назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [ 3 ] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110]


3

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Экономика - это умение пользоваться жизнью наилучшим образом.

Дж.Б. Шоу. Максимы для революционеров

Первая публикация Becker G.S. Economic Analysis and Human Behavior II Advances in Behavioral Economics I Ed. by L. Green, J. Kagel. Norwood, N.J.: Ablex Publishers Corporation, 1987. Pt. 1 Ch. 1. P3-~17

Перевод

выполнен no указанному источнику. © Перевод на русский язык. THESIS 1993

Хотя своеобразие "экономического" подхода к человечесютму поведению едва ли подлежит сомнению, не так-то легко определить, что же именно отличает его от социологического, психологического, антропологического, политического и даже генетического подходов. В настоящем очерке предпринята попытка вьщелить его главные отличительные признаки.

Обратимся для начала за помощью к дефинициям различных отраслей научного знания. До сих пор в ходу по меньшей мере три противостоящих определения экономической науки (economics). Она, как утверждают, занимается изучением: распределения материальных благ

Данная статья представляет собой переработанную версию "Введения" к книге "Экономический подход к человеческому поведению" [Becker, 1976с].

Я благодарю за ценные комментарии Джозефа Бен-Давида, Милтона Фридмена, Виктора Фьюкса, Роберта Т. Майкла, Джейкоба Минце-ра, Ричарда Познера и Теодора Шульца. Особую признательность мне хотелось бы выразить Джорджу Дж. Стиглеру за многочисленные обсуждения, комментарии и столь необходимую поддержку, а также Роберту К. Мертону за обстоятельный и чрезвычайно полезный отзыв на предыдущий вариант настоящей работы.

1. Экономический анализ и человеческое поведение

ради удовлетворения материальных потребностей; б) рыночного сектора; в) распределения ограниченных средств для удовлетворения конкурирующих целей1

Определение экономической науки с точки зрения материальных благ наиболее узко и наименее удовлетворительно. Оно не дает правильного представления ни о рыночном секторе, ни о том, чем "занимаются" ЭКОНОМИСТЫ: Ведь в США, например, производством вещественных благ занято сейчас менее половины всех работающих на рынок, а невещественный выпуск сферы услуг превосходит в стоимостном выражении выпуск товаров [см.: Fuchs, 1968]. Кроме того, экономисты анализируют спрос и предложение магазинов, фильмов или образовательных услуг с неменьшим успехом, чем мяса или автомобилей. Живучесть определений, связывающих экономическую науку с материальными благами, объясняется нежеланием подчинять определенные виды человеческого поведения "бездушному" экономическому расчету.

Наиболее общим является определение экономической науки с точки зрения ограниченных средств и конкурирующих целей. Оно исходит из специфического характера проблем, подлежащих решению, и охватывает куда более широкую область, нежели рыночный сектор или "то, чем занимаются экономисты". Редкость и выбор ха-

где он изложил точку зрения социолога на затрагиваемые мною проблемы. Обычная оговорка, что никто из упомянутых мною лиц не несет ответственности за приводимые в этом очерке доводы и заключения, тем более уместна, что некоторые из них выразили свое несогласие с его центральной идеей.

"[Экономическая наука]-это социальная дисциплина, изучающая то, как отдельные люди и целые общества пытаются удовлетворять свои материальные потребности и желания" [Rees, 1968]; "[Экономическая наука] изучает процесс удовлетворения физических нужд и желанийчело-века" (статья "Economics" в "The Columbia Encyclopedia" (3d ed., p. 624)); см. также многочисленные ссылки на высказывания Маршалла, Кэннана и других у Л. Роббинса [Роббинс, 1992].

Пигу заявлял: "[Экономическое благосостояние есть] сфера общественного благосостояния, где можно прямо или косвенно применить денежную шкалу измерения" [Пигу, 1985, т. 1, с. 73-74].

"Экономическая теория - это наука, изучающая человеческое поведение с точки зрения соотношения между целями и ограниченными средствами, которые могут иметь различное употребление" [Роббинс, 1992, с. 18]; "Экономическая наука... занимается изучением распределения редких ресурсов между неограниченными и конкурирующими между собой целями" [Rees, 1968]; можно привести множество аналогичных высказываний других авторов.

