назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [ 108 ] [109] [110]


108

рынка, сильнее окажется давление "за" со стороны получателей субсидий (поскольку их выигрыш в благосостоянии будет больше , чем потери в благосостоянии налогоплательщиков). При рассмотрении мер, порождающих только новые очаги неэффективности, сильнее будет давление "против" со стороны налогоплательщиков (поскольку их потери в благосостоянии будут больше, чем выигрыш в благосостоянии получателей субсидий). Поэтому у программ, способствующих более эффективному размещению ресурсов, вероятность реализации в среднем будет выше.

Таким образом, конкуренция за политическое влияние приводит к отбору наименее неэффективных схем, имеющих перераспределительный характер, и к с4тбору наиболее эффективных схем, связанных с производством общественных благ Причем для этого группам давления вовсе не нужно вступать в прямые переговоры друг с другом по поводу "дележа" излишка: все обеспечивает безличный конкурентный механизм. Фактически он действует в соответствии с принципом компенсации, благоприятствуя таким формам государственного вмешательства, при которых те, кто получает от этого выгоды, могли бы компенсировать убытки тем, кто несет потери, и все равно остаться в выигрыше. Самое поразительное здесь, что речь идет не об абстрактном нормативном принципе, а об описании реально действующей системы.

Беккер признает неизбежность размывания капитализма laissez-faire под воздействием политической конкуренции между группами давления, участвующими в борьбе за перераспределение общественного пирога. И тем не менее беккеровс-кое описание механизма функционирования политического рынка оказывается намного более позитивным, чем, скажем, у теоретиков школы общественного выбора. Это - один из примеров его глубокой убежденности, что на любом рынке, даже столь своеобразном, как политический, конкуренция все равно делает свою работу.

Экономика семьи

Экономике семьи посвящено, пожалуй, наибольшее число работ Беккера, включая монументальный "Трактатосемье"*. Не осталось, наверное, ни одного из аспектов жизни семьи, не истолкованиых им вете экономического подхода. Это и разделение труда между полами, ц Действие механизмов брачного рынка, и выбор между количеством детей и их"качеством", и динамика разводов, и роль альтруизма, и эволюция института семьи в длительной исторической перспективе. Остановимся лишь на некоторых темах, занимающих важное место в исследованиях Беккера.

Разделение труда в семье. Практически все общества прибегают к жесткому разделению труда между полами, когда женщины специализируются на деятельности в домашнем секторе, а мужчины - в рыночном. Обычно такую специализацию объясняют влиянием либо биологических, либо социокультурных (таких, как дискриминация) факторов, но при этом, полагает Беккер, недоучитывают главное: что прежде всего она есть результат рационального индивидуального выбора.

" Впрочем, при социализме эта борьба, по его мнению, приобретает еще более ожесточенный характер, поскольку государство сосредоточивает под своим контролем гигантские ресурсы.

Becker G.S. А Treatise on the Family. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1981.

Эффективность человеческих инвестиций прямо зависит от продолжительности периода, в течение которого они используются: у того, кто занят своей профессиональной деятельностью полный день, уровень отдачи образования будет много выше, чем у того, кто уделяет ей лишь половину дня, а другую посвящает домашним заботам. Поэтому достаточно небольших исходных различий между полами, будьтобиологического происхождения (когда, скажем, женщины обладают лучшими возможностями в уходе за маленькими детьми) или социального (когда в некоторых профессиях предпочтение отдается мужчинам), чтобы побуждать их специализироваться на накоплении человеческого капитала какого-то одного типа - повышающего производительность либо преимущественно дома, либо преимущественно на рынке. Беккер подчеркивает, что конечным результатом подобной специализации, обусловленной вполне рациональными соображениями, может оказаться жесткая система разделения труда и устойчивый разрыв в производительности и заработках между мужчинами и женщинами.

Такое понимание противоречит широко распространенному мнению, что домашние обязанности должны распределяться между супругами строго поровну. С экономической точки зрения это вело бы к явно неэффективному распределению ресурсов внутри семьи.

Анализ "брачного" рынка. Заключение брака интерпретируется Беккером по аналогии с созданием партнерской фирмы: люди вступают в брак, если ожидаемый объем выпуска совместно производимых ими потребительских благ превосходит арифметическую сумму выпусков, которые они могут производить порознь. Брак - решение, связанное с ожидаемым чистым выигрышем (издержки минус выгоды) для тех, кто в него вступает Вероятность заключения браков зависит от величины этого выигрыша. (В этом смысле семейное положение человека должно рассматриваться как эндогенная, а не экзогенная переменная.)

Взаимодополняемость (комплементарность) мужского и женского труда, которая обусловливается желанием иметь и воспитывать собственных детей, создает достаточно сильный стимул для образования таких союзов. Соответственно выгоды от создания семьи оказываются ниже для тех, кто предпочитает иметь мало детей или детей невысокого качества. Такие люди женятся или выходят замуж позднее.

