назад Оглавление вперед


[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [ 18 ] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27]


18

ШШ I тКШП i МЕТВЯОЛОГХ! ЗКВИОМИЧЕСКВЙ НАУКИ

нее. Неоднократные эмпирические исследования зафиксировали общую закономерность: когда законодатель не доверяет рядовому гражданину, заранее предполагая за ним склонность к неблаговидным действиям или неспособность к осознанию общественных интересов, родовые граждане имеют тенденцию подстраиваться под такое отношение со стороны властей и снижать свой уровень гражданской ответственности. Нечто подобное наблюдается и в академической среде: по данным обследований, студенты-экономисты устойчиво демонстрируют больший эгоизм и меньшую склонность к кооперации, чем студенты других специальностей. Судя по всему, эгоизм как норма в теории становится оправданием эгоизма как нормы жизни!

5.3. ценностные дстанооки и шбольшне теорнил

Особую роль ценностная компонента играет в концепциях, которые выше были названы «большими теориями», т. е. теориях, обобщающих масштабные и, как правило, уникальные исторические процессы. Предметная область «больших» теорий - экономика как целое и долгосрочные траектории ее эволюции. Их функция - интерпретация и оценка фактов и явлений, особенно новых, характеризующих долгосрочные тенденции развития экономической системы. В этом смысле «большие» теории - это не «чистая» наука. Это теория, привязанная к историческим реалиям. По выражению Джона Хикса, «экономическая наука находится на границе науки и на границе истории».

В социально-экономическом познании, в отличие от естественно-научного, существенное значение имеют единичные и даже уникальные явления и процессы. При изучении этих явлений стандартные методы анализа, опирающиеся на формально-логические обобщения, не подходят. На роль и специфику познания таких явлений обращали внимание экономисты разных на-

5 См., напр.: Frey B.S. А constitution for knaves crowds out civic

virtues The Economic Journal. 1997. № 107. July.

Hausman D. and McPherson M. Taking ethics seriously: Economics

and contemporary moral philosophy Journal of Economic

Literature. 1993. June. Vol. XXXI. P. 674.

5 Hicks J. Causality in Economics. Oxford: Blackwell, 1979.



I РАЗДЕЛ II. ИДВСОВСИЕ МРОИЕМЫ ПРЬМЫХ СОЦИДЯЫИЙХ I ГУМДНШРНЫХ mi

учных направлений. Так, лидер поздней исторической школы А. Шпитгоф ратовал за «гештальт-теории», методолог Б. Уорд - за «систематические истории», лидер неоавстрийской школы Ф. Хайек и традиционные институционалисты Ч. Уилбер и Р. Харрисон - за «структурные модели», эволюционисты Р. Нельсон и С. Уинтер - за «оценочные теории». В каждом случае речь шла об определенных схемах описания, способных фиксировать значимые признаки сложных социальных явлений (объектов) или процессов (ситуаций), т. е. об определенной типологической характеристике этих явлений и процессов. Фактически это были новые вариации на тему, впервые поднятую Максом Вебером.

Согласно М. Веберу, обществоведам приходится пользоваться особым видом научных понятий, которые он назвал «идеальными типами». Это понятия, которые специально конструируются исследователем на основе наблюдений изучаемого объекта и служат внутренне согласованной «интерпретативной схемой» для осмысления такого объекта в его конкретности.

«Большие» теории правомерно рассматривать в качестве специфического слоя знания, связанного с разработкой типологий социально-экономических систем и моделей типологически однородных экономических ситуаций. Такие концептуальные структуры способны интегрировать целые комплексы базовых экономических закономерностей, облегчая прикладные разработки по диагностике конкретных экономических систем и хозяйственных ситуаций, а также институциональному дизайну. Научная ценность типологий и моделей данного класса во многом зависит от способности исследователей выделить наиболее устойчивые и в то же время практически значимые признаки соответствующих объектов.

В этом свете заслуживают переосмысления наиболее известные из «больших» теорий прошлого - системы Смита, Рикардо и Маркса, или такие более локальные по объекту концепции, как теория крестьянского хозяйства А.В. Чаянова. Сила этих систем в том, что они

Подробнее о методологии М. Вебера см. в главе 2, посвященной философии социологии.



ти 3. UmBCBMi» МЕТВРАВГМЯ ЗКВМВММЧЕСКВЙ ШШ

давали целостную картину важных общественных процессоь и потому приобретали мировоззренческое значение, давали жизненные ориентиры целым нациям и общественным классам. Однако на определенном этапе такие теоретические системы стали ото?кдеств-ляться с экономической наукой как таковой, и в этом качестве были заслуженно подвергнуты критике. Историческая школа продемонстрировала ограниченность подобного представления: «смитианство» могло служить социально-политической доктриной для Англии, но оказалось непригодным в Германии.

Идеально-типическая «большая» теория может и должна быть объективной, но ее объективность относительна. Она предполагает объективный анализ фактов, организованных вокруг априорно прин5ггой гипотезы о структуре и логике развития социально-экономической системы - гипотезы, выбор которой неизбежно обусловлен ценностными установками и социальными интересами.

Предметная область «больших теорий» обычно распадается на множество частных процессов, многие из которых могут воспроизводиться в разных исторических контекстах, характеризоваться определенной устойчивостью признаков и обобщаться соответствующими частными теориями. Специфическая задача «большой теории» - осмыслить совокупное действие таких частных процессов, разграничить ведущие и сопутствующие тенденции, главные и второстепенные факторы развития экономики и общества в конкретных исторических условиях. Такая задача, как правило, не имеет единственного «объективного» решения.

Первым крупным мыслителем, который попытался осмыслить эту ситуацию, был, по-видимому, Карл Маркс. Он не только ограничил степень общности политико-экономических истин условиями отдельных общественно-экономических формаций, о чем шла речь выше (см. разд. 4.2.), но и настаивал, как известно, на классовом подходе в политической экономии. Это предполагало возможность различных интерпретаций одной и той же реальности, в зависимости от классовой заинтересованности в том или ином вероятном сценарии развития событий. Фактически речь шла об определенном принципе интеграции и интерпретации частных положений

[Старт] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [ 18 ] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27]