" Боулдинг приписывает такое определение экономической науки экономисту Джейкобу Вайнеру [Boulding, 1966].



Дав широкое определение экономической науки, Рис почти сразу же переходит к определению сточки зрения материальных потребностей, так и не объяснив, почему он столь резко сужает границы ее предмета [Rees. 1968]. Даже Роббинс после блестящих рассуждений о сущности экономической проблемы в последующих главах сводит свой анализ, по сути дела к рыночному сектору.

рактеризуют любые ресурсы, в какой бы форме ни протекало их распределение - в рамках политического процесса (включая решения о том, какие отрасли облагать налогом, как быстро расширять предложение денег и нужно ли вступать в войну), через семью (включая выбор супруга и планирование размеров семьи, определение частоты посещения церкви и распределение времени между сном и бодрствованием), при организации научных исследований (включая распределение учеными своего времени и умственных усилий между различными научными проблемами) и далее до бесконечности. Это определение эшномической науки настолько широко, что, вместо того чтобы служить источником гордости, оно нередко приводит многих экономистов в замешательство и обычно немедленно обставляется оговорками, дабы исключить из него подавляющую часть внерыночного поведения

Все приведенные дефиниции экономической науки определяют лишь границы ее предмета, но ни одно ровным счетом ничего не говорит нам о том, что же представляет собой "экономический подход" как таковой. Ведь при изучении рыночного сектора или процесса распределения ограниченных средств среди конкурирующих целей можно придавать первостепенное значение поведению, подчиняющемуся обязанностям и традициям, импульсивному, максимизирующему и какому угодно еще.

Подобным же образом дефиниции социологии (как и других общественных наук) мало что дают для разграничения ее подхода и всех остальных подходов. К примеру, заявление о том, что социология занимается изучением социальных совокупностей и групп, а также причин и последствий изменения институциональной и социальной организации [Reiss, 1968], никак не отделяет ее предмета (не говоря уже о методе) от предмета, скажем, экономической науки. Утверждение, что "сравнительная психология изучает поведение различных видов живых организмов" [Waters, Bunnell, 1968], столь же общо, как определение экономической теории или социологии, и столь же бессодержательно.

Оставим поэтому в покое дефиниции, ибо я убежден, что экономическая теория как научная дисциплина более всего отличается от прочих отраслей обществознания не предметом, а своим подходом. В самом деле, многие формы поведения составляют предмет исследования сразу нескольких дисциплин: например, проблема деторождения образует особый раздел социологии, антропологии, экономической теории, истории, биологии человека и, пожалуй," даже политологии. Я утверждаю, что экономический подход уникален по своей мощи, потому что он способен интегрировать множество разнообразных форм человеческого поведения.

Общепризнанно, что эюномический подход предполагает максимизирующее поведение в более явной форме и в более широком диапазоне, чем другие подходы, так что речь может идти о максимизации функции полезности или богатства все равно кем - семьей, фирмой, профсоюзом или правительственными учреждениями. Кроме того, экономический подход предполагает существование рынков, с неодинаковой степенью эффективности координирующих действия разных участников - индивидов, фирм и даже целых наций - таким образом, что их поведение становится взаимосогласованным. Предполагается также, что предпочтения не изменяются сколько-нибудь существенно с ходом времени и не слишком разнятся у богатых и бедных или даже среди людей, принадлежащих к разным обществам и культурам.

Цены и другие инструменты рынка регулируют распределение редких ресурсов в обществе, ограничивая тем самым желания участников и координируя их действия. В рамках экономического подхода эти рыночные инструменты выполняют большую часть функций (если не все!), которыми в социологических теориях наделяется "структура".

Стабильность предпочтений предполагается по отношению не к рыночным товарам и услугам вроде апельсинов, автомобилей или медицинского обслуживания, а к основополагающим объектам выбора, которые производит каждое домохозяйство, используя для этого рыночные товары и услуги, собственное время и прочие ресурсы. Эти глубинные предпочтения определяются через отношение людей к

Блестящее изложение структурного анализа можно найти у Р. Мертона [Merton, 1975].