Однако, поскольку потенциальные партнеры не идентичны, а информация о них несовершенна, созданию семьи обычно предшествует поиск (иногда очень длительный). Он может вестись как экстенсивно (увеличение числа контактов), так и интенсивно (лучшее знакомство с имеющимися кандидатами). Поиск на брачном рынке аналогичен поиску на рынке труда, и рациональные агенты прекращают его, когда ожидаемая полезность от вступления в брак оказывается для них выше как ожидаемой полезности от холостой жизни, так и дополнительных издержек, сопряженных с продолжением поиска лучшей пары.

Как же протекает процесс "сортировки" на брачном рынке, "разбивки" соискателей на отдельные супружеские пары? Общий принцип, установленный Беккером, таков: когда какие-то личностные характеристики являются комплементарными (взаимодополняющими) в семейной жизни, сильнее тенденция к заключению браков между похожими друг на друга партнерами; когда какие-то характерис-

Becker G.S. Assortative Mating in Marriage Markets Becker G.S. A Treatise on the Family Ch. 4. (Cm. наст, изд., разд. 10.)



тики оказываются субститутами (взаимозаменяемыми), сильнее тенденция к заключению браков между несхожими друг с другом партнерами. Так, на брачном рынке предпочтение отдается партнерам, близким по росту, цвету кожи, образованию, коэффициенту интеллектуальности, социальному происхождению, но отличающимся по уровню заработков. Вывод не очевидный, но согласующийся с имеющимися данными. Действительно, чем выше заработки мужа относительно заработков жены, тем щире возможности для специализации и разделения труда между ними, тем больше их выгоды от взаимодействия друг с другом и тем сильнее стимулы к вступлению в брак. Напротив, чем выше потенциальные заработки жены, тем дороже обходится ее неучастие в рабочей силе и тем экономически нерациональнее (а значит, и неустойчивее) брак. Противоречит расхожему мнению и тот факт что состоятельные люди раньше вступают в брак и реже разводятся. Беккер связывает это с тем, что они женятся на лучших по личностным характеристикам женщинах, так что прирост благосостояния от создания семьи оказывается у них выше, чем у остальных.

Аналогичным образом разводы происходят тогда, когда полезность от сохранения брака оказывается ниже ожидаемых выгод, связанных с его расторжением. Несовершенством информации на брачном рынке объясняется, почему большинство браков распадается в первые годы совместной жизни. Чем длительнее брак, тем ниже вероятность развода, так как супруги накапливают специфический - по отношению к данной семье - человеческий капитал (навыки, привычки, установки), и ее распад сопровождается для них большими потерями.

Увеличение числа разводов в развитых странах, по мнению Беккера, вызвано прежде всего ростом заработной платы у женщин. Во-первых, сужение разрыва в заработках между мужчинами и женщинами сокращало выгоды от браков, так как снижало выгоды от разделения труда внутри семьи. Во-вторых, это активизировало участие женщин в рабочей силе. А возросшая активность женщин на рынке труда, с одной стороны, подрывала для них стимулы к специализированным инвестициям в человеческий капитал, необходимый для ведения домашнего хозяйства, ас другой - резко понижала издержки, связанные с жизнью вне брака или с попытками повторного создания семьи.

Наиболее общий вывод, к которому пришел Беккер в ходе анализа брачного рынка, состоял в том, что равновесие на этом рынке будет обладать свойствами Парето-оптимальности. В состоянии равновесия ни одна пара участников, не связанная брачными отношениям44, не могла бы повысить свое благосостояние, отказавшись от своего нынешнего партнера и вступив в брак друг с другом. Это означает максимизацию совокупного выпуска базовых потребительских благ, производимого всеми домохозяйствами.

Экономическая теория рождаемости. Уже водной из своих ранних статей Беккер высказал мысль, что решение иметь детей аналогично другим инвестиционным решениям, принимаемым рациональными агентамиЛ Дети выступают в

" Интересно отметить: вопреки общепринятому мнению, Беккер утверждает, что экономическим интересам женшин больше отвечала полигамия, а не моногамия, так как она намного увеличивала спрос на женщин, усиливая тем самым их позиции на брачном рынке.

" Вескег G.S. An Economic Analysis of Fertility Demographic and Economic Change in Developed Countries; A Conference of the Universities - National Bureau Committee for Economic Research. Princeton University Press for the NBER, 1960.

