назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [ 22 ] [23] [24] [25] [26] [27]


22

их функциональная роль могут существенно различаться. Одно дело - научная терминология как инструмент в процессе получения нового знания, другое дело - язык как средство представить уже полученный результат. В первом случае язык выступает посредником между ученым и объектом познания, и на этой основе формируется онтологический фильтр, определяющий как исследователь «видит» свою предметную область. Во втором случае речь идет об отношениях между ученым и пользователем научного знания (в самой науке или вне ее) - тут действует риторический фильтр.

Онтологический фильтр фактически присутствует уже в куновской концепции научной парадигмы, поскольку она включает профессиональную терминологию и, главное, формирует общее представление о предметной области. Постмодернисты сместили акцент на форму выражения научных онтологии, прежде всего на их образный, метафорический характер.

Точность и однозначность высказываний - одно из общепризнанных требований к языку науки. Поэтому постмодернистский тезис о том, что научные тексты изобилуют метафорами, поначалу прозвучал как вызов. Только после взаимного уточнения позиций постановка этого вопроса обрела некоторую респектабельность. Стало ясно, что метафоры - стандартный прием языковой практики, и сам по себе факт его использования в научном тексте ничего не говорит о его научных достоинствах. В то же время некоторые виды метафор (несмотря на свою расплывчатость, а возможно, и благодаря ей) имеют важную познавательную функцию и в научный лексикон попали не случайно. Была предложена следующая типология научных метафор: - педагогические метафоры - они призваны прояснять сложные научные идеи для непосвященных, обычно путем создания соответствующих визуальных образов. При научном обосновании самих идей такие метафоры могут быть опущены без ущерба для аргументации. Такие метафоры сродни поэтическим: они изображают то, что хорошо

Klamer А. and Leonard Th. So whats an economic metaphor? Mirowski P. (ed.) Natural Images in Economic Thought. Cambridge: Cambridge University Press, 1994.



См.: McCIoskey D. If Youre So Smart: The narrative of Economic Expertise. Chicago: University of Chicago Press, 1990. Следует, впрочем, уточнить, что идея «человеческого капитала» в истории экономической мысли возникала неоднократно, в том числе в трудах таких авторитетных авторов, как Адам Смит и Фридрих Лист. Однако только во второй половине XX в. она оказалась востребованной и стала эвристической метафорой.

известно, но делают это непривычным образом (такова, например, роль метафоры паутины при объяснении процесса установления рыночного равновесия с помощью так называемой «паутинообразной модели»);

-эвристические метафоры - это образы, чаще всего аналогии, которые помогают ученому осмыслить интересующую его проблему. Примером тому может служить понятие «человеческого капитала», возникшее в результате применения стандартного экономического термина «капитал» к нестандартному объекту-зфовню образования и квалификации человека. Эта метафора была вызвана к жизни случайным разговором в американской глубинке, а впоследствии была развернута в целую исследовательскую программуб. в более широком смысле любая теоретическая модель, в том числе формализованная, будучи по своей природе аналогией, также является эвристической ме-тафорой;

-конститутивные метафоры - это целостные концептуальные схемы, с помощью которых человек постигает окружающий мир. Такие метафоры стоят у истоков целых научных школ и исследовательских программ, определяя общую направленность научной мысли. Именно на их основе формируются научные онтологии, или в нашем случае, онтологические фильтры. В свою очередь, эти корневые метафоры служат фоном, или контекстом при рождении эвристических метафор. Так, в истории экономической науки ключевую роль имело соперничество метафор «механизма» и «организма». Если А. Смит, Л. Вальрас, У. Джевонс, неоклассики XX в. мыслили экономику сквозь призму механических метафор, то К. Маркс, Г. Шмоллер,



ГЛАВА 3. ФВЛВСООВЛ В МЕЩВЛВГВВ ЭКВИВМВЧЕСКОЙ НАУН

Т. Веблен, А. Маршалл отдавали явное предпочтение метафоре организма.

Риторический фильтр. В современных работах по риторике в науке это явление понимается неоднозначно. В узком смысле слова риторика - это искусство формы, прежде всего мастерство владения словом, умение придать тексту адекватный литературный вид. В этом случае научная литература выступает как особый литературный жанр и оценивается в соответствии с литературно-художественными критериями. Примером здесь могут служить исследования В. Браун, посвященные языку А. Смита. Опираясь на идеи известного русского философа и филолога М.М. Бахтина, автор проанализировала два главных сочинения Смита, обратив внимание на их литературно-стилевую контрастность: диалогизму «Теории нравственных чувств» противостоит монологизм «Богатства народов».

Для риторического подхода в широком смысле слова язык - не самоцель. Это способ фиксации мыслей автора, которые и подлежат расшифровке. Предполагается, что научное знание эмпирически существует не иначе, как изложенное средствами языка, то есть как совокупность текстов, или дискурс. Соответственно, акцент ставится на отношении между носителем знания и его пользователем, в отличие от постпозитивистского акцента на отношении между субъектом и объектом познания. Именно этим различием обусловлено разграничение онтологического и риторического фильтров.

Хотя именно узкая трактовка риторики соответствует обыденному словоупотреблению, в постмодернистской литературе она является скорее исключением. Постмодернисты апеллируют к традициям античной риторики, не отделявшей себя «от знания истины вещей».

Интерес постмодернистов к научной риторике - это, прежде всего, интерес к тому, как ученые используют имеющуюся у них свободу самовыражения. Разу-

См., напр.: Brown V. Decanonizing discourses: Textual analysis and the history of economic thought Henderson W., Dudley-Evans T. and Backhouse R.(eds.). Economics and Language. L.: Routledge, 1993.

Гадамер Г.-Г. Риторика и герменевтика Гадамер Г.-Г. Актуальность прекрасного. М.: Искусство, 1991.

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [ 22 ] [23] [24] [25] [26] [27]