назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [ 28 ] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110]


28

Таким образом, точка зрения Найта, что прирост дохода ведет к увеличению "досуга" верна не во всех случаях, даже если предположить, что досуг относится к разряду лучших благ и не учитывать эффект замешення, которому придавал такое большое значение Роббинс [см Kobbins, 1930]."

См. знаменитый очерк Уэсли Митчелла [Mitchell. 1932], где он вскрывает некоторые нз этих причин.

тенденция к сокращению продолжительности рабочего времени означает всего лишь то, что сдвоенные эффекты дохода превосходили по силе действия эффект замещения, а не то, что эффект дохода, связанный с повышением производительности использования рабочего времени, "в одиночку" перекрывал эффект замещения.

При анализе единовременных (кросс-секционных)* данных тенденция к сокращению отработанных часов с повышением дохода проявляется у мужчин обычно слабее, чем при анализе динамических данных (временных рядов). Отчасти это может объясняться расхождениями между их действительными и декларируемыми доходами", отчасти - различиями в количестве отработанных часов у различных категорий занятых. Однако существует еще одна возможная причина - это разрыв в темпах роста производительности между трудовой и потребительской деятельностью. Считается, что выделяемые в ходе единовременных обследований лица с неодинаковыми денежными доходами или заработками должны сильнее различаться по уровню производительности их трудовой деятельности, чем по уровню производительности их потребительской деятельности, поскольку именно так можно объяснить существующее между ними неравенство в заработках. Однако когда речь идет о временных рядах, этот аргумент теряет силу: в этом случае сравниваются данные, относящиеся к разным датам календарного времени, воздействие которого на соотношение между уровнями производительности трудовой и потребительской деятельности в принципе нейтрально. Следовательно, традиционный эффект замещения "досуга" трудом должен оказываться сильнее при использовании кросс-секционных данных. Это помогает объяснить, почему у мужчин отрицательный наклон кривой, от-

* Выражение "cross-section analysis" принято переводить как "структурный анализ", "пространственный анализ", "анализ единовременных данных". Однако входе неформальных обсуждений отечественные исследователи чаще всего прибегают к неологизму "кросс-секционный анализ". В настоящем издании мы сочли возможным воспользоваться этой калькой английского термина как более однозначной и не вызывающей уводящих в сторону ассоциаций, которые неизбежно возникают при употреблении таких обозначений, как "структурный" или "пространственный". -Прим. ред.

А. Финнеган обнаружил еще более слабую связь, используя данные о средних доходах и средней продолжительности рабочего времени для различных профессий [ш.: Finnegan, 1962].

Конечно, В течение последних столетий повышалась производительность как трудовой, так и потребительской деятельности, так что истина лежит где-то посередине между двумя этими крайними точками зрения. Если бы и у той, и у другой производительность повысилась в равной степени, то в относительных ценах не произошло бы никаких изменений и, следовательно, никакого эффекта замещения не наблюдалось бы, потому что рост /„ вызванный повышением производительности использования рабочего времени, в точности погашался бы сокращением вызванным повышением производительности использования потребительского времени, так что предельная величина потерянных заработков осталась бы без изменения. Хотя эффекты дохода тоже демонстрировали бы тенденцию к взаимопогашению, их полная компенсация достигалась бы только в том случае, если бы эластичность спроса по доходу для времяемких потребительских благ была равна единице. Количество отработанных часов стало бы сокращаться, если бы она была выше единицы, и увеличиваться, если бы она была ниже единицы1 Но поскольку подавляющее большинство подобных благ относится, по-видимому, к предметам роскоши, увеличение дохода скорее всего вело бы к сокращению продолжительности рабочего времени.

Похоже, рост производительности использования рабочего времени опережал рост производительности использования потребительского времени хотя бы в силу таких хорошо известных причин, как углубление разделения труда и экономия на масштабе. Таким образом, помимо стандартного эффекта замещения, подталкивавшего к увеличению рабочего времени, и стандартного эффекта дохода, подталкивавшего к его сокращению, вероятно, имел место еще один эффект дохода, который также способствовал уменьшению объема трудовой деятельности, поскольку времяемкие потребительские блага относились к предметам роскоши. Соответственно долговременная



ражающей изменение продолжительности рабочего времени в зависимости от уровня доходов, оказывается по абсолютной величине меньше и служит еще одним подтверждением того, что эффект замещения у мужчин не является таким уж слабым.