его трактовке как своего рода "блага длительного пользования": они для родителей источник удовлетворений (в современном обществе по преимуществу неденежных), но их содержание и воспитание требует немалых затрат, как. явных, так и неявных (и прежде всего времени родителей). Спрос на детей поэтому отрицательно связан с издержками по их содержанию и положительно - с уровнем дохода родителей. Казалось бы, этому противоречит тенденция к сокращению размеров семьи входе экономического роста. Однако при более высоких ставках оплаты возрастает не только доход семьи - дорожает фактически и время родителей. Поскольку же воспитание детей - процесс чрезвычайно времяемкий, "эффект цены" перевешивает "эффект дохода", так что с повышением заработной платы, предлагаемой на рынке, спрос на эти "блага" (те. рождаемость) сокращается.

Не менее важный элемент планирования семьи, впервые проанализированный Беккером, - выбор между количеством детей и их качеством (состоянием здоровья, уровнем образования и тд.). В известной мере, как было им выявлено, качество и количество взаимозаменяемы, причем они связаны сложной, нелинейной зависимостью. Здесь действует своеобразный механизм мультипликатора, когда !сокращение спроса на количество детей повышает спрос на их качество, но это вы-

зывает еще большее падение спроса на количество, что в свою очередь подталкивает к дополнительному росту спроса на качество, и т.д. Поэтому даже небольшое удорожание содержания детей (например, из-за падения экономической ценности их труда в городских условиях по сравнению с сельскими) может запустить этот мультипликативный процесс и привести к резкому сокращению рождаемости2. К тому же воспитание большего количества детей - процесс намного более времяемкий, чем обеспечение их лучшего качества. Неудивительно, что богатые семьи предпочитают иметь мало детей высокого качества, чем много - низкого качества. (Этим объясняется отрицательная корреляция между доходом и размером семей.) Наконец, экономический рост, повышая нормы отдачи образования и стимулируя тем самым спрос на качество детей, также подрывает спрос на их количество.

Именно эти факторы, по мнению Беккера, лежали в основе резкого сокращения размеров семьи в индустриально развитых странах. Сам он оценивает анализ взаимодействия между спросом на количество и качество детей как одно из крупнейших достижений экономической теории рождаемости.

Роль альтруизма. Целая серия работ Беккера посвящена доказательству того, что модель "человека экономического" не связана жестко с одним определенным типом мотивации. В частности, в нее вполне вписывается альтруистическое поведение. Альтруизм понимается им как положительная зависимость между функциями полезности разных людей: например, благосостояние матери тем выше, чем благополучнее ее ребенок. (Другими словами, функция полезности ребенка входит как один из аргументов в функцию полезности матери.) Зависть означает аналогичную зависимость, но только отрицательную: завистнику тем лучше, чем хуже другому, и, наоборот, тем хуже, чем другому лучше. Соответственно, эгоизм предполагает отсутствие взаимосвязи между функциями полезности разных людей.

* В основе этого механизма лежит тот простой факт что повышение качества не может ограничиваться одним ребенком, а в той или иной мере распространяется на всех детей в семье. Нет ничего удивительного, если состоятельная семья имеет один подержанный автомобиль и один автомобиль новейшей марки, но было бы странно, если бы в ней бок о бок с "дорогостоящими" детьми росли и "дешевые".



Отталкиваясь оттакого понимания, Беккер сформулировал ставшую знаменитой "теорему об испорченном ребенке", раскрывающую роль альтруизма в семье. Она гласит, что если глава семьи (бенефактор) является альтруистом, то даже "испорченный" ребенок (бенефициарий), движимый исключительно эгоистическими мотивами, все равно будет демонстрировать альтруистическое поведение. Говоря иначе, эгоистбудетучитыватьинтересы других членов семьи и так же, как они, стремиться к максимизации выпуска потребительских блап производимых семьей.

Это можно пояснить на простом примере. Пусть эгоист Том может предпринять некое действие, которое, увеличив его доход на 1 тыс. долл., сократило.бы доход его сестры Джейн на 1,5 тыс. В "теореме об испорченном ребенке" утверждается, что альтруистическое поведение отца удержит Тома от подобного поступка. Если бы он совершил его, общий доход семьи уменьшился бы на 500 долл. Отец, пекущийся о благосостоянии как Тома, так и Джейн, постарался бы тогда перераспределить бюджет семьи таким образом, чтобы сокращение уровня потребления затронуло отдельных членов примерно в равной мере: поэтому он сократил бы свои трансферты для Тома более чем на 1 тыс., увеличив их при этом для Джейн менее чем на 1,5 тыс. долл. В итоге Том остался бы в проигрыше, и потому-то, предвидя подобное развитие событий, он станет воздерживаться от любых действий, наносящих ущерб благосостоянию семьи (как бы плохо ни относился он к другим ее членам), и делать все от него зависящее для улучшения ее положения. Так альтруизм главы семьи может побуждать к кооперативному поведению всех остальных ее членов и способствовать максимизации общего уровня их благосостояния".