фундаментальным аспектам их жизни, таким, как здоровье, престиж, чувственные наслаждения, доброжелательность или зависть, и отнюдь не всегда остаются стабильными, если иметь в виду рыночные товары и услуги [см.: Michael, Becker, 1973]. Предпосылка стабильности предпочтений обеспечивает надежную основу для предсказания реакций на те или иные изменения и не дает исследователю возможности поддаться искушению и просто постулировать неофсодимый сдвиг в предпочтениях, "объясняя" таким образом любые очевидные расхождения с его предсказаниями.

Максимизирующее поведение и стабильность предпочтений являются не просто исходными предпосылками, но могут быть выведены из концепции естественного отбора пригодных способов поведения в ходе эволюции человека [см.: Wilson, 1975; Dawkins, 1976; Becker, 1976а]. В самом деле, экономический подход и теория естественного отбора, выработанная современной биологией, тесно взаимосвязаны (вспомним, что, по признанию как Дарвина, так и Уоллеса, они испытали сильнейшее влияние мальтузианской теории народонаселения) и представляют, возможно, разные аспекты единой, более фундаментальной теории [обсуждение этой проблемы см. в: Hirshleifer, 1977; см. также: Tullock, 1971].

Связанные воедино предположения о максимизирующем поведении, рыночном равновесии и стабильности предпочтений, проводимые твердо и непреклонно, образуют сердцевину экономического подхода в моем понимании. Они лежат в основе многих теорем, вырастающих из этого подхода. О том, например, что а) повышение цены ведет к сокращению объема спроса, будь то удорожание яиц, уменьшающее спрос на них, рост "теневой" цены детей, вызывающий падение "спроса" на них, или увеличение времени ожидания перед кабинетами врачей, что составляет один из компонентов полной цены медицинских услуг; или о том, что б) повышение цены ведет к расширению объема предложения, будь то рост рыночной цены на мясо, вызывающий увеличение поголовья выращиваемого и забиваемого скота, или повышение ставок заработной платы замужних женщин.

стимулирующее их участие в рабочей силе; или о том, что в) KOHii;y-рентные рынки способны более эффективно, чем монополизированные, удовлетворять предпочтения потребителей; или же о том, что г) установление налога на какой-либо товар ведет к сокращению его производства, будь то акцизный сбор на бензин, заставляющий уменьшать его потребление, наказание преступников (что есть, по сути дела "налог" на преступления), обеспечивающее снижение уровня преступности; или налог на заработную плату, сокращающий предложение труда в рыночном секторе.

Совершенно ясно, что сфера применимости экономического подхода не ограничивается одними только материальными благами и потребностями или даже рыночным сектором. Цены - независимо от того, денежные ли это цены рыночного сектора или теневые, вмененные цены внерыночного сектора - отражают альтернативные издержки использования редких ресурсов, и экономический подход предсказывает однотипные реакции на изменения как теневых цен, так и рыночных. Возьмем, к примеру, человека, чьим единственным редким ресурсом является ограниченное количество его или ее времени. Время используется для производства разнообразных продуктов (входящих в его или ее функцию предпочтения) с целью максимизации полезности. Даже вне рыночного сектора каждый продукт - прямо или косвенно - обладает предельной теневой ценой: я имею в виду время, требуемое для производства одной дополнительной единицы такого продукта. В условиях равновесия соотношение этих цен долзк-но быть равно соотношению предельных полезностей соответствующих продуктов Самое важное, что повышение относительной цены любого продукта, т.е. времени, необходимого для производства единицы этого продукта, будет вести к сокращению его потребления.

Он максимизирует функцию U = U(Z,при ограничениях Z. =/. (t) и =где

2 - /-Й продукт, - производственная функция для 2, и г - затраты времени при производстве Z. Из хорошо известных условий равновесия первого порядка для распределения его редкого

Прийти к этому выводу можно и без предпосылки максимизирующего поведения, как это показано в моей работе [Becker, 1962Ь].

ресурса - времени - следует: = = (к)! ность времени./

, где А, есть предельная полез-

2 - Человеческое поведение

[Старт] [1] [2] [ 3 ] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110]