Начиная по крайней мере с 1929 г в Соединенных Штатах производительность труда в сфере услуг, похоже, росла медленнее, чем в сфере материального производства-. Деятельность отраслешуслуг - розничной торговли, транспорта, образования и здравоохранения - связана со значительными затратами времени домохозяйств, которые не находят никакого отражения в статистических показателях о динамике затрат, выпуска и цен, а следовательно, и в показателях производительности. Отражение времени домохозяйств в соответствующих статистических рядах с последующей корректировкой показателей производительности способствовало бы, как мне кажется, лучшему пониманию причин резкого расхождения в динамике производительности между различными секторами.

Превосходный пример дает недавнее исследование динамики производительности в подотрасли парикмахерских услуг в США [Wilburn, 1964]. Конвенциональные показатели свидетельствуют, насколько слабым был рост производительности в ней за период после 1929 г вопреки поистине революционным технологическим изменениям. Если в начале 1920-х гп важнейшей частью услуг, оказываемых парикмахерскими, продолжало оставаться бритье, то к началу 1950-х гг его доля в общем объеме их деятельности снизилась до совершенно незначимой величины, что стало результатом распространения безопасных и электрических бритв. Вместо того чтобы добираться до парикмахерской, ждать в очереди, бриться у парикмахера и затем идти дальше по своим делам, мужчины теперь бреются дома сами, сберегая время на дорогу, ожидание и отчасти даже на само бритье. Этот резкий скачок в производительности бритья никак не отражается в имеющихся показателях, характеризующих деятельность парикмахерских. А если бы такой обобщающий показатель производительности парик-

Мшсег. ШГ ™""Р""ФФ" замещения для женщин [см.:

"См. на эту те.му [Fuchs, 1964].л

махерских услуг (включая бритье) был сконструирован, то выяснилось бы, как я подозреваю, что рост производительности в период после 1929 т. был здесь вполне сопоставим с ростом производительности в большинстве товаропроизводящих отраслей".

4.3.3

Показатели эластичности по доходу

Эластичность спроса по доходу чаще всего оценивают на основе кросс-секционных данных, отражающих поведение семей или иных групп с различающимися доходами. Когда домохозяйства совершают покупки на одном и том же рынке, естественно полагать, что они сталкиваются с одинаковыми ценами на товары. Но если главным источником различий в доходах выступают различия в заработках (а при единовременных обследованиях дело обычно обстоит именно так), то цены потребительских благ будут систематически различаться. У потребителей с более высокими доходами цены всех потребительских благ будут выше, поскольку потерянные заработки у них больше, причем особенно высокими окажутся полные цены зарплатоемких благ (к слову, это означает, что расхождения в реальных доходах не такие резкие,

как в номинальных).

Поэтому выявляемая в рамках кросс-секционного анализа взаимосвязь между потреблением и доходом будет отражать не только эффект дохода, так как помимо различий в доходах на нее будут также влиять и различия в относительных ценах. Эффект дохода будет систематически недооцениваться для зарплатоемких благ и переоцениваться для всех остальных, потому что более высокие цены на пер-

" Перемещение бритья из парикмахерских и салонов красоты в домохозяйства иллюстрирует, как и почему даже в городах семьи превращаются в "небольшие фабрики". Под влиянием импульсов, которые исходили от общего повышения ценности времени, домохозяйства вынуждены были искать способы, с помощью которых можно было бы экономить время, затрачиваемое на дорогу и стояние в очередях, беря на себя все больше видов деятельности.

Более корректные оценки эластичности по доходу для ряда потребительских благ приводит Минцер [Mincer, 19бЗЬ].



вые будут подталкивать к их замещению вторыми. Соответственно при кросс-секционном анализе показатели эластичности спроса по доходу на "досуг", на непроизводительные и времяемкие блага будут занижаться, тогда как показатели эластичности спроса на "труд", на производительные и товароемкие блага - завышаться. Низкие показатели эластичности спроса по доходу для зарплатоемких потребительских благ и высокие показатели эластичности спроса-по доходу для остальных благ могут быть всего лишь иллюзией, порождаемой эффектами замещения

Кроме того, согласно нашей теории спрос будет также зависеть от относительной значимости заработков как источника доходов. При постоянном общем уровне доходов прирост заработков вызывал бы только эффект замещения - зарплатоемких благ на товароемкие. Поэтому одно необычное следствие, вытекающее из нашего анализа, которое можно и нужно было бы подвергнуть проверке на имеющихся бюджетных данных, состоит в том, что источники дохода могут накладывать заметный отпечаток на структуру потребления. Важный частный случай - расхождения в структуре потребления между занятыми и безработными. Безработные имеют не только более низкие доходы, но и более низкие альтернативные издержки и, следовательно, более низкие относительные цены времени и зарплатоемких потребительских благ Склонность безработных ходить на рыбалку, смотреть телевизор, посещать учебные заведения и т.д. является всего лишь наглядной иллюстрацией того, что у них есть стимулы замещать зар-платоемкие потребительские блага другими.

Один из интересных выводов, к которому приводит наш анализ, касается взаимосвязи между размерами семьи и уровнем доходов*. Традиционная точка зрения, основывающаяся обычно на простых корреляциях, сводится к тому, что повышение дохода сопровождается сокращением числа детей в семье. Если, однако, степень информиро-

ные n2ZT °™"™ ™эластичности спроса по доходу кросс-секцион-

TOMV ч™ 1 "Т"""" "РеДпочтительнее данных по временным рядам именно по-

TГ,яv итпгг-------- ------"И-™-ппом рлдлм именно ПО-

ми И Г п "°™ практически свободны от колинеарности между цена-

ми и доходами. См., например, [ТоЫп, 1950]д> ч о

ванности о методах контроля за рождаемостью и другие переменные принять как постоянные, то тогда экономическая теория будет предсказывать положительную связь между размерами семьи и уровнем доходов. Поэтому обычно получаемая отрицательная корреляция есть следствие положительной корреляции уровня доходов со степенью информированности о методах контроля за рождаемостью и рядом других переменных.. Собранные мною данные, как и данные некоторых других исследований, свидетельствуют в пользу такого объяснения".

Но даже с поправкой на неодинаковую степень информированности о методах контроля за рождаемостью эластичность размеров семьи по доходу оказывается хотя и положительной, но все же достаточно низкой. Этот и ряд других фактов дали основание некоторым экономистам утверждать, что решения, касающиеся размеров семьи, не вписываются в рамки стандартной экономической теории Однако, как уже было отмечено, низкие оценки эластичности спроса на детей не так уж несовместимы с имеющимися оценками эластичности спроса на товары, если только отделить спрос на количество тех или иных благ от спроса на их качество [см.: Becker, I960]. Увеличение расходов на многие товары выражается главным образом в повышении их качества, т.е. в росте удельных расходов в расчете на один фунт веса, на один автомобиль и т.д., тогда как возрастание их количества оказывается достаточно умеренным. Аналогично этому возросший спрос на детей чаще всего принимает форму увеличения расходов на одного ребенка, в то время как увеличение количества детей в семье бывает весьма скромным.

И все же следует признать, что эластичность спроса на количество детей оказывается несколько меньшей, чем эластичность спроса на многие другие товары. Возможное объяснение этому - просто различия в формах кривых безразличия. Однако еще одним фактором, который может иметь даже большее значение, является устой-

" См.: [Becker, I960; Easier/in, 1961; Adelman, 1963; Weintraub, 1962; Silver, 1964] и ряд других работ. В качестве редкого исключения см. комментарий, представленный в [Freed man, 1963].

См., например, комментарий Дьюзенберри на мою работу [Becker, I960]. ,

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [ 28 ] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110]