Это, по мысли Беккера, помогает понять, почему на рынке преобладает эгоистическое, движимое собственным интересом поведение, тогда как в пределах семьи - альтруистическое. Дело не в том, что фирмам альтруизм чужд. Просто на рынке он менее эффективен, чем эгоизм. Экономистами давно установлено, что денежные трансферты больше отвечают интересам получателей, чем выплаты в натуре. Поэтому и помощь альтруистически настроенных фирм окажется эффективнее, если она будет принимать форму денежных пожертвований, а не снижения цен на выпускаемую ими продукцию. Другими словами, даже альтруистические фирмы будут вести себя эгоистически (стремиться к максимизации прибыли), чтобы иметь больше возможностей для развертывания филантропической деятельности.

"Теорема об испорченкрм ребенке" подводит также к предположению, что, как ни странно, у альтруистов больще шансов на выживание в процессе естественного отбора. И не только потому что альтруистические семьи имеют в среднем больше детей. Кроме того, они склонны больше инвестировать в своих детей, что способствует их преуспеянию во взрослой жизни. Поэтому, полагает Беккер, в ходе развития человечества альтруизм должен был постепенно распространяться среди все большего числа семей.

" Эта теорема была сформулирована в статье: Becker G.S. А Theory of Social Interactions Journal of Political Economy. 1974. Vol. 82. N 6. P 1063-1093. (См. наст, изд., разд. 6.)

™ Конечно, альтруизм приводит к экономически эффективным результатам далеко не во всех ситуациях. Беккер подробно разбирает случаи, когда альтруизм оказывается неэффективен, а также рассматривает механизмы, которые могут служить его заменой.

Becker G.S. Altruism in Family and Selfishness in the Market Place Economica. 1981. Vol. 48. N1. P. 1-15.

Becker G.S. Altruism, Egoism and Genetic Fimess: Economics and Sociobiology Journal of Economic Literature. 1976. Vol. 14. N 3. P 817- 826.

В более поздних исследованиях Беккера преимущественное внимание уделяется уже не микро-, а макроэкономическим аспектам поведения семьи". В них он стремится преодолеть барьер, исторически сложившийся между экономической наукой и демографией после того, как несостоятельной была признана теория т. Мальтуса. Усилия Беккера направлены на разработку моделей экономического роста, где рост населения выступал бы в качестве эндогенной, а не экзогенной переменной, те. определялся бы решениями на уровне семьи. В них прослеживаются сложные взаимосвязи таких факторов, как темпы экономического роста, уровень рождаемости, старка процента, инвестиции в человеческий капитал, сбережения, альтруизм, социальное обеспечение и др. Это, несомненно", способствовало восстановлению авторитета теории экономического роста, во многом утраченного ею после всплеска исследовательской активности конца 1950-х - начала 1960-х гг"

Формирование предпочтений

Предпочтения индивидов формируются под действием многообразных культурных, социальных и экономических факторов. Они зависят от прошлого опыта человека, его ожиданий на будущее, характера его взаимодействий с окружающими, а также особенностей культуры, к которой он принадлежит Однако экономисты по давней традиции принимают структуру предпочтений рыночных агентов как данную, ограничиваясь обсуждением только ее формально-логических характеристик. Принято считать, что объяснять изменения во вкусах - дело не экономической науки, а других социальных дисциплин.

Беккер всегда выступал против этой методологической установки, предполагающей, что в рамках экономического анализа предпочтения должны рассматриваться как экзогенный фактор. Кульминацией его усилий можно считать книгу под красноречивым названием "Объяснение вкусов" (опубликована в 1996 г), где обсуждаются вопросы, на первый взгляд, весьма далекие от экономики; влияние привычек, традиций и культуры; феномен моды; давление социальной среды; особенности наркозависимого поведения и др. Сквозная тема анализа - формирование предпочтений человека в процессе его экономической, социальной и культурной деятельности. Интерес Беккера к этому кругу проблем восходит к его первой крупной работе "Экономика дискриминации" (где, напомним, им была постулирована особая "склонность к дискриминации"), и позднее он постоянно к ним возвращался. В этом смысле "Объяснение вкусов" можно рассматривать как своеобразное подведение итогов его научных поисков на протяжении нескольких десятилетий.

Свою главную задачу Беккер видит в том, чтобы показать, что экономическая теория способна объяснять, как протекает процесс формирования индивидуаль-

" Becker G.S. Family Economics and Macro Behavior American Economic Review. 1988. Vol. 76. N l.P. 1-13.

2" Lucas R.E. On the Mechanics of Economic Development Joumal of Monetary Economics. 1988. Vol. 22. N 1. P 3-42; Barro R., BeckerG.S. Fertility Choice in a Model of Economic Growth Economica. 1989. Vol. 57. N l.P 481-501.

" BeckerG.S. Accounting for Tastes. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1996.

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [ 108 ] [109] [110]