной записи или бронирования, то это позволило бы проводить время ожидания "дома", как это, например, происходит при предварительном заказе билетов на спектакли бродвейских театров, при предварительной записи на госпитализацию в больницы или при покупке авиабилетов в пик отпусков. Или другой пример: даже во времена депрессии вероятность получения работы напрямую связана со временем, потраченным на ее поиск.

Хотя номинально х является "бесплатным" благом, Z таковым не будет, потому что время, которое необходимо потратить, чтобы получить Z, не бесплатно. Спрос на Z превысит предложение (которое по условиям нашего примера фиксировано), если стоимость этого времени меньше, чем равновесная цeнaZ, существовавшая до введения контроля за ценами. В условиях ограниченного предложения борьба домохозяйств за добывание х будет увеличивать время, необходимое для получения единицы Z, и тем самым повышать его стоимость. И то и другое будет непрерывно возрастать до тех пор, пока средняя стоимость затрачиваемого времени не достигнет равновесной цены, существовавшей до введения ценового контроля. В этой точке и будет достигаться равновесие, поскольку спрос и предложение Z сравняются.

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [ 30 ] